Гражданин мира

Фото: Derzsi Eleres Andor, википедия

"Постправда" - слово года

Фото: Derzsi Eleres Andor, википедия

Фото: Derzsi Eleres Andor, википедия

Оксфордские лексикографы назвали английское «слово 2016 года». Им стало «post-truth» — в переводе «Постправда». Это новое слово, которое характеризует пугающую тенденцию современного мира. Понятие «post-truth», отмечают составители, «обозначает обстоятельства, при которых объективные факты оказываются менее значительными для формирования общественного мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям».

Года и слова

По традиции «слово года» выбирает среди всех слов, включенных в него за минувший год, Oxford Dictionaries, лексикографическое подразделение Oxford University Press, издательского отдела Оксфордского университета. В этом году номинантами также были: «брекситер» (сторонник выхода Великобритании из ЕС), «коулрофобия» (боязнь клоунов), «чатбот» (программа, в которой пользователь говорит с компьютером, симулирующим разговор) и заимствованное из датского языка существительное «хюгге» (невероятная милота). В 2015 году Оксфордский словарь назвал словом года заимствованное из японского «эмодзи» — «небольшое цифровое изображение или иконка, которая используется в электронных средствах связи для выражения идеи или эмоции». В 2014 году редакция словаря остановила выбор на глаголе «вэйпить», что означает «вдыхать и выдыхать пар, производимый электронной сигаретой или похожим устройством». В 2013 году составители Оксфордского словаря выбрали словом года «селфи», которое определили как «фотография самого себя, как правило, сделанная при помощи смартфона или веб-камеры и размещенная в социальных сетях».

Почему «post-truth»?

Комментируя выбор слова года, лексикографы отметили, что сама концепция «post-truth» существует уже несколько десятилетий. Как сообщает сайт Оксфордского словаря, за последний год это слово перешло из разряда редкостей в число главных политических терминов современности, оно широко представлено в публикациях крупных СМИ, понятно широкой аудитории. Слово было впервые использовано в своем современном значении в 1992 в тексте сербско-американского драматурга Стива Тесича, который написал о конфликте в Персидском заливе. В 2004 году вышла книга Ральфа Кейеса «Эра постправды: обман и мошенничество в современном мире». Около десяти лет назад его робко стали использовать социальные психологи. Префикс «post» стали применять к слову truth («истина») не в простом хронологическом значении «после», а в смысле «за гранью правды», «безотносительно к истине». Таким образом, прилагательное «post-truth» описывает ситуацию, в которой истинное положение дел говорящего больше не интересует — правда для него и его слушателей стала понятием относительным. В этом году концепция постправды стала особенно популярной в публикациях СМИ после прошедшего этим летом референдума о выходе Британии из состава ЕС и сенсационной победы на президентских выборах США Дональда Трампа. И появилось словосочетание «политическая постправда» (post-truth politics), часто употребляемое в СМИ.

Тем хуже для фактов

Нельзя сказать, что человек на знает правду. Но факты для него играют только вспомогательную роль — если они противоречат его позиции, его эмоциям, его мировоззрению  — то тем хуже для фактов. Постправда подпитывает существующие убеждения людей. Речь идет не о банальном вранье. Факты не умерли — они сами по себе. Постправда — это постфактум. Если все факты указывают, что в эпоху глобализации у бывших работников закрывшихся заводов «ржавого пояса США» нет экономического будущего, что они являются неконкурентоспособными в глобальной экономике, что они лузеры глобализации… то почему вы хотели, чтобы они соглашались с этими фактами?

Для по-настоящему убежденных людей любой новый факт — это только инфоповод в очередной раз повторить кредо: что «Карфаген должен быть разрушен», «коммунизм — построен», «надо строить поселения», «Обама — не родился в Америке». Наши политические мнения неуязвимы для фактов, которые идут с ними вразрез. Чаще всего, мы сначала имеем мнение, а потом подводим обоснование. Если дезинформированным избирателям дать факты, позволяющие скорректировать их неверные представления, они… начинают еще отчаяннее цепляться за свои убеждения. Рост количества и качества известных фактов не превращает плохо информированных избирателей в хорошо осведомленных граждан. Об этом феномене я подробно писал в статье «Факты — ничего не значат». Кроме всего прочего, в эпоху постмодернизма, откровенная ложь тоже может прикрываться требованием свободы слова, разнообразия мнений, плюрализма. «Журналисту трудно иметь дело с откровенно лживыми аргументами: по профессиональной привычке он всегда склонен видеть две стороны проблемы, и ему трудно допустить, что крупная политическая фигура, объясняя свои намерения, просто-напросто лжет. Я слышал, что несколько журналистов очень рассердились, когда я в своей колонке пошутил: мол, если Буш скажет, что Земля — плоская, то аналитические статьи по этому вопросу будут называться: «Форма Земли: борьба мнений». Каждый из рассерженных журналистов решил, что я намекаю на него», — писал лет 10 назад нобелевский лауреат Пол Кругман в книге «Великая ложь».

Что такое постправда?

Перед британским референдумом кампания за то, чтобы остаться в ЕС, апеллировала к фактам и только фактам. Они остались неуслышанными. Принятое Британией решение – абсолютно эмоциональное. Вся кампания держалась на эмоциях. Никто серьезно не просчитывал последствия, хотя вся информация по этому поводу ежедневно публиковалась.

Сразу после объявления результатов, страна была в шоке. И до сих пор не может смириться с результатами собственного выбора. Причем паникуют не только те, кто голосовали против выхода из ЕС, но и те, что выбрали хлопнуть дверью. Они всего лишь хотели отправить протестную телеграмму бюрократам из Брюсселя. Они же не знали, что окажутся в большинстве. Британский избиратель по имени Адам, голосовавший за выход из ЕС, сказал в интервью BBC, что шокирован результатами собственного волеизъявления. «Я не думал, что мой голос имеет особое значение, думал, мы все равно останемся в ЕС, и отставка Кэмерона, честно говоря, меня просто убила».

Что такое постправда? Когда Илана Даян запрашивает Нетаниягу, посылая список конкретных вопросов о доказанных фактах, а Биби в ответ присылает длинную (на 6 минут) реакцию, полную брани и эмоций, то он не оспаривает факты, а идет поверх них, обращаясь к сердцам своих сторонников.

Владимир Путин. Фото: википедия

Владимир Путин. Фото: википедия

Когда Путин, комментируя сообщения о панамских счетах своих приближенных, не опровергает публикации, но сразу говорит об участии в расследовании «американских учреждений»…. «Везде торчат уши заказчиков, они торчат и даже не краснеют». Он апеллирует к анти-американизму путинского большинства поверх фактов. «Не существует объективной журналистики», — утверждают руководители пропагандистских сетей Путина Дмитрий Киселев и Маргарита Симонян, когда их просят объяснить редакционные принципы, которые позволяют ставить на одну ступень теории заговоров и исследования, основанные на фактологических данных. Когда Порошенко, в ответ на конкретные вопросы о своих панамских делишках, о том, почему он не выполнил предвыборного обещания и не продал «Рошен», сразу переключается на Россию, которая ведет против него полномасштабную войну, в том числе и информационную, он не оспаривает факты, которые налицо.

Постыдное удовольствие, которое многим своим почитателям давала предвыборная кампания Трампа – радость забрюшных эмоций, когда плевать на факты. Оппоненты подсчитали огромное количество неверных и откровенно лживых высказываний Трампа. Но сторонников Трампа — это не волновало. Они охотно позволяли себя обманывать. Даже на разоблаченное и очевидное вранье смотрели сквозь пальцы. Они выбирали Трампа не за правдивость его речей. А СМИ, которые распространяли ложь Тампа, сопровождая её хихиканьем или уточняющими комментариями,  выполняли роль «полезных идиотов», надувая рейтинг Трампу.

Виноват ли Facebook?

Помимо post-truth в шорт-листе Оксфордского словаря в этом году было такое слова, как alt-right (ультраконсервативная, реакционная идеология, приверженцы которой отвергают сложившиеся политические течения и используют онлайн-медиа для распространения провокационной информации). На Facebook распространяются фейки. Сообщениям в жанре fake news пользователи часто верят больше, чем информации солидных конвенциональных СМИ. Они вызывают у людей гораздо более высокую степень интереса, чем настоящие. Постправда эмоциональна и кликабельна. Один и тот же фейк может вирусно распространяться неоднократно. Или порождать новые фейки.

Социальные сети, которые стали основным источником новостей для многих американцев, доказали, что могут играть не только прогрессивную роль. Либералы, которые восхваляли до небес энергию и возможности новых медиа, теперь ругают их, на чём свет стоит. В адрес Facebook неоднократно сыпалась критика по поводу того, что компания никак не борется с выдуманными новостями. Согласно исследованию Buzzfeed, в последние три месяца президентской кампании в США фейковые новости оказались в Фейсбуке популярнее, чем настоящие, набрав 8,7 миллиона лайков, комментов и репостов. А 20 материалов от уважаемых изданий, таких как New York Times, Washington Post, Huffington Post, NBC News и других собрали 7,3 миллиона различного рода реакций пользователей. В список самых популярных фейковых статей, которыми пользователи Facebook делились в последние три месяца перед выборами, вошли материалы о том, что папа римский Франциск якобы поддержал кандидатуру Дональда Трампа, что WikiLeaks якобы подтвердила факт продажи оружия «Исламскому государству» и обнародовал переписку Хиллари Клинтон с его боевиками.

Цукерберг уже кается. Он признал, что его детище превратилось в мощное политическое оружие. Руководство Facebook осознает свою вину — роль, которую его социальная сеть сыграла в президентских выборах. По словам Цукерберга, борьба с фейковыми новостями — это сложная задача, как с технической, так и с философской точки зрения. Компания не планирует вводить цензуру, но изменит алгоритмы, не будет брать на себя роль арбитров истины, но облегчит отправку жалоб на фейковый контент, не станет затыкать рты, но введет предупреждения для читателей о сомнительности источника. В отличие от порнографии и призывов к насилию, Facebook не намерен «вычищать» дезинформацию — лживые политические фейки предполагается метить особыми предупредительными знаками. Но обвиняющие Facebook в победе Трампа утешают себя. Они говорят, что Facebook привёл Трампа к победе, потому что транслировал в ленту негативные фейки о Хиллари Клинтон и позитивные о Дональде Трампе. Но негативные фейки о Дональде Трампе тоже были. Значит вопрос не в самих фейках, а их распространении. Вопрос: почему люди с гораздо большей охотой транслировали фейки, работающие на победу Трампа? Ответ, как мне кажется, очевиден: кампания Трампа несла большую энергию, его сторонники были более энергичны, его позиция более вовлекала приверженцев, активизировала их. Если вы не способны внушать энергию, симпатию, оптимизм, вызывать симпатии и эмоциональную вовлеченность, если люди не готовы идти за вами как за лидерами… то губят вас не фейки, а факты вам не помогут.

Постправда и история

Постправда торжествует не только в отношении настоящего, но и когда речь идет об истории.  Министр культуры России Владимир Мединский назвал «кончеными мразями» людей, которые пытаются оспорить правдивость некоторых эпизодов российской истории, связанных со Второй мировой войной. Такое мнение он высказал после того, как президент России Владимир Путин в компании Нурсултана Назарбаева посмотрел в Казахстане фильм «28 панфиловцев». «Моё глубочайшее убеждение заключается в том, что даже, если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже, если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые. Само обсуждение этой темы, на мой взгляд, кощунственно».

«Их подвиг символичен и находится в той же череде подвигов, как 300 спартанцев», — заявил Мединский.

Поднялся скандал. Я не хочу рассматривать сам по себе случай «28 панфиловцев», о котором очень много написано и сказано. Попытаюсь отнестись только к словам министра. Что собственно сказал Мединский? Если переводить с министерского на русский, он заявил, что всякий, кто не согласен с ложью, причем, ложью давно опровергнутой, является мразью. Он сказал, что даже если это ложь, не соглашаться с ней нельзя, поскольку это «святая ложь». Он сказал: мы имеем право на ложь, поскольку выиграли войну, победили нацизм — а это святое дело.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Не буду спорить: победа над нацизмом — это действительно святое дело. И память об этой победе — действительно свята. Но зачем святое дело подпирать ложью?

И ещё я согласен с тем, что есть много настоящих мразей. Это те, кто пытаются приравнять борцов с гитлеризмом к нацистам. Это те, кто пытаются смешать в одну кучу освободителей Освенцима и создателей этого лагеря уничтожения. Это те, кто подвергают ревизии итоги Второй мировой войны. Это отрицатели Катастрофы европейского еврейства. Это те, кто героизируют нацистский палачей в странах Восточной Европы.

Но разве министр Мединский, провозглашающий неприкосновенность лжи, сакрализирующий ложь «даже, если бы эта история была выдумана от начала и до конца — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться», разве он является оппонентом этих мразей?! Нет. Он является их союзником.

Поскольку, если официальная позиция: «мы имеем право лгать», «всякий, кто против лжи, является негодяем», «ложь — это наше все», то о лучшей поддержке ревизионисты даже мечтать не могут. Они скажут: «Вы же сами видите… Они защищают ложь. Они сами утверждают, что это ложь».

Настаивая на необходимости лгать о величайшей битве в истории, министр культуры Российской Федерации дает оружие настоящим мразям и дезориентирует сторонников.

«Насаживая легенду о героях-панфиловцах подрастающему поколению, мы его дезориентируем. Вот пойдёт молодой человек на фильм «28 панфиловцев». Там видит сержанта Добробабина, который в картине является несомненным героем. Через некоторое время он узнает, что Добробабин выжил в этом бою, пошёл потом на службу к немцам и дважды работал полицейским. Узнав, что Добробабин, мягко говоря, не герой, молодой человек будет поражён и поставит под сомнение уже весь сюжет. Раз соврали про одного человека, значит, могут врать и про других. Тем самым будет нанесён действительно большой урон» — говорит историк Александр Дюков.

В результате Мединский, в своем рвении, дискредитирует то, что вроде бы защищает. Если кто-нибудь думает, что так в отношении исторических мифов происходит только в России — то ошибается. В России это происходит просто гораздо более грубо. В Израиле даже наша истеричная министр культуры пока не обзывает мразями археологов, которые говорят, что находки на местности не подтверждают библейскую версию Исхода из Египта…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x