Ваши права

Презумпция справедливости власти и право на шепот

свобода слова

«Сарочка, диалог еще возможен,  или ты таки окончательно права» — фраза из еврейского анекдота и всегдашняя мечта засидевшихся у власти. Раньше нам этот анекдот вспоминался только в связи с тоталитарными и авторитарными государствами. Сегодня он, к сожалению, все больше применим и к Израилю. Засидевшийся у власти премьер-министр делает все от него зависящее, чтоб превратить власть в монополию, а острую критику власти приравнять к уголовному преступлению или даже государственной измене.

Нетаниягу удерживает в своих руках портфель министра связи. И не готов его отдать. Во время переговоров с Сионистским лагерем он готов был вручить потенциальным коалиционным партнерам министерство иностранных дел, министерство экономики, даже министерство обороны. Но, когда у него попросили министерство связи он ответил:

— Я скорее уступлю пост премьер-министра.

«Ладно, мы ограничимся портфелем главы правительства», — пошутили переговорщики. Но это совсем не смешно.

Во время встречи с журналистами газеты «Гаарец» Нетаниягу 4 час распекал их за «отрыв от действительности» и критику в его адрес. При этом отвечать на интересующие израильских журналистов вопросы — глава правительства не считает нужным со дня выборов.

Сейчас Нетаниягу готовит новый закон «о защите тайны частной жизни»,  на корню подрубающий возможность журналистских расследований и вообще любых разоблачений недостойного поведения тех или иных лиц, включая государственных служащих и коммерсантов. Если этот закон пройдет, то не только журналист, записавший разговор с государственным деятелем или предпринимателем, но и любой блогер или пользователь социальных сетей, который записал разговор с нагрубившей ему представительницей социальных служб, может быть осужден как уголовный преступник. Для публикации любой записи понадобится согласие двух сторон. Понятно, что банк никогда не даст согласие на публикацию разговора, дискредитирующую его хамством служащей. Не даст такого согласия и торговая фирма, если разговор с её представителем сможет в потенциале ударить по репутации. Не даст такого согласия и политическая структура. Любой журналистский «слив» — станет невозможным. Властвующие от политики и капитала получат возможность хамить безнаказанно, не опасаясь диктофонов и видеокамер, встроенных в мобильники.  Многие журналистские расследования — станут просто невозможными.

свобода слова

Вероятно, идея запретить запись разговора без согласия обоих участников возникла в канцелярии премьер-министра в дни, когда Шула Закен обнародовала записи своих бесед с Эхудом Ольмертом. Скорее всего, не только Ольмерту подобные публикации могут принести непоправимый карьерный вред.

Наступление на свободу прессы идет по всем фронтам. Я не буду причислять все скандалы с 10 каналом, проектом общественного телевидения, бесплатной газетой, поддерживающей премьер-министра, которая разрушила израильский рынок печатной прессы.

«Свободная печать бывает хорошей или плохой, это верно. Но ещё более верно то, что несвободная печать бывает только плохой» — говорил Альбер Камю.

Идет наступление и на социальные сети. Я сам много раз писал и говорил о том, что кампания очернения социальных работников, которая была развязана в интернете (особенно на русском языке, при помощи некоторых депутатов), наносит огромный вред. Но вот министр социального обеспечения Хаим Кац решил защитить сотрудников своего ведомства, подав иск на 600,000 шекелей против трех блогеров, несколько лет ведущих войну против социальных работников в социальных сетях. Я понимаю обиду социальных служб. Но это очень опасный прецедент. Иски такого рода, подаваемые государственной организацией на государственные деньги — это действия по «затыканию ртов». При этом министерство ничем не рискует. В случае проигрыша судебные расходы оплатят налогоплательщики — то есть, в том числе те, против кого подаются иски.

Мы, конечно, можем утешать себя тем, что у наших френдов — блогеров России, Украины, Белоруссии, Айзербайджана, Казахстана — все значительно хуже. Вот в России уже Конституционный суд договорился до презумпции справедливости и добросовестности власти, запретив присутствие общественных наблюдателей и граждан при подсчёте голосов по итогам выборов в Госдуму. В Украине СБУ начинает расследование против школьных учителей за лайки в социальных сетях. С утешающими себя сравнениями можно далеко зайти. Но все-таки хочется сравнивать ситуацию с более передовыми странами…

Герой пьесы Эрдмана «Самоубийца» говорит: «Мы только ходим друг к другу в гости и говорим, что нам трудно жить. Потому что нам легче жить, если мы говорим, что нам трудно жить. Ради бога, не отнимайте у нас последнего средства к существованию, разрешите нам говорить, что нам трудно жить. Ну, хотя бы вот так, шепотом: «Нам трудно жить». Товарищи, я прошу вас от имени миллиона людей: дайте нам право на шепот. Вы за стройкою даже его не услышите. Уверяю вас. Мы всю жизнь свою шепотом проживем».

Социальные сети облегчили процесс. И ходить друг к другу в гости не надо. Заходи с любого места на свою страницу и жалуйся. Говорите, что нам трудно жить. Говорите, если вам легче от этого. И никто вам не запрещает. Есть у вас полное право на шепот. Полная свобода слова. Ну не совсем полная, поскольку жалобы ваши ни на что не повлияют, если не превратятся в хоровое возмущение, не перерастут из шепота в крик, не вырвутся за границы блогов и социальных сетей.

Трудно говорить о свободе слова, пока эти слова не услышаны и не влияют. Но в потенциале могут влиять. И власти воспринимают их как попытку подорвать презумпцию собственной справедливости.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x