Блогосфера

Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Церемония пиара Биби?

У меня украли самое дорогое. Мою веру в то, что несмотря на разногласия, мы все-таки один народ.  У меня были те единственные два дня, когда я знала – я часть чего- то великого. Я – часть еврейского народа. Эти два дня были день памяти жертв Холокоста и День памяти израильских солдат.

Мой папа обладает феноменальной памятью и очень любит рассказывать байки из своего прошлого. Многие из этих баек порадуют только ценителей черного юмора.

Одна из моих любимых: в начале семидесятых годов в Киеве собиралась комиссия, что- то в там по улучшению внешнего вида города. На повестке дня встал вопрос, какой парк разбить на территории Бабьего Яра. Территория там  проблемная, кроме Бабьего Яра, там была еще и Куреневская трагедия. Где не копни – то ли кости, то ли череп, то ли история.  И вот,  обсуждают, нервничают, встает один активный деятель (еврей по национальности) и предлагает построить по всей территории парк с  аттракционами.  Кафешек набросать, чтоб живенько так. Встает папин коллега, известный среди друзей своим  антисемитизмом, и выдвигает встречное предложение. А давай, говорит, прям в Бабьем Яру шашлычную откроем.  За главного поставим еврея, хоть бы и тебя.  А шашлык там будет из человечины. И далеко ходить не надо…

Папа рассказывал, после этого совещания, коллега – антисемит долго плевался, матерился и говорил, нет, ну вы видели гада, на костях своих же кафешки ставить…

Я всегда надеюсь, что мой папа что-то неправильно запомнил, или не так понял.

Точно так же я не могу поверить в то, что наш  самый главный еврей позволяет себе использовать одну из самых драгоценных для современных евреев церемоний – церемония зажигания факелов в память о погибших —  для пиара любимого себя.

 

«На этот раз, в отличие от Холокоста, мы вовремя распознали опасность». Я не могу, не хочу в это верить. Что это было сказано, на самом деле, а не просто очередной финт нашего СМИ.  Я от души посмеялась над выходкой министерши культуры, которая в прошлый раз «разгрызла орешек Холокоста» и затеяла церемонию с лаем собак и грохотом поездов.  А сейчас я не могу заставить себя смеяться. Никак.

Знаете, я чувствую себя обобранной. Не в финансовом смысле, там обобрали нас всех.  В моральном.

У меня украли самое дорогое. Мою веру в то, что несмотря на разногласия, мы все-таки один народ.  У меня были те единственные два дня, когда я знала – я часть чего- то великого. Я – часть еврейского народа. Эти два дня были день памяти жертв Холокоста и День памяти израильских солдат.

Мне казалось, что в такой день, как сегодня все наши распри отойдут на задний план. И мы снова станем одним еврейским народом (не считая шизиков из сети).

А вот нет. Становится только хуже. Нам добавили лагерей ненавистников.  Теперь кроме противостояния светских и религиозных,  у нас будут еще и наемные работники против «ацмаим» (малых бизнесов), и родители против учителей.

Тем временем наши политики сделали нам подарок ко дню памяти Холокоста.  Создали, наконец -таки единое правительство. Спасибо им за это, конечно. Нам будет очень удобно отмечать две даты сразу. День памяти погибших в Холокосте и день похорон израильской демократии.

Напоследок хочется сказать. Ребят, мы же переживали такое, что нашим политикам и не снилось. Мы – переживем и это. А вот они – под вопросом. Закончу цитатой из очень хорошей песни. Петь злобно и многообещающе:

…Нам досталось в этой пьесе очень маленькая роль

В ней всего четыре слова : мы прорвемся, бывший  король….

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x