Ваши права

Общая забастовка на время парализовала страну. Фото: Flash-90

Право на забастовку?

Всегда ли забастовки оправданы? "Забастовка не решает, кто прав, а кто нет. Она решает, у кого больше рычагов давления. С этой точки зрения никаким демократическим институтом она не является". Обсуждаем статью " Правительство, далекое от народа".

В своей статье “Правительство, далекое от народа?”, опубликованной в Релеванте от 11.07.2021,  Гиль Плоткин заявил: “Первые же экзамены в социальной сфере новое правительство провалило с треском”. Одним из оснований для этого безапелляционного утверждения был призыв (еще не решение!) Яира Голана из партии МЕРЕЦ ограничить право на забастовки для работников скорой помощи и пожарной службы. Из этого призыва Гиль Плоткин сделал вывод: “Голан ограничивает силу этих служб против почти неограниченной силы властей”.

Некоторые соображения по поводу забастовок, как базисного демократического права трудящихся отстаивать свои права:

-Даже яростные защитники забастовок признают, что бастовать можно далеко не всем, и предлагают достаточно широкий список тех, кому бастовать нельзя. В основном это службы, от которых зависит жизнь, здоровье и безопасность людей. Так вот. Базисными являются права, которые применимы ко всем трудящимся, иначе они уже не базисные. Те, кому бастовать нельзя, очень часто ущемлены гораздо больше тех, кому можно. Справедливо? Не думаю.

— Забастовка является одним из механизмов расслоения трудящихся на тех, у кого есть рычаги давления на работодателя, и тех, у кого их нет. У первых обычно и так есть очень неплохие условия работы — гораздо лучше, чем у вторых.

— От забастовки всегда страдает не столько работодатель, сколько совершенно не имеющее к ней отношение население. Скажете, частникам можно? Бастует громадная авиакомпания – десятки тысяч ни в чем не повинных людей теряют свой отпуск. Бастует большой частный завод – тысячи субподрядчиков могут просто разориться, ведь убытки им никто не компенсирует. Бастует частная больница – сотни больных останутся без лечения, а может даже без необходимой операции.

— Забастовка не решает, кто прав, а кто нет. Она решает, у кого больше рычагов давления. С этой точки зрения никаким демократическим институтом, на мой взгляд, она не является.

Какой выход? Только один. Есть суд по трудовым конфликтам. Обращение к нему должно быть максимально упрощено. Профсоюз должен помогать: консультацией, юридической помощью и представлением в суде. Только в профессиональном состязательном суде можно определить, объективны ли требования коллектива, или они зажрались и хотят еще больше, так как чувствуют свою силу поставить работодателя на колени.

Расскажу о своем личном опыте.

Я очень долго работал на Телраде (Telrad Networks). Основанный в далеком 1951 году, Телрад долгое время был флагманом зарождающегося израильского хайтека. В лучшие времена в нем работало до 3500 человек. Телрад на пару с Безеком был монополистом в области телефонной связи и устанавливал невообразимые цены, за счет которых очень неплохо жили несколько тысяч членов профсоюза. Пришли времена конкуренции, и цены упали. Выяснилось, что в области производства телеком оборудования Телрад неконкурентоспособен, и откровенно говоря, совершенно убыточнен. Причина очень прозаичная – на производстве работало 2000 человек, которые отстали, не хотели учиться и не соответствовали требованиям современной компании. Они вообще не хотели работать: я знал несколько таких мелких начальничков, которые прямым текстом говорили: я 15 (20) лет тут отработал, теперь вы работайте. И при этом получали какие-то невообразимые по тем временам зарплаты, выбитые для них профсоюзами. Потому что на беду Телрада в нем был сильнейший профсоюз. Людей нельзя было уволить, потому что по коллективному договору такое увольнение должен утвердить профсоюзный лидер, который, естественно, ни одно такое увольнение не утверждал – он же не самоубийца, да и сам такой же бездельник.

Было принято решение закрыть производство и перевести его в Малайзию, и оставить только R&D — сектор разработок, который был вполне способен выжить в условиях конкуренции (Из-за отсутствия там профсоюза. Если бы он там был, то убил бы и R&D тоже).

Профсоюз вместе с рабочими начал бороться всеми доступными им способами, которых израильский закон предоставляет в избытке. Они не просто бастовали, т.е. не работали. Они блокировали работу всех вокруг – даже других компаний, которые снимали на Телраде помещения. Они жгли по периметру завода шины, они бегали по всем помещениям с дикими криками “мы тоже хотим есть”, кидались на всех, выключали электропитание, сбрасывали на пол и ломали дорогущее оборудование — сетевые серверы, компьютеры, принтеры, картины со стен. Громадная компания была парализована. Полиция дежурила, но не вмешивалась – главное, чтобы не было драк. Тогда R&D срочно перевели в Рош-Аин. Бастующие приезжали и туда, и блокировали вход в здание.

Параллельно шли переговоры с профсоюзами. Кто сталкивался — знает, гистадрутовский коллективный договор практически не дает работодателю возможности уволить нерадивого или ненужного работника.

Процесс продолжался почти год. Все закончилось тем, что производство все-таки закрыли, а около 2000 рабочих – уволили с умопомрачительными компенсациями: каждый получил около 250% надбавки за проработанный год в перерасчете на последнюю самую высокую зарплату — в среднем около миллиона шекелей + пенсия мукдемет (в 2005 году это были сумасшедшие деньги), плюс бесплатные курсы и другие “плюшки”. С какими компенсациями ушли профсоюзные боссы – знают только бухгалтерия и они сами.

Телрад, чтобы выплатить эти умопомрачительные суммы и рассчитаться, набрал такие кредиты и остался в таких долгах, что надолго выпал из обоймы успешных компаний и расплачивался еще около 15 лет.

Вывод: свобода и права человека заканчиваются там, где они начинают ущемлять свободу и права других людей. Слишком либеральное право на забастовки – именно такой случай.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x