Арт-политика

Амос Гитай. Фото: википедия

Венецианский праздник вопреки

Для фестивальных показов в Венеции построили два новых кинотеатра под открытым небом, в крытых залах зрители смотрят фильмы в защитных масках, каждое второе кресло свободно, антисептики закуплены в промышленных масштабах. Всё чётко и последовательно.

В Венеции стартовал 77-й международный кинофестиваль. Дирекция Биеннале пошла ва-банк и с самого начала решила не переводить событие в формат онлайн. В итоге за происходящим с интересом наблюдают даже те, кто раньше был далёк от мира кино. 

Что происходит?

В официальную программу включены 62 фильма из 50 стран. Традиционно во главе угла две номинации: основная, в рамках которой  на «Золотого льва» — главную награду фестиваля — претендуют 18 картин, и «Новые горизонты» — здесь собраны 19 работ, представляющих новые тенденции в развитии кинематографа.

Жюри основной программы в этом году возглавит голливудская актриса австралийского происхождения Кейт Бланшетт, а жюри “Новых горизонтов” — французская кинорежиссёр и сценаристка Клер Дени.

Если в прошлом году фестиваль в хорошем смысле «кишел» голливудскими знаменитостями (напомню, главный приз достался «Джокеру» Тодда Филлипса), то в этом — всё гораздо скромнее. Для меня лично самым большим разочарованием стало отсутствие в программе долгожданного «Французского диспетчера» Уэса Андерсона. Его называли среди главных фаворитов, но, как и многим, Уэсу в итоге пришлось отказаться от поездки в Венецию. 

В итоге организаторы сделали ставку на проверенных десятилетиями корифеев и новые имена и страны. Среди первых примечательны, конечно, двое: российский мэтр Андрей Кончаловский с драмой «Дорогие товарищи!», посвященной трагическому новочеркасскому расстрелу 1962 года, и израильтянин Амос Гитай с историей «Ночь в Хайфе», в которой переплетены судьбы пяти еврейских и арабских женщин, встретившихся в ночном клубе Хайфы. Среди «новых» обращают на себя внимание иранский номинант «Оскара» Маджид Маджиди с «Детьми солнца», боснийская лауреатка «Золотого медведя» Ясмила Жбанич с «Камо грядеши, Аида?», польская фаворитка фестивалей Малгожата Шумовская с драмой «Снег больше не пойдет» и эпатажный венгр Корнел Мундруцо с фильмом «Части женщины». А ещё, где-то посредине — американская китаянка Хлоя Чжао со «Страной кочевников», где главную роль сыграла Фрэнсис Макдорманд, и культовый японец Киёси Куросава (с Акирой они не более чем однофамильцы, поэтому реноме в кинематографе Киёси выстраивал самостоятельно) с «Женой шпиона».

Почётные «Золотые львы»  за вклад в развитие кинематографа достанутся британской актрисе Тильде Суинтон и представительнице новой волны гонконгского кино Энн Хуэй. 

Почему происходящее важно?

С начала мировой пандемии — это первый фестиваль среди фестивалей элитного эшелона, который заявил оффлайн своей принципиальной позицией. Не потому, что так проще, или уже проданы билеты. Это осознанный шаг, с пониманием рисков и серьёзными вложениями. С традиционной красной дорожкой, блистательными фотосессиями и торжественным награждением Победителей. Для фестивальных показов построили два новых кинотеатра под открытым небом, в крытых залах зрители смотрят фильмы в защитных масках, каждое второе кресло свободно, антисептики закуплены в промышленных масштабах. Всё чётко и последовательно. И это выгодно отличает мероприятие, например, от Хайфского фестиваля, организаторов которого менее чем за месяц до предполагаемой даты открытия всё ещё раскачивает из стороны в сторону

Если у венецианцев получится избежать убытков и массовых заражений — их практика разойдется по всему миру. Если нет, следующий оффлайн такого масштаба увидим ещё не скоро.

Почему важно, что там Амос Гитай?

Присутствие «Ночи в Хайфе» в основной программе фестиваля показывает, что усилиями отдельных героев Израиль всё ещё удерживается в мировом культурном контексте. И, как обычно, «не благодаря, а вопреки». На фоне обращения Майи Даган, в котором актриса обвинила правительство в отсутствии ощутимой поддержки сферы культуры. На фоне развёрнутой под шумок «короны» кампании против сатирического сериала «Евреи идут», на фоне десятков замороженных проектов и актёров, переквалифицирующихся в уборщики.

Для самого Амоса Венеция — место силы. Здесь были представлены семнадцать из более чем пятидесяти его фильмов (десять — в основной программе). Но заветный «Золотой лев» — так и не покорился. Надеемся, что пока.

Автор — основатель Fb-сообщества «Израильское кино«

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x