Гражданин мира

Фото: kremlin.ru

Праздник обнуления

Решение о параде было первым, которое Путин принял, когда стало понятно, что проевшее за два месяца все свои запасы население держать в карантине больше нельзя. Ну, а чтобы уж совсем все было хорошо, он сразу объявил 24 июня нерабочим днем с сохранением за работниками заработной платы. Понятное дело, за счет работодателей. А потому что как иначе создать у людей ощущение праздника?

За последние сутки в России по официальным данным количество зараженных вирусом Covid-19 увеличилось на 8984, количество умерших – на 134. Всего вирусом заражены 467 673 человека, умерли – 5 859. Учитывая разнообразные манипуляции со статистикой, особенно поступающей из регионов, назвать точную цифру заболевших и умерших россиян пока невозможно, но по определенным признакам можно понять, что дело обстоит, мягко говоря, не совсем так, как рассказывают федеральные СМИ.

Так, например, согласно данным комитета по делам записи актов гражданского состояния, в Санкт-Петербурге смертность в мае увеличилось на 32% (1552 человек) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 6 427 человек, тогда как официальное число умерших от коронавируса в городе за май – 171 человек. Если такова ситуация в северной столице, можно представить, каково расхождение между официальной и реальной статистикой в регионах. Сегодня Россия занимает третью строчку в мире по количеству заболевших COVID-19 после США и Бразилии, и ни о каком плато, похоже, говорить пока не приходится. Но если вы думаете, что все вышесказанное свидетельствует о высоком уровне заболеваемости, то вы заблуждаетесь. Коронавирус в России побежден. Об этом объявил президент Владимир Путин, а уж он-то знает, что говорит.

Он уже назначил и празднование Дня Победы над коронавирусом – 24 июня. Именно в этот день на Красной площади пройдет парад, посвященный Победе. Победе в войне с немецко-фашистскими захватчиками и с коронавирусом. Широкое празднование 75-летия победы, к которому Владимир Путин готовился весь последний год, из-за пандемии накрылось медным тазом, и это стало личной драмой для российского лидера. Уже даже президент Молдавии Игорь Додон дал согласие приехать, ну и несколько других столь же важных гостей, и тут – на тебе. Украли праздник! Два с лишним месяца, сидя у себя в бункере и пытаясь сложить из четырех ледяных букв слово «ВЕЧНОСТЬ», Путин думал о судьбах России и страшно переживал: как же Россия без Дня Победы, а День Победы – без парада? Без парада совсем никак нельзя. Поэтому решение о параде было первым, которое он принял, когда стало понятно, что проевшее за два месяца все свои запасы население держать в карантине больше нельзя. Ну, а чтобы уж совсем все было хорошо, он сразу объявил 24 июня нерабочим днем с сохранением за работниками заработной платы. Понятное дело, за счет работодателей. А потому что как иначе создать у людей ощущение праздника?

Президент, правда, не объяснил, как участники парада будут соблюдать социальную дистанцию и требования по ношению масок (и будут ли на них наложены утвержденные московским мэром штрафы за нарушение самоизоляции), но министр обороны Шойгу вдогонку торопливо пояснил, что к параду будут допущены лишь те военнослужащие, у которых выработались антитела к коронавирусу (господи, лучше бы уж молчал). При этом никто не сказал, как будут защищены те, ради кого, якобы, и проводится парад – ветераны, входящие в главную группу риска. Но это уже детали, главное – зрители заинтригованы и с воодушевлением ожидают зрелища. Вот только региональные власти, на которых в период пандемии внезапно свалился федерализм и вытекающие из него полномочия (потому что кое-кто сбежал от всех проблем в бункер), неожиданно осознали, что совсем не хотят отвечать за рост числа заболевших, и начали друг за другом отказываться от проведения парадов местного значения. Первым, как ни странно, выступил московский мэр в том смысле, что как-то это все не вовремя, но ему быстро указали его место, а вот демарш губернаторов Прикамья, Белгородской, Орловской и Томской областей оказался более успешен. И вот тут уж мы можем сказать со всей определенностью: неладно что-то в датском королевстве, если российские власти отказываются от главного своего развлечения – парада.

Но парад – это так, любовная прелюдия. Главное действо должно состояться после него, на волне вызванного парадом всеобщего духовного подъема (так, видимо, представляет себе это президент) – голосование по внесению поправок в Конституцию.

И при выборе этой судьбоносной даты он явно руководствовался ленинским принципом «вчера было рано, завтра будет поздно». Назначать голосование, которое должно закрепить его бессрочное нахождение у власти, в самый разгар пандемии означало бы полностью его провалить, поскольку ядерный электорат Путина практически совпадает с основной группой риска, запертой в своих домах на так называемую самоизоляцию. Но тянуть с голосованием до осени тоже никак нельзя, поскольку экономика трещит по швам, скрепы расходятся прямо на глазах. Даже те, кто совершенно не разбирается в экономических материях, хорошо ориентируются в содержании собственного кошелька и собственного холодильника. Безработица трагически растет, малый и средний бизнес находится на грани полного вымирания, обещанная президентом помощь до него так и не дошла, осевши по пути в чьих-то более крупных карманах, население уже начинает переходить на подножный корм. Все это наглядно отражается на рейтингах. По данным «Левада-центра», только 44% россиян сегодня готовы проголосовать за поправки в Конституцию, а последний рейтинг о доверии президенту показал, что за месяц оно снизилось на 3% и сейчас составляет 25% – именно столько опрошенных россиян, отвечая на открытый вопрос «Назовите 5-6 политиков, которым вы больше всего доверяете?», назвали Владимира Путина. Если ждать до конца пандемии, то можно растерять и эти проценты, и в Кремле это очень хорошо понимают. Поэтому Путин счел самой подходящей для голосования датой 1 июля (и да, кстати, – этот день тоже объявлен нерабочим).

Но, чтобы не терять запал, начнется голосование уже 25 июня, прямо на следующий же день после парада, и будет идти всю неделю, вплоть до 1 июля, которое Путин назвал «отдельной вехой в жизни страны». Причем президент особо подчеркнул, что на организации голосования экономить не будут, что, безусловно, утешило население. Центризбирком сделал все для того, чтобы не допустить контроля за голосованием и обеспечить себе максимальную возможность для фальсификации. И, судя по масштабу всех этих манипуляций, шансов получить нужный результат честным способом у Путина практически нет. Более двухсот поправок будут приняты единым пакетом, а процедура выборов такова, что гражданам уже достаточно будет просто кивнуть головой, сидя у телевизора, и их мнение будет засчитано. Проголосовать можно будет чуть ли не в каждой подворотне, данные паспорта никто записывать не будет, а при желании любой может щелчком пальцев вызвать на дом избирательную комиссию. Агитация против поправок запрещена, агитация «за» называется «информированием» (кстати, на официальном сайте для голосования по поправкам, где кратко объясняется их суть, главный пункт про обнуление президентского срока, ради которого, собственно, все и затевалось, застенчиво не упомянут).

Центризбирком уверяет, что все делается для того, чтобы снизить угрозу заражения. По словам главы ЦИКа Эллы Памфиловой, процесс голосования будет «безопаснее, чем поход в магазин». Вот как в ее представлении будет выглядеть надомное голосование: член комиссии в халате дезинфицирует ручку двери, звонок, ставит около двери ящик для голосования, на ручку двери вешает пакет, в котором лежат бюллетень, квиток с паспортными данными, в котором избиратель должен расписаться, маска, перчатки, антисептическая салфетка и буклет с разъяснениями… Вы представляете себе эту картину? «Когда члены комиссии позвонили (в звонок), отошли на расстояние два метра, человек открывает дверь, не выходит, с порога на расстоянии двух метров показывает паспорт… забирает пакетик и уходит к себе… Открывает пакет, надевает маску, перчатки, обрабатывает руки дезинфицирующим средством… голосует, как он считает важным, расписывается в этом заявлении, в этом квиточке, не снимая маску и перчатки, открывает дверь… опускает бюллетень в ящик для голосования, сбоку на ящике для голосования открытый карман, куда он кладет этот квиточек с росписью, что он его получил». Ну, правда же – это прекрасно?

А если избиратель перепутает последовательность действий? Если он откроет пакет раньше, чем наденет маску и перчатки? Если он начихает на бюллетень или вместо него проголосует сидящий у него в гостях сосед-алкоголик? А если он не распишется в квиточке? Если члены комиссии близоруки? К чему вообще весь этот балаган, если Госдума уже давно приняла поправки, регионы их одобрили, а Конституционный суд подтвердил, что этого достаточно? Но Путину страсть как хочется народного одобрения, в его представлении это придаст его пожизненному нахождению у власти большую легитимность. Однако, к несчастью своему, он не замечает, что народ, одобрения которого он так страстно желает, уже в открытую ржет над всем этим конституционным идиотизмом, над этим президентом, просидевшим больше двух месяцев в бункере и выныривающим раз в неделю, чтобы поговорить с десятком говорящих голов на экране, над этим парадом, который он считает апогеем собственной победы, над этим нелепым «обнулением». А если власть становится смешна, это первый признак приближения ее конца.

Кремлевские политтехнологи, как водится, подготовили для властей соответствующую методичку с рекомендациями о том, как лучше мобилизовать подведомственное население на выборы и объяснить «в свете опыта пандемии», зачем ему в разгар этой самой пандемии, рискуя здоровьем, идти на избирательный участок. Из методички пытливый читатель узнает, что, оказывается, «снятие угрозы эпидемии произошло во многом благодаря успешной мобилизации системы управления», а также тому, что «президент в ручном режиме принимал важнейшие решения по поддержке граждан, защите трудящихся, обеспечения готовности здравоохранения, постоянно держа руку на пульсе». На чьем конкретно пульсе держал он руку, не уточняется. Зато мастера политпиара предлагают позиционировать победу над вирусом, как «еще одну победу народа, наряду с победами прошлого» (здесь, наверное, должно было быть про битву на Калке и победу над псами-рыцарями, как любит Владимир Путин, но, видимо, художники политического слова решили оставить эти исторические ассоциации для его следующих речей). «Голосование теперь — это не просто грандиозное историческое событие, это символ возвращения к нормальной жизни, перезапуска и нового старта общественной жизни, признак того, что мы всей страной вышли из карантина и движемся дальше. Это праздник победы над эпидемией, в котором должен принять участие каждый», — говорится в методичке. И, хочется добавить, праздник обнуления.

Знаете как поправка об обнулении звучит в новом тексте Конституции? Следите за руками: «Положение части 3 статьи 81 Конституции Российской Федерации, ограничивающее число сроков, в течение которых одно и то же лицо может занимать должность Президента Российской Федерации, применяется к лицу, занимавшему и (или) занимающему должность Президента Российской Федерации, без учета числа сроков, в течение которых оно занимало и (или) занимает эту должность на момент вступления в силу поправки к Конституции Российской Федерации, вносящей соответствующее ограничение, и не исключает для него возможность занимать должность Президента Российской Федерации в течение сроков, допустимых указанным положением». Итак, под каким наперстком шарик? Не угадали.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x