Блогосфера

Принудительное кормление - пытка

Фото: Нарине Маликиян

Михаил Ривкин. Фото: Нарине Меликян

Перед самым уходом 120 израильских парламентариев на долгие летние каникулы они посвятили несколько часов обсуждению одного из самых спорных законопроектов в израильской истории: законопроекта о принудительном кормлении, касающемся растущего числа палестинских заключенных, объявляющих голодовку.

Отношение к законопроекту сильно разнится. Некоторые представители правых кругов утверждают, что голодающие подобны террористам-самоубийцам. И они правы в том смысле, что новый закон равносилен взрыву в пространстве хрупкой израильской демократии. Как ни странно, но некоторые  на правом фланге не согласны с законопроектом. «Пусть помирают», — говорят они. Левые утверждают, что принудительное кормление аморально и незаконно, а мотивы его – чисто политические. Другие попросту заявляют, что страна, запрещающая насильственное кормление гусей, не может применять подобную процедуру к людям.

Израильский медицинский истеблишмент, часто столь же разделенный, как и политический, выражает почти единодушное осуждение. «Это просто безумие, — говорит проф. Авиноам Рехеш, в прошлом председатель комиссии по этике Израильской медицинской ассоциации. – Государство не может переложить свою политическую проблему на медицинское сообщество».

В Израиле есть человек, для которого принудительное кормление – не политический или философский вопрос. Для Михаила Ривкина, (61) члена правления организации «Наше наследие – Демократическая Хартия», приехавшего в Израиль в 1989 году, это — глава его трудной истории политзаключенного в советских лагерях с 1982 по 1987 годы. Он подвергался принудительному кормлению пять раз, и это для него все еще травма и сейчас, когда мы беседуем в уютном тель-авивском кафе. Ривкин, консервативный раввин, — не единственный в Израиле бывший советский заключенный, испытавший эту форму пытки, как определяют принудительное кормление некоторые международные конвенции.

Однако этот «вечный диссидент» и убежденный «левый» — среди склоняющейся вправо русскоязычной общины – единственный, кто с готовностью высказывается на эту тему. «Не делайте этого, — убеждает он израильских законодателей в эксклюзивном интервью сайту i24news. Принудительное кормление во многом подобно изнасилованию – здесь тоже посягают на автономное человеческое тело. Те, кого заботит имидж Израиля, не должны допустить попадания нашей страны в клуб диктатур, использующих принудительное кормление в качестве политического инструмента. Я понимаю тех, кто продвигает этот законопроект в надежде, что он послужит средством устрашения. Но они должны иметь в виду, что могут получить обратный эффект: массовые голодные забастовки заключенных, знающих, что им не дадут умереть. С какой бы стороны на это не смотреть – это мерзость и ужасная ошибка.

Резиновая трубка в носу

Принудительное кормление – один из тяжелейших опытов многолетнего пребывания в советской тюрьме. Все началось с того, что Ривкин, работавший научным сотрудником в Академии наук в Москве, присоединился к группе левых интеллектуалов, получившей позже название «Молодые социалисты». Целью их было подготовить почву для новой политической системы, и с этой целью они создали документ, озаглавленный «Варианты» — сборник аналитических статей общим объемом в 100 машинописных страниц, отпечатанный в пяти экземплярах. Среди заинтересованных читателей оказались сотрудники КГБ. Ривкин был арестован, предстал перед судом и был приговорен к семи годам заключения и еще пяти – ссылки. Его освободили через пять лет благодаря Андрею Сахарову, легендарному правозащитнику, который потребовал этого от тогдашнего президента Михаила Горбачева.

Ривкин впервые объявил голодовку еще во время предварительного заключения, в ожидании постоянно откладываемого процесса. На третий день в его камеру вошел полковник КГБ и сказал: «Вы думаете, мы будем дожидаться, пока вы всерьез заболеете? Этого не будет. Мы используем принудительное кормление через нос, и поверьте, вам это не понравится». Полковник оказался прав. На следующий день в камеру ввалились несколько охранников и человек в белом халате, они привязали Ривкина к кровати и вставили в нос резиновую трубку. Боль была невыносимой; когда они ушли, все вокруг было в крови. Принудительное кормление через нос было незаконным и в СССР, но только не в следственном изоляторе КГБ.

Четыре других цикла принудительного кормления – в тюрьме Чистополя, республика Татария – были немного легче. За чашкой какао Ривкин наглядно описывает процедуру: рот с силой раскрывают, между зубов вставляется специальное устройство, чтобы не дать им сомкнуться, и вводится трубка – как можно глубже. Ривкин тогда содержался в карцере, там не было ни кровати, чтобы прилечь, ни одежды, чтобы защититься от невыносимого холода.

Много позже его врач признался, что, как ему казалось, к пище, вводившейся через эту ужасную трубку, было подмешано какое-то неидентифицируемое вещество. Но хуже всего было унижение. «В первый раз я по-настоящему сопротивлялся, отчаянно пытался сомкнуть челюсти, чуть не сломав зубы. Когда они приходили во второй и третий раз, сопротивление было скорее символическим. Ты знаешь, что этого не избежать. И уже начинаешь ждать тепла, которое распространяется по твоему телу. Вот так оно происходит, — добавляет он с грустью. – В ходе голодовки ты используешь собственное тело как оружие. А они его у тебя отбирают».

Описав физические и психологические стадии голодовки, Ривкин возвращается к теме бессмысленности принудительного кормления. «Скажут, я знаю, что здесь все проходит совсем по-другому, под тщательным контролем. Но результаты часто оказываются непредсказуемыми, — предупреждает он. – Я знал одного диссидента-эстонца, объявившего голодовку. Его должны были перевезти в другую тюрьму. Для уверенности, что он переживет путешествие, ему дали двойную порцию – «на дорожку». Его желудок буквально взорвался. Каждый человеческий организм – особенный, и при любых предосторожностях нельзя предусмотреть всего. Первый же случай принудительного кормления согласно новому закону покроет Израиль несмываемым позором».

Лили Галили – колумнист, анализирующий проблемы израильского общества, специалист в области иммиграции из бывшего СССР. Она соавтор книги «Миллион, изменивший Ближний Восток».

Оригинал публикации на сайте i24news

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x