Общество

Спор у закрытой синагоги. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Государство в государстве

Фактическое признание за "государством харедим" права на существование, трудное дело урегулирования его отношений со светским государством – это вопрос, к серьезному решению которого не приблизилось еще ни одно из израильских правительств. Разница ритмов жизни, стремлений и целей двух различных частей одного общественного организма может привести к трагическим последствиям.

Разразившаяся пандемия коронавируса еще более обнажила различия между израильскими светским и ультроортодоксальным секторами. Например, уже после того, как правительство по рекомендации минздрава распорядилось прекратить все учебные занятия в связи с распространением коронавируса, десятки тысяч учащихся религиозных школ и йешив продолжали заниматься в обычном режиме. Несмотря на строгий запрет на собрания более 10 человек, в многочисленных йешивах продолжались занятия, а в синагогах продолжали молиться, при том, что число учащихся(молящихся) значительно превышало разрешенное количество. Это привело к тому, что ультроортодоксальный сектор и, в частности, город харедим Бней-Брак оказались на первом месте по количеству больных на 100 тысяч населения. В ответ на требование минздрава о прекращении занятий, лидер литовского направления рав Каневский заявил, что остановить изучение Торы страшнее эпидемии. При такой пропасти между ценностями светских и ультрарелигиозных израильтян сомнительно, что у Израиля есть нормальное будущее. Ведь эта пропасть будет только расширяться.

Духовный облик, образ жизни и нормы поведения ультраортодоксов мало изменились за последние столетия, что ведет к противостоянию ультрарелигиозного сектора светскому израильскому государству. Сосуществование в одном государстве светского сектора, являющегося частью современного западноевропейского мира, и сектора харедим, который застрял в средневековье, представляет серьезную проблему. Как бы это ни казалось странным (ведь речь идет о еврейском государстве), но с ультрарелигиозным сектором израильского общества происходит, с небольшим отличием, то же, что происходило с евреями диаспоры во все времена и во всех странах. Их взаимоотношения с израильским государством во многом повторяют взаимоотношения евреев диаспоры с государствами, в которых они жили, в частности, с государствами античного мира, как это описывает известный исследователь античного мира и Древней Греции профессор Соломон Лурье(1890-1964) в своей книге “Антисемитизм в древнем мире”.

Главные выводы, сделанные Соломоном Лурье в этой книге, можно сформулировать следующим образом. Постоянной причиной, вызывавшей антисемитизм, была  та особенность еврейского народа, вследствие  которой он, будучи разбросанным по  всему  миру, не имея ни своей территории, ни своего языка, принимая живейшее участие в жизни новой родины и отнюдь ни от кого не обособляясь, тем не менее, оставался чем-то вроде государства внутри государства. У евреев диаспоры, как отмечает Лурье, было “своеобразное отношение к местному закону и государственности”. Это отношение явилось результатом “двойного подданства” евреев, необходимости соблюдать часто взаимно противоречащие моральные требования еврейского и местного закона. Евреи всегда старались по возможности жить так, чтобы иметь собственное общинное устройство и жить по своим законам. Там, где это не удавалось юридически, так было фактически, так как “государственный принудительный аппарат не в состоянии был сделать брешь в прекрасно закаленной психологии евреев”.

Актуальность книги Лурье и его выводы не потеряли свое значение и в наши дни, так как помогают понять явления, происходящие в современном израильском обществе. Израильские харедим также, как и евреи диаспоры, представляют собой в некоторой мере государство в государстве. Также как и евреи диаспоры, израильские харедим имеют как бы “двойное подданство”.  И также, как евреи диаспоры, ультраортодоксы  своеобразно относятся к израильским законам и к израильской государственности. Для израильских харедим соблюдение заповедей и законов Торы есть требование нравственного долга, тогда как соблюдение государственных законов вызвано только, как и для евреев диаспоры, прагматическими соображениями  и потребностями общежития.

Ультраортодоксы используют слабость израильской политической системы и противоречия между сионистскими светскими партиями. Этими же принципами, согласно описанию профессора Лурье, руководствовались и евреи диаспоры. Для харедим указания рава и его авторитет стоят выше решений и авторитета таких государственных учреждений, как Кнессет и Верховный суд. Как и евреи диаспоры, харедим стараются по возможности устраиваться так, чтобы иметь собственное общинное устройство, жить по своим законам, иметь свою систему образования. А где это не удается юридически, это имеет место фактически, так как и израильский “государственный принудительный аппарат не в состоянии сделать брешь в прекрасно закаленной” психологии ортодоксов, которая мало чем отличается от психологии евреев диаспоры. Поэтому, значительную часть израильского религиозного сектора можно рассматривать как самостоятельный государственный организм внутри израильского государства.            

Подобно тому, как это происходило в диаспоре, в современном Израиле к особенностям ультрарелигиозного сектора многие светские граждане не могут относиться равнодушно. Эти особенности вызывают у них недоверие.  Если светские израильтяне часто не могут игнорировать особенности образа жизни  харедим, то и харедим относятся к светским далеко не всегда дружелюбно, а иногда даже они испытывают к светским израильтянам те же чувства, что испытывали евреи диаспоры к неевреям-гоям. Среди ультраортодоксов есть группы, утверждающие о недопустимости еврейского государства на Земле Израиля до прихода Мессии. Поэтому они относятся враждебно к сионизму и выступают против существования израильского государства («натурей карта» и др.). Если для светского сионизма евреи – это нация, единство которой не обусловлено религией, и поэтому и верующие и атеисты являются интегральной частью еврейского народа, то для ортодоксального иудаизма еврей определяется, прежде всего, религией, иудаизмом, исполнением религиозные заповедей.

Есть и своя израильская специфика в отношениях государства и светских израильтян с «харедим». Если во всем мире в диаспоре религиозные евреи всегда работали и продолжают работать, зарабатывая на жизнь своих семей, то в Израиле многие из них не работают. Ультраортодоксы получают от израильского государства существенную материальную помощь, но они не несут экономическое бремя в равной мере с остальными гражданами. Они пользуется, как и все другие израильтяне, услугами больниц и медицинских учреждений, но при этом значительная часть представителей этого сектора не платит налоги наравне со всеми. К тому же, ультрарелигиозный сектор, состоящий в подавляющем большинстве из многодетных семей, имеет много различных льгот. Неравномерное распределение экономического бремени и гражданских обязанностей, таких, как служба в армии, не может не вызывать дополнительного недовольства и возмущения со стороны светских израильтян.

Согласно опросам в последние годы наблюдается рост доли израильтян полагающих, что конфликт светского и ультраортодоксального населения является даже более существенным водоразделом израильской политики, чем традиционно главный для нее «лево-правый» конфликт по вопросам внешней политики, который на первое место ставят меньше половины опрошенных. Не случайно, успешно эксплуатируя эту проблему, Авигдор Либерман значительно увеличил число мандатов своей партии.Только будущее даст ответ на вопрос, является ли тот факт, что в Израиле ультрарелигиозные евреи противостоят светскому еврейскому государству, т.е. что обе конфликтующие стороны – евреи, смягчающим обстоятельством, и что в конфликтных ситуациях легче будет найти компромисс. Пока результат попыток найти компромисс в возникающих конфликтах не выглядит оптимистичным.

Фактическое признание за «государством харедим» права на существование, трудное дело урегулирования его отношений со светским государством – это вопрос, к серьезному решению которого не приблизилось еще ни одно из израильских правительств. Разница ритмов жизни, стремлений и целей двух различных частей одного общественного организма может привести к трагическим последствиям, так как конфликты, возникающие между светским и ультрарелигиозным секторами, сложно свести к компромиссу, и поэтому очень трудно найти приемлемое для конфликтующих сторон решение.

Затягивание решения этого сложнейшего вопроса может привести в будущем к опасному  внутриизраильскому конфликту. Возможно, что от решения этой проблемы, будущее израильского государства зависит в еще большей степени, чем от решения израильско-палестинского конфликта.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x