Общество

Бецалель Смотрич и Рафи Перец . Фото: Flash-90

Как работает пропаганда?

Поселенцы и их сторонники, которые не пользовались популярностью в 90-ых, приняли вызов, поставили перед собой четкие цели, неустанно работали над их достижением и в конце концов смогли стать самым мощным израильским лобби. Поселенцы составляют только 4.6% населения Израиля.

Исход борьбы за общественное мнение и израильскую политическую повестку дня определяет сочетание ключевых факторов, относящихся к идеологии и к идентичности, а также такие скучные и тривиальные вещи, как финансирование и организационные вопросы.

Неслучайно последние кампании правых оказались такими поразительно успешными. Как только правый лагерь выбирает себе цель – будь то конкретное лицо, или меньшинство, или общественная организация – весь лагерь мобилизуется для атаки на нее. Как это работает?

Поселенческое лобби

Боевые успехи правых в последние годы стали результатом эффективного разделения труда и тесной кооперации между единомышленниками в Кнессете, общественными организациями, органами СМИ, образовательными программами для лидеров, раввинами, наборами лозунгов и мозговыми центрами. У многих из них одни и те же доноры, они ведут совместные кампании, защищают одни и те же ценности и видят друг в друге стратегических партнеров. Захватывая столько центров власти, сколько возможно, они сосредоточены на одной-единственной цели – новом проекте новых правых – разобщение левого лагеря и клеймение его предателями.

Пропагандистская машина новых правых, возглавляемых поселенческим лобби, состоит из различных частей, созданных в последние годы и действующих как слаженная армия. Недовольство соглашениями Осло, усиленное безразличием общества к эвакуации поселенцев из Газы, побудило правых к перегруппировке сил и наращиванию мощи для политической борьбы. Были сформированы десятки структур, которые привели к радикальным изменениям израильского общественного пространства; они обучали лидеров, формулировали принципы, проводили законы, направляли правых политиков в нужных им направлениях и диктовали израильскую политическую повестку дня.

Вот несколько структур, которые правые создали только за последние 20 лет: Форум Коэлет (бюджет за 2016 – 10.8 миллионов шекелей); Им Тирцу (бюджет за 2016 – 2.6 млн); Регавим (5.6 млн в 2016); Зеут (4.6 млн в 2016, 1.5 млн государственного финансирования в 2017); сайт Мида (1.8 млн в 2016); Jewish Statesmanship Center (2.6 млн в 2016); Резервисты за сильный Израиль (1.7 млн в 2017); НКО Монитор (5 млн в 2015); Юридический Форум в защиту Израиля (1.2 млн в 2016); Комемиют (394 000 в 2015); Хонену (4.8 млн в 2016); Ад Кан (более 394 000 в 2015); Комитет поселенцев Самарии (760 000 в 2016); Институт Сионистских стратегий (760 000 в 2016); Исраэль ха-Йом (согласно оценкам, Шелдон Адельсон теряет 3 миллиона долларов в месяц на покрытие расходов бесплатной газеты); Форум Хотем (83 000 в 2016); Мой Израиль (отказался обнародовать свой бюджет); Лехава (неизвестно); Радио Галей Исраэль (не раскрыло); Движение за Управляемость и Демократию (805 000 в 2017); Израильский Земельный Фонд (121 950 в 2016); 20 Канал (отказался обнародовать свой бюджет (“Channel 20 is waiting ‘for the news program to settle’ – before recruiting more reporters” (Noa Preiss, Walla!,March 29, 2018): https://bit.ly/2C32JU6 (Hebrew)); Иерусалимский Институт стратегии и безопаснсоти (неизвестно). Все это добавилось к старым хорошо финансируемым и активным организациям, таким как Комитет Йеша (более 5 млн в 2016) и Колледж Шалем (34.7 млн в 2016).

У каждой из этих организаций есть своя специализация: выявление левых университетских преподавателей; анти-арабская пропаганда; подрыв легитимности левых НКО и демонизация правозащитных организаций; борьба с бедуинскими поселениями в Негеве; продвижение Закона о национальном характере; интеграция религиозного национализма в школьные программы; подавление борьбы за социальную справедливость; поддержка депортации африканских соискателей статуса беженца; противодействие отделению религии от государства, правам женщин и равноправию LGBT; создание государства Галахи; продвижение интересов поселенцев; кампании против БАГАЦ и т.д. Тем не менее, все они – мозговые центры, движения, НКО и СМИ – едины в своих агрессивных атаках на левых.

Эти организации тесно сотрудничают друг с другом и с правыми политиками. Например, Мой Израиль обучал младшее поколение религиозных правых – Нафтали Беннета и Айелет Шакед (“’My Israel’, Previously Run by Bennett and Shaked, Registered as NGO; the Vision Statement – the Jewish Home Platform” (Lior Dattel, The Marker, March 9, 2015): https://bit.ly/2y8Fc1c (Hebrew)).

Аелет Шакед и Нафтали Беннет. Фото: Noam Revkin Fenton/Flash90

НКО Регавим и Горизонт для Поселений, а также движение Комемиют были основаны Бецалелем Смотричем (будучи членом Кнессета, он позаботился о том, чтобы этим организациям были выделены государственные средства) (“Israel Watchdog Suspects Settlement Body of Illegally Funding NGOs Connected to Far-right Lawmaker” (Yotam Berger, Haaretz, Nov. 21, 2017): https://bit.ly/2DoRrLa).

Министр Ури Ариэли пришел из Комитета Йеша. Между Нетаниягу, Им Тирцу, сайтом Мида и Исраэль ха-Йом существуют тесные связи. В светских городах по всему Израилю были созданы религиозные ячейки (гариним тораниим), тесно связанные с религиозными правыми с целью приблизить израильский мейнстрим к поселенческому движению. В эти ячейки вошли люди, связанные с партией Еврейский Дом и оказывающие ей поддержку на выборах (See Molad report on the Settlement Division: https://bit.ly/2F2yJL9). Почти каждая кампания этих организаций скоординирована и усиливается правыми политиками.

Беглый взгляд на действующие лица показывает, насколько близки эти организации к правым политическим элитам: основатель сайта Мида Ран Барац был советником Нетаниягу по медиа (после того, как комиссия по государственным назначениям отвергла его кандидатуру на должность ответственного за PR офиса премьер-министра (“Baratz appointed to PM’s PR chief through roundabout appointment”, Ynet, June 22, 2016: https://bit.ly/2P3VcvQ)), потом вернулся к Миде и параллельно преподает в Колледже Шалем и в Jewish Statesmanship Center.

Йоаз Гендель, глава Института Сионистских стратегий, возглавлял PR-отдел офиса премьер-министра. Основатель Jewish Statesmanship Center Асаф Малах преподает в Колледже Шалем и возглавлял Комиссию по общественным наукам в министерстве просвещения при Нафтали Беннете. Моше Клюгхафт консультировал движение резервистов, призывающее к отставке тогдашнего премьер-министра Эхуда Ольмерта и возглавляемое людьми, близкими Нетаниягу; после этого он работал с Им Тирцу над кампанией «Штулим» (внедрившиеся) и над кампанией против Нового Израильского Фонда, консультировал Юридический Форум в защиту Израиля и стал приближенным консультантом Нафтали Беннета, который незаконно заплатил ему 1.5 млн шекелей из фондов Еврейского Дома (“’Bennett’s campaign spending illegal’” (Calcalist, Aug. 11, 2015): https://bit.ly/2QeOYWp).

Беннет и сам может служить удачным примером: из активистов протеста резервистов он дорос до главы офиса Нетаниягу и менеджера его избирательной кампании, затем возглавил Комитет ЙЕША, вместе с Айелет Шакед основал Мой Израиль и возглавил партию Еврейский Дом.

Правую сеть объединяет не только человеческий капитал. Эти организации финансируются одними и теми же источниками, и это помогает закреплять связи между ними и придерживаться единой идеологической линии. В число главных спонсоров входят личные спонсоры Нетаниягу, американские евангелисты (or further reading, see Molad report: “U.S. Christian right wing harming Israel”: https://bit.ly/2P84J5l) и такие фонды, как Центральный Фонд Израиля и Фонд Тиква, которые финансируют также и Институт Сионистских стратегий, колледж Шалем, сайт Мида и форум Коэлет.

Эти внушительные инфраструктуры, созданные за двадцать лет, прошедших после убийства Рабина, позволили правым почти полностью завладеть политической повесткой дня, вести эффективные и агрессивные расследования действий оппозиции, влиять на дискурс в медиа и взрастить поколение опытных и уверенных молодых лидеров. Поселенцы и их сторонники, которые не пользовались популярностью в 1990-ых, приняли вызов, поставили перед собой четкие цели, неустанно работали над их достижением и в конце концов смогли стать самым мощным израильским лобби, особенно с учетом того, что поселенцы составляют только 4.6% населения Израиля (for example, the proportion of Knesset members who live in settlements has gradually risen over the last 20 years. In 2015, the representation of settlers in the Knesset was double that of their weight in the general population: https://bit.ly/2PCO0X7).

Серия законопроектов

Одним из примеров эффективности этих новых правых организаций и того, как они формируют реальность Израиля, является форум Коэлет – внепартийный мозговой центр, отстаивающий крайнее либертарианство и минимальное государственное вмешательство, а также ослабление Верховного Суда и религиозно-националистическую про-поселенческую повестку дня.

При помощи тесных связей с ключевыми фигурами коалиции во главе с лидерами Еврейского Дома Беннетом и Шакед участникам форума удалось продвинуть серию законопроектов, рожденных в их кабинетах: законопроект о «политических джобах» (позволяющий министрам назначать своих политических соратников на ключевые посты в своих министерствах), «закон о преодолении» и другие законопроекты, нацеленные на фундаментальные изменения, которые усилят правительство и минимизируют полномочия суда. Члены коалиции, плотно сотрудничающие с Коэлет и другими организациями, поддерживают эти законопроекты. В некоторых случаях им удается принять их как законы – самый яркий пример это Закон о национальном характере, который переопределяет характер и идентичность Государства Израиль (“The Right-Wing Think Tank That Quietly ‘Runs the Knesset’” (Shuki Sadeh, Haaretz, Oct. 5, 2018): https://bit.ly/2RyGsSv).

В некоторых случаях им удается принять законы – самый яркий пример это Закон о национальном характере, который переопределяет характер и идентичность Государства Израиль

В то время, как правые создают и совершенствуют свою боевую машину, гражданские организации слева придерживаются противоположной стратегии: фрагментации и деполитизации.

Левые НКО не связаны общей аджендой

Левые создают много маленьких НКО, деятельность которых не согласована между собой, и каждая из них занимается своим собственным направлением борьбы, не связанным общей аджендой, и таким образом происходит распыление ресурсов. Энергия, активисты и фонды рассеяны по маленьким организациям, большинство которых занято гуманитарной деятельностью и не ставят себе целью объединиться ради общей цели и усилить свою политическую базу. Каждая из целей этих организаций важна сама по себе, но вся сила и капитал (и человеческий, и финансовый) направлен лишь на нее – либерально-демократический лагерь в целом не смог создать инфраструктуры, необходимые для продвижения идей, целей и формирования будущих лидеров.

Либерально-демократический лагерь в целом не смог создать инфраструктуры, необходимые для продвижения идей, целей и формирования будущих лидеров

Вместо того, чтобы создать большую и финансово стабильную сеть организаций, которые привлекали бы таланты и творчески мыслящих людей из прогрессивного лагеря, и занимались бы долгосрочным планированием работы, маленькие разрозненные НКО появляются здесь и там, висят на ниточке и обычно получают негативную реакцию общества. В то время, как организованная сеть правых эффективно продвигает единую политическую адженду, слева каждая организация занимает собственную нишу, не сотрудничает с другими прогрессивными силами и обычно отрицает связи с ними.

В отличие от правых организаций, усиливающих свой политический лагерь, левые НКО обычно отрезаны от своего политического дома и даже подрывают его. Как и депутаты, некоторые гражданские организации прошли опасный путь деполитизации, ценой которой стало ослабление политической инфраструктуры левых. Попытки работать внутри небольших сообществ, избегать отождествления с определенным политическим лагерем и отрицать любую взаимосвязь с политической системой, направляет их прогрессивную энергию в направлениях, препятствующих значительным изменениям, сколь бы хороши ни были их намерения. Нельзя изменить политическую систему, избегая ее.

Способы финансирования

Почему правые НКО своей деятельностью усиливают свой лагерь и формируют политическую реальность Израиля, а левым гражданским инициативам это не удается? Одна из причин – способы финансирования: если правые НКО существуют за счет частных жертвователей, стремящихся влиять на политику Израиля, то гражданские организации финансируются иностранными правительствами, которые оказывают им поддержку при условии, что они не будут напрямую вмешиваться в политику, что дополнительно деполитизирует левые группы.

Гражданские организации финансируются иностранными правительствами, которые оказывают им поддержку при условии, что они не будут напрямую вмешиваться в политику, что дополнительно деполитизирует левые группы

Неудивительно, что каждой из этих НКО по отдельности трудно влиять на национальную повестку дня. Даже если той или иной удается достичь определенного успеха, это не улучшает позиций левых и не служит более глобальной цели – единственному сценарию, при котором каждая из этих битв может увенчаться победой: либерально-демократическое правительство. Парадоксально, но в конечном счете фрагментация и деполитизация левых организаций не только снижает их способность внести глобальные изменения в публичное пространство, но и действует против достижения их заявленных целей. Реальные изменения в отношении государства к беженцам, LGBT-сообществу, окружающей среде, трудящимся, бедуинскому сообществу, арабским гражданам Израиля, оккупации и другим прогрессивным темам могут произойти только если правое правительство, ведомое необузданными экстремистами, будет заменено либерально-демократической коалицией.

Сеть правых организаций, созданная в Израиле за последние 20 лет, построена на принципах, которыми пользуются американские правые, начиная с начала 1990-ых (For further reading, see: Susan George, Hijacking America: How the Secular and Religious Right Changed What Americans Think. Polity, Cambridge, 2008.). Совместная систематическая стратегическая деятельность, приведшая к власти Буша-младшего и позже использованная Демократической партией, помогла и продвижению израильских правых. Нет ни одной причины, по которой израильские левые не могут перенять профессионализм, упорство и эффективность, которые помогли новым правым приобрести такое устрашающее влияние на израильскую общественную жизнь при помощи совместных усилий на различных фронтах.

Многие левые, обессилев, начали возлагать надежды на магические решения: нового лидера, нового кампейнера, новую политику или новый лозунг. Но отставной генерал, привлекательный презентор или новый консультант из Америки не решат проблему. Без широкой функционирующей сети с одной стороны и убежденности – с другой, политическое представительство левых в Израиле останется мизерным, несмотря на преобладание в обществе прогрессивных идей.

Без широкой функционирующей сети с одной стороны и убежденности – с другой, политическое представительство левых в Израиле останется мизерным, несмотря на преобладание в обществе прогрессивных идей

Таким образом, для начала нужно перестать думать в терминах ближайших выборов. Не только потому что победа на них не представляется реальной, но также потому что при нынешнем состоянии прогрессивного лидерства даже победа на выборах не приведет к экстренно необходимым изменениям. Без широкой эффективной работы сети организаций, доноров, политических мыслителей, кампейнеров и активистов, посвятивших себя одной и той же идеологической основе и успеху левых не появится и лидер, а даже если он и появится, то не сможет добиться успеха. Построение такой сети потребует времени, энергии, денег и терпения. Чтобы снова начать руководить Израилем, левые должны перестать бояться травли со стороны правых, пытаться убежать от себя, думать о краткосрочных целях и просыпаться в панике лишь при объявлении о выборах. Вместо этого мы должны начать медленно, но уверенно восстанавливать израильский либерально-демократический блок, формулировать его обновленное мировоззрение, основанное на либеральных принципах с одной стороны и политическом реализме – с другой, и создавать институциональную сеть, которая будет взращивать и распространять эти идеи и упорно бороться за них.

Выдержки из статьи публикуются в переводе Анны Кац

«Molad» -центр обновления израильской демократии

  Оригинал на сайте Molad

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x