Общество

Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Прощаясь с десятыми

Лично для меня прошедшее десятилетие ознаменовалось двумя феноменами, которые появились в 2013 году с разницей в несколько дней: это мой младший сын Шай и сайт РеЛевант. И хотя Шай (вообще непонятно, как я раньше существовал без этого смысла жизни!) безусловно получился лучше, чем издание, в котором я публикуюсь, сайту РеЛевант я тоже очень благодарен. Во-первых, это первый в моей жизни опыт работы постоянных публикаций, когда статьи надо сдавать каждую неделю, а не только от случая к случаю. А это сильно дисциплинирует автора, вырабатывая другой взгляд на мир и на свою писанину. Из блогера я превратился в колумниста. Во-вторых, РеЛевант создал независимую площадку, которой до этого в русскоязычных СМИ Израиля не существовало. С 24 апреля 2013 года я опубликовал на этом сайте около 550 статей.

Наступил 2020. И календарь перевернул десятилетие, в котором годы начинались с цифры 201…

Это было бурное десятилетие. Которое во многом отвергло иллюзии нулевых, одарило нас новыми кошмарами, но и открыло новые перспективы.

Это десятилетие началось с Арабской весны, с самосожжения Мохаммеда Буазизи, которое вызвало волну протестов сначала в Тунисе, а затем по всему арабскому миру. Режимы, которые казались незыблемыми, падали как карточные домики, а организованные социальными сетями демонстранты, точно не зная, чего хотят, добивались перемен.

Главным событием десятилетия в нашем регионе стала продолжающаяся война в Сирии, которая привела к израильским северным границам Иран и военные силы Российской Федерации. Хотя вначале многие и в сфере безопасности, и в политических кругах Израиля смотрели на эту бойню, ловя себя на мысли, которую приличные люди пугаются озвучить вслух: миру выгодно, чтоб эта заварушка в Сирии продолжалась как можно дольше, чтоб эти «чегевары интернационального джихада» занимались президентом-офтальмологом, били Хезбаллу и иранцев, которые там оказывают братскую помощь, а те пусть в свою очередь бьют ХАМАС, чеченских боевиков, бойцов Аль-Каиды и т. д.

Пусть число палестинцев из сектора Газы, добровольно уезжающих в Сирию, чтобы присоединиться к боевым частям сирийской оппозиции, постоянно увеличивается. Пусть уезжают в Сирию представители наиболее опасных группировок: члены военизированного крыла ХАМАСа, радикальных движений салафитов и джихадистских группировок. Нарочно так сорганизовать никто бы не мог, но если уж так получилось, то пусть этот праздник исламской солидарности длится как можно дольше… Но с момента, когда в дело вовсю вмешался ИГИЛ, когда стало понятно, что Хезбалла выйдет из сирийской войны качественно другой военной организацией, что свободу действий Израиля начали ограничивать российские ПВО… злорадства поубавилось.

Фото: Freedom House

Одним из следствий Арабской весны стало то, что мирный процесс между израильтянами и палестинцами (шире: между Израилем и арабским миром) стал выглядеть не очень релевантным. На фоне того, что происходит в соседних странах, израильско-палестинское противостояние выглядит тихим омутом посреди взбаламученного океана.

Весна протестов достигла Израиля в 2011. Тогда же почти во всем мире начался рост недоверия к профессиональным политикам, закономерным итогом которого стало избрание в США 2016 году «рыжего клоуна» Дональда Трампа, который похож на кого угодно, только не на конвенционального политика. А в уходящем году, может быть, наиболее символичным проявлением этого процесса стало избрание президентом Украины настоящего профессионального комика Владимира Зеленского, который много лет пародировал и осмеивал политиков со сцены и сыграл в утопическом сериале «Слуга народа».

Это было десятилетие Фейсбука и Твиттера, когда общественное мнение стало заявлять о себе, минуя традиционные СМИ и результаты опросов общественного мнения. Либералы, видевшие в этом только положительное явление, довольно скоро разочаровались, поскольку выяснилось, что общественное мнение, вытекающее из социальных сетей, мессенджеров, блогосферы и микроблогов, не обязательно должно быть только прогрессивным. Вернее, оно далеко не всегда будет более передовым, чем общество, которое его порождает.

Это было десятилетие Больших данных, когда благодаря технологии Big Data выяснилось, что о человеке можно знать гораздо больше, чем прежде, а имея эти знания им можно управлять, влиять на его выбор. И когда речь касается его поведения как покупателя, и в случае убеждения и мобилизации избирателей.

Это было десятилетие смартфонов, которые стали доступны широким массам и сильно потеснили различного рода фотоаппараты, видеокамеры, часы, стационарные и переносные компьютеры. Базовое предположение нулевых, что сообщения в блогах и социальных сетях будут уменьшаться до микроскопического уровня экранов маленьких мобил, оказалось неверным. Это мобильные телефоны увеличились до удобного для чтения размера. Гордость нулевых «Смотрите, что умеет мой мобильный телефон!» сменилась более правильным вопросом: «Что я могу сделать при помощи моего мобильного телефона?»

Шай

Лично для меня прошедшее десятилетие ознаменовалось двумя феноменами, которые появились в 2013 году с разницей в несколько дней: это мой младший сын Шай и сайт РеЛевант. И хотя Шай (вообще непонятно, как я раньше существовал без этого смысла жизни!) безусловно получился лучше, чем издание, в котором я публикуюсь, сайту РеЛевант я тоже очень благодарен. Во-первых, это первый в моей жизни опыт работы постоянных публикаций, когда статьи надо сдавать каждую неделю, а не только от случая к случаю. А это сильно дисциплинирует автора, вырабатывая другой взгляд на мир и на свою писанину. Из блогера я превратился в колумниста. Во-вторых, РеЛевант создал независимую площадку, которой до этого в русскоязычных СМИ Израиля не существовало. С 24 апреля 2013 года я опубликовал на этом сайте около 550 статей.

Наступающий 2020-ый — интересен. К нему целый ряд вопросов. Сумеет ли переизбраться в США Трамп? Если Трамп — проиграет, то многие в Америке вздохнут с облегчением, решив, что в 2016 году был случайный сбой системы. Если нет — то это означает, что проблемы стоящие перед либеральной демократией — гораздо более серьезнее, чем это считают многие оппоненты Трампа.

Главный вопрос к израильской политике в следующем году — сумеет ли израильская политическая система оставить власть Биби в прошлом десятилетии.

Не менее важный — сумеет ли израильская экономика справиться с теми проблемами, которые породил бездумный курс популиста Моше Кахлона.

И прецедентные дела премьер-министра Нетаниягу, и дело бывшего председателя коллегии адвокатов Эфи Наве, грозящее множеством разоблачений, и продолжающееся наступление на израильскую судебную систему — сулят нам множество юридических разговоров и статей на правовые темы.

Я не знаю, что ещё нам сулит год двух двадцаток. Пусть, чисто ради разнообразия, он нас удивит чем-нибудь приятным.

Будем жить, будем посмотреть, постараемся описать…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x