Блогосфера

Акция протеста против расизма и полицейского насилия. Фото автора

О протестах и приоритетах

В то время как процентов восемьдесят английского содержания фокусируется на причине протеста - полицейском насилии, на русском языке практически все пишущие и комментирующие шокированы в первую очередь грабежом магазинов. "Сердце разрывается!" - расхожая реакция на картинки разбитых витрин в любимых магазинах; цитата, между прочим. Иногда это сопровождается дежурным замечанием о том, что нехорошо, конечно, убивать людей. Иногда и не сопровождается, поскольку многие считают, что "так им и надо."

Человеческие качества, как замечали разные умные люди, проявляются в период потрясений. Как лакмусовая бумажка, тихонько желтеющая в уголке набора «Юный химик», вдруг резко синеет или краснеет, так и после событий, выходящих за рамки повседневности, выясняется, кто есть кто.

25 мая полицейский в Миннеаполисе убил задержанного. Джеймс Флойд, крупный черный мужчина, которого подозревали в том, что он расплатился поддельной купюрой, был повален на асфальт. Садист в форме душил его коленом почти девять минут. Под хрипы Флойда о том, что он не может дышать. Перед камерами смартфонов, владельцы которых умоляли его прекратить. Через некоторое время Флойд умер. Но власти Миннеаполиса не спешили арестовывать ни убийцу, ни его коллег, которые равнодушно наблюдали за происходящим.

В течение дней волна массовых протестов захлестнула всю страну. В каждом крупном и не очень городе люди вышли на улицы, требуя справедливости и прекращения полицейского насилия. И выходят с тех пор каждый день, несмотря на продолжающуюся пандемию и слезоточивый газ, которого у полиции оказалось куда больше, чем защитных масок у медиков в короновирусных отделениях. Это не так называемый «секторальный протест» — среди участников люди самого разного происхождения и уровня благосостояния. Перекрестки перекрывают как в нью-йоркской бедном Квинсе, так и в Силиконовой долине. Лозунг «Нет справедливости — нет покоя!» (No justice, no peace!) скандируют в городах, где почти не живут люди с темным цветом кожи, точно так же, как в районах с преобладающим черным населением.

Как любая массовая волна протеста, нынешняя несет с собой и мусор. С первых же дней к протестующим присоседились любители пограбить, и с наступлением темноты они бьют окна в магазинах и тащат кто телевизор, а кто и коробку с лего. Нео-наци тоже принимают активнейшее участие, стараясь нанести как можно больший ущерб и таким образом дискредитировать протест. Но все равно подавляющее большинство протестов проходят без мародерства; по ТВ, естественно, показывают в основном разбитые витрины. Бывают случаи, когда протестующие останавливают грабежи и передают виновных полиции. На днях арестовали молодого человека, который поджег здание суда в Нэшвилле, Теннеси — на активиста протеста он похож не больше, чем финский лесоруб на индийскую феминистку. Методично разбивавший окна в миннеапольских магазинах экипированный респиратором мужчина, которого безуспешно пытались остановить другие демонстранты — из той же категории. И таких случаев немало.

Читая на разных языках, трудно не заметить разницы в реакциях. В то время как процентов восемьдесят английского содержания фокусируется на причине протеста — полицейском насилии, на русском языке практически все пишущие и комментирующие шокированы в первую очередь грабежом магазинов. «Сердце разрывается!» — расхожая реакция на картинки разбитых витрин в любимых магазинах; цитата, между прочим. Иногда это сопровождается дежурным замечанием о том, что нехорошо, конечно, убивать людей. Иногда и не сопровождается, поскольку многие считают, что «так им и надо.»

Я думаю, что многие люди искренне не понимают, чего это вдруг всем вставать на уши из-за какого-то чувака с очень сомнительным прошлым. В конце концов, в России, Израиле, других странах такие вещи происходят нередко — и ничего, никто не бунтует. Зато материальные ценности близки всем, что эллину, что иудею. И разрушение таковых ценностей понятно каждому. Отсюда и разница в реакции. Точно так же многие в России не понимали украинского Майдана, непосредственно причиной которого, кстати, тоже было полицейское насилие. Среда, в которой ты вырос — штука серьезная.

Так? Нет, не так. Не важно, где ты живешь и где ты вырос — ценность человеческой жизни и достоинства не отменяют ни язык, ни воспитание. Твой выбор, считать их важнее витрины в магазине или нет. И если ты хочешь найти ответственного за свой выбор, посмотри не в телевизор и не в паспорт, а в зеркало.

Я не чужд меркантилизма и совсем не в восторге от грабежей и сломанных витрин. Сам не ворую и другим не советую. Но я не готов скорбеть из-за разграбленного бутика больше, чем из-за смерти человека. Витрины починят, страховка возместит ущерб — а жизнь Джорджа Флойда никто не вернет. И если это наблюдение тебя не трогает, если твое сердце разрывается от вида разоренного бутика, но проявляет спартанскую стойкость при просмотре видео убийства Джорджа Флойда, взгляни себе в душу. Это иногда помогает.

 

 

Блог автора в ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x