Арт-политика

Иллюстрация: кадр из фильма

Протест отклонен

В фильме «Суд над Чикагской семеркой» звезд примерно столько, сколько героев, но они не отвлекают зрителя от главного – режиссер упрямо и очень вовремя напоминает нам о базовых принципах демократии, о базовых либеральных ценностях, на которых держится Америка и не только она. Трудно придумать более подходящий тайминг для выхода этого кино и для этого напоминания. Именно сейчас бой за эти ценности в самом разгаре.

«Весь мир смотрит!», «Весь мир смотрит!» — скандируют протестующие на улицах Чикаго. Только сценарист и режиссер уровня, близкого к гениальности, может так точно попасть в  сегодняшний нерв, приступив к работе над сценарием фильма «Суд над Чикагской семеркой» еще  в 2007-м году . Тогда Аарон Соркин начинал как сценарист со Стивеном Спилбергом –  а закончил как режиссер уже без Спилберга. Напомню, что сценариста Соркина мы помним и любим по фильмам «Несколько хороших парней», «Стив Джобс», «Социальная сеть»…. А режиссера Соркина – по картине «Большая игра».

Но здесь другое. Здесь сошлось очень много кусочков мозаики, и мы видим заявку на «Оскар», впрочем, это не важно.

Признаюсь откровенно – я вообще привыкла изучать страницы истории (которая, как полагают некоторые, движется по спирали) не по научным книгам, а по произведениям искусства. Художник иногда точнее ученого. Во всяком случае это та точка, с которой можно начать изучение. О судебной драме и предшествующих ей событиях 1968 года в Чикаго я  читала уже после  просмотра фильм Соркина (с 16 октября 20020 картину можно увидеть на Netflix). Удивительно, как ему удалось вместить так много в один двухчасовой фильм . О каждом герое этой истории можно снять отдельную картину.

Прототипы героев – 7 подсудимых (сначала их было 8). По надуманной статье их обвиняли в  организации беспорядков, приуроченных к съезду демократов в Чикаго в 1968 году, беспорядков, в основном, направленных на борьбу с войной во Вьетнаме. К процессу, который многие считали  «политическим», пытались притянуть и деятелей организации «Черные пантеры», но сделать это не удалось, хотя одного из участников Бобби Сила показательно держали как обвиняемого в зале суда связанным и с кляпом во рту. Чтобы он не мог требовать своего адвоката и протестовать против незаконности происходящего. История подлинная, как и большинство ситуаций и диалогов, отрывков речей и сюжетных поворотов в фильме. Движение BLM еще не было в проекте, а Бобби Сил уже бунтовал в суде.

Иллюстрация: кадр из фильма

Звезд в картине примерно столько, сколько героев, но они не отвлекают зрителя от главного – режиссер упрямо и очень вовремя напоминает нам о базовых принципах демократии, о базовых либеральных ценностях, на которых держится Америка и не только она. Трудно придумать более подходящий тайминг для выхода этого кино и этого напоминания. Именно сейчас бой за эти ценности в самом разгаре. В Америке, в Израиле, в России, в Беларуси…

Да, это фильм слов и идей. Герои представляют разные бунтующие слои общества: йиппи ( сейчас мы бы, наверное, назвали их левыми акционистами), эпатирующие суд и зрителей; последовательные пацифисты; студенты; активисты; чернокожие, защищающие свои права… Характеры даны крупными мазками, тут не до деталей, но слушая  диалоги, мы успеваем понять их взгляды, их принципиальную позицию, за которую они могли бы заплатить 10 годами в тюрьме.

Да, они были разными, не всегда ладили, и, как выразился самый яркий из них хиппующий Эбби Хоффман «наша фракция подсудимых состояла из торчков, они же были вульгарными бухариками. Мы были волосатыми жизнерадостными йиппами, они — высокомерными яйцеголовыми политиканами. Психологически они были зажаты, мы — отвязны».

Для примера – диалог Хоффмана с обвинителем, часть из которого вошла в фильм:

— Где вы живете?

— Я живу в Нации Вудстока.

— Объясните суду и присяжным, где это.

— Да. Это нация отчужденной молодежи. Мы носим свою нацию с собой повсюду как состояние сознания, как индейцы сиу носили свою нацию с собой… Это нация, посвятившая себя братству людей в противовес конкуренции, идее, что у людей найдется друг для друга нечто получше собственности и денег…

— …Сэр, не говорите ничего о философии или индейцах. Просто где вы живете, если у вас есть, где жить. Вот вы сказали Вудсток. В каком штате (In what state) находится Вудсток?

— Это состояние ума (It’s a state of mind)

— Скажите суду и присяжным ваш возраст.

— Мне 33 года. Я — дитя Шестидесятых.

— Имеется в виду дата рождения.

— Психологически — 1960…

— Между датой вашего рождения, 30 ноября 1936 г. и 1 мая 1960 г. имело ли место что-либо в вашей жизни?

— Ничего. Я полагаю, это называют американским образованием…

— Можете сказать суду и присяжным, какой у вас сейчас род занятий?

— Я культурный революционер. Ну, на самом деле я подсудимый — это на полный день…»

Нам, знакомым с советскими процессами прошлого века (которые, конечно, не были судебными процессами в обычном понимании этого термина), есть что вспомнить, например, исторический суд над поэтом Иосифом Бродским 1964-го года.  Уровень эпатажа, конечно, совсем другой… Но тут у каждого могут быть свои аллюзии.

Хоффман заявил, что не желает именоваться «обвиняемым Хоффманом», так как эта фамилия опозорена судьей с той же фамилией. Прессе он сказал, что официально сменил своё имя, и отныне его зовут Fuck. По поводу  обвинений выразился так: «В этой стране существуют миллионы законов. Мы намерены нарушить их все, включая закон всемирного притяжения».

Эпатаж, за которым — довольно важное политическое противостояние. А теперь скажите, кому все это играть, как не Саше Барону Коэну. И он в этой роли, с прической хиппи и в индейском пончо или в рубахе из американского флага, — прекрасен.

Иллюстрация: кадр из фильма

18 февраля 1970 г. присяжные признали Хоффмана, Рубина, Деллинджера, Хейдена и Дэйвиса виновными в том, что приехали в штат Иллинойс с целью организации бунта. Хотя, судя по показаниям свидетелей, агенты полиции, внедренные в их круг, спровоцировали противостояние. Фройнс и Вайнер были оправданы. В 1972 году приговор был отменен для всех, в процессе нашли слишком много нарушений.

Яркие речи подсудимых вошли в историю, они как будто предвидели будущее. Например, Рубин предложил судье экземпляр своей книги «Сделай это!» с подписью «Джулиус, ты радикализировал больше молодых людей, чем мы бы когда-либо смогли. Ты главный йиппи страны!» Как не вспомнить здесь диктаторов и упрямо движущихся к диктатуре лидеров наших дней, радикализующих молодежь.

Голливуд не был бы Голливудом, если бы не привел зрителя к катарсису. И он есть. Не буду мешать просмотру спойлерами. Но скажу одно: вывод прост, и именно эта простота сейчас необходима. Нет войне, нет насилию. Да – расовому равноправию. Да — честному и справедливому суду, а не карательным политическим процессам.  В наше циничное время не помешает немного света и веры в идеалы .

Кадры беспорядков с кровопролитием, ловушки полиции, насилие на улицах могли бы показаться фантазией режиссера, живущего сегодняшними реалиями, если бы…не кадры старой кинохроники, которые перемежают действие. Все уже было. И все еще будет.  Очередное противостояние охранителей, консерваторов и демократов можно наблюдать сейчас и в прямом эфире.

«Протест отклонен»?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x