Ваши права

Цфат. Фото: википедия

Против религиозного диктата без громких слов

В Цфате хвастаются тем, что мирно и дружно здесь сосуществует религиозное и светское население. А если эксцессы все-таки случаются, то это дело рук хулиганов, которых специально на автобусах привозят из Иерусалима для того, чтобы они устраивали беспорядки в Цфате. Но мирное сосуществование – это не данность и не дар небес. Это состояние, которого можно добиться, если уметь отстаивать свои права.

Внимание общества не всегда сосредоточено на вопросах, которые имеют для этого общества большее значение. Так, например, в теленовостях, в газетах, на веб-сайтах, в обсуждениях, которые происходят в социальных сетях общенациональной политике и мировым новостям предоставляется на несколько порядков больше места и времени, чем решениям, которые принимаются на уровне муниципальных органов власти. Между тем, почти по всем политическим темам именно решения муниципалитетов оказывают большее влияние на жизнь гражданина, чем споры в Кнессете или в правительстве. И именно на муниципальном уровне происходит основное противостояние с религиозным диктатом, с поборами, которыми ортодоксальные институции обкладывают предпринимателей, учреждения и просто граждан.

С 2009 по 2013 год я был депутатом городского совета Нацрат-Иллита (Ноф ха-Галиль). Уже пару десятилетий занимаюсь муниципальными кампаниями и предоставлением профессиональной помощи местным советам. По своему опыту я хорошо знаю, что именно на муниципальном уровне и происходит столкновение интересов разных общин, конфликт между различным мировосприятием, который чаще всего упирается в вопрос: на что тратить деньги и откуда их брать.

Во многих городах есть русскоязычные заместители мэров и депутаты городских советов. Однако в большинстве случаев они оказываются абсолютно «импотентными» и беззубыми в деле сопротивления религиозному диктату. В их оправдание следует заметить, что они не уникальны. Чаще всего проигрывают на муниципальном уровне большинство представителей светского населения. А нынешний стереотип, связанный с русскоязычными – «самый светский». Поскольку дискриминационные ограничения, которые большая часть светского населения Израиля воспринимает унизительными чисто абстрактно, русскоязычных обычно касается более, чем конкретно.

Недавно я был в Цфате в гостях у заммэра Аркадия Барста. Барст любит с гордостью повторять, что в Цфате более 2000 лет есть полноценная еврейская религиозная жизнь. Именно из-за древности и традиционности религиозные общины (а в Цфате есть представители всех направлений иудаизма) гораздо менее агрессивны в отношении светских.

В Цфате хвастаются тем, что мирно и дружно здесь сосуществуют религиозное и светское население. А если эксцессы все-таки случается, то это дело рук хулиганов, которых специально на автобусах привозят из Иерусалима для того, чтобы они устраивали беспорядки в Цфате.

Но мирное сосуществование – это не данность и не дар небес. Это состояние, которого можно добиться, если уметь отстаивать свои права. Например, тот же Аркадий Барст умудрился открыть в Цфате, который считается одним из 4-х священных городов Израиля, альтернативное кладбище. Альтернативное кладбище, где хоронят неевреев по Галахе – в святом и традиционалистском Цфате?! И это альтернативное кладбище – одно из первых в Израиле.

Как удалось этого добиться?

Аркадий Барст рассказывает: «Нужно было провести первые похороны. Нам сообщили, что могут быть эксцессы. Из Иерусалима везут автобусы, чтобы устроить акции протеста и сорвать первую похоронную церемонию.

Для охраны было вызвано 23 полицейских патрульных машин. За меня боялись. Позвонил начальник полиции и говорит: «Давай проведём похороны не в 14:00, а в 12:00. Пока протестующие из «Меа-Шеарим» (ультраортодоксального района Иерусалима) едут».

Согласно нормам иудаизма, если захоронение уже есть, то с существованием кладбища нужно смириться.

Первые похороны на альтернативном светском кладбище в Цфате провели в 12:00. Автобусы с протестующими полицейские останавливали по дороге. Около горы Мирон. Им просто не дали въехать в Цфат до окончания церемонии. А после этого – существование кладбища отменить уже было нельзя.

На прошлой неделе в Цфате ответственный за вопросы кашрута в религиозном совете города рав Быстрицкий решил, что нынешнего коронокризиса, который и так поставил большинство малых бизнесов в сфере питания на грань банкротства – недостаточно. Раввин посчитал, что местные бизнесы справятся с новым оброком в виде модифицированного кашрута. В дополнение к двум общепризнанным видам кашрута – обычным и продвинутым («меадрин») – глава местного надзора над кашрутом Быстрицкий решил ввести третий, супер-продвинутый – «БАДАЦ-Цфат».

Свою инициативу он решил продвинуть по-быстрому, нарушая все установленные законом нормы. Несмотря на то, что никакого решения цфатского религиозного суда по этому поводу принято не было. Сделать это он захотел немедленно, в летнюю пору, когда люди традиционно больше едят в общественных заведениях. Сейчас, когда процветает внутренний туризм, поскольку заграница для израильтян закрыта.

Барст счёл это нововведение негуманным, противозаконным и аморальным. Он также посчитал, что это и не совсем по-еврейски: воспользоваться тяжёлым положением сограждан, чтобы лишний раз ограбить и забрать последнее.

И он выступил против этого решения. Для начала просто предупредил постом в Facebook, что употребит все свои силы, полномочия, влияние, связи и знания, основанные на опыте, чтобы остановить этот процесс. Как только Барст заявил об этом, его WhatsApp обрушился от изъявлений поддержки. Сразу нашлись люди, готовые бороться вместе с ним. Это были не только местные бизнесмены, которые по понятным причинам не очень хотели платить дополнительную дань раввинату. Но и журналисты, общественные активисты, блоггеры и пользователи социальных сетей, местные бизнесмены. Затем к ним присоединились другие депутаты городского совета. Когда коалиция сторонников начала уходить далеко за горизонт, вдруг выяснилось, что и мэр города категорически против неожиданных религиозных нововведений.

Что мы из этого  можем извлечь? Средневековая демонология говорила, что стоит только назвать чудовище по имени, чтобы начать ему сопротивляться. Стоило Барсту просто обозначить свою позицию, заявить об активном несогласии, готовности к сопротивлению, как местный религиозный совет немедленно пошёл на попятную. Они попросили у Аркадия не считать их «врагами народа» и «гешефт-махерами», которые готовы наживаться на чужом несчастии. Предложили городскому совету рассмотреть возможные компромиссы. А когда им объяснили, что торг здесь неуместен, объявили, что откладывают претворение в жизнь этой инициативы на неопределённый срок. Точно – до окончания осенних праздников. Аркадий, в свою очередь, им заметил, что уже собранная коалиция, готовая решительно сопротивляться религиозному диктату, будет ждать Быстрицкого на тех же позициях.

Так и нужно. Опять-таки, исходя из своего опыта работы с местными советами, могу сказать, что любая борьба с религиозным диктатом должна строиться не на громких абстрактных заявлениях, а на готовности сопротивляться каждому конкретному посягательству в той точке, где оно происходит. Ведь религиозные депутаты потому и выигрывают, что действуют – не абстрактно. А, как говорят на понятийном криминальном языке современной России – «чисто конкретно». Руководствуясь принципом «ничего личного, только бизнес».

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x