Политика

Photo by Kobi Gideon / GPO

Российские ролевые игры

Еще одна любимая ролевая игра Москвы – палестино-израильское урегулирование. Россия действительно искренне (и давно) верит, что если кто-то и может примирить Израиль и Палестину, то это именно она, и никто другой. Через пару дней после встречи с Нетаниягу Путин провел переговоры с лидером Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом. Его, кстати, тоже пригласили на футбол, правда, ему повезло больше, чем Биби – он увидит финал, а это в российской системе политических знаков и символов означает, как минимум, большее благорасположение.

Москва опять играет в игру под названием «ближневосточное урегулирование». Участие в сирийской кампании (и участие небезуспешное как для сирийской, так и для российской стороны) вывело Россию в этом регионе на роль игрока, с которым приходится считаться. Сумев удержать у власти Асада, Москва может теперь диктовать ему некоторые условия, и именно в этом качестве она интересует как Иерусалим, так и Вашингтон.

Главной темой встречи Беньямина Нетаниягу с российским другом Владимиром на прошлой неделе стал, естественно, вовсе не футбол, хотя прибыл он в Москву по приглашению Путина (который, сам, впрочем, футбол не любит) на полуфинальный матч чемпионата мира по футболу между командами Англии и Хорватии. У президентов был час до начала футбольного поединка, и говорили они, естественно, именно о Сирии. Для Нетаниягу важно было в очередной раз донести до российского президента мысль о том, что Израиль ни в каком виде не потерпит присутствия Ирана в Сирии. И Путин, по мнению израильского премьера, должен транслировать эту мысль своему другу Асаду и донести ее до иранского руководства. То же самое касается и демилитаризованной зоны, действующей по соглашению от 1974 года. Обстановка на северной границе Израиля с каждым днем все больше обостряется, и ЦАХАЛу приходиться все чаще реагировать на излишнюю активность с сирийской стороны. Здесь тоже не обходится без Ирана. Месяц назад Wall Street Journal сообщала, что проиранские силы, в том числе боевики «Хизбаллы», переодеваются в форму сирийской армии, чтобы избежать удара израильской авиации. Так что Израиль готов смириться с режимом Башара Асада, но взамен требует от России, чтобы она разобралась с Ираном.

За несколько часов до этой знаменательной предфутбольной встречи над территорией Израиля был сбит очередной залетевший из Сирии беспилотник, и Нетаниягу не замедлил сообщить об этом Путину, предупредив, что Израиль намерен и в дальнейшем «очень строго пресекать любые попытки нарушить и нашу воздушную, и сухопутную границы». Это был своего рода «подарок» к встрече, наглядное предупреждение для друзей Путина. А вечером того же дня сирийское агентство SANA со ссылкой на военные источники сообщило, что израильская авиация нанесла несколько ударов по объектам армии Сирии в провинции Кунейтра. И эти авиаудары (точнее, не конкретно эти удары, а возможность применять авиацию на сирийской территории) – это тоже тема для обсуждения российского и израильского лидеров. Потому что, конечно, Израиль считает себя вправе наносить удары по враждебным группировкам на территории соседнего государства, но для того, чтобы делать это безнаказанно, ему приходится координировать свои действия с Россией. Эта координация действий – предмет регулярного обсуждения между странами. Не зря Нетаниягу слетал в Москву уже в третий раз за эти полгода, а израильские и российское военные все время находятся на связи. Чтоб не получилось, как в феврале в Дейр-эз-Зоре, когда в результате американского авиаудара погибли 40 российских наемников.

России тема вывода иранских вооруженных сил из Сирии очень удобна для обсуждения – это разменная карта, с помощью которой можно торговаться. Конечно же, не с Израилем – проблемы Израиля Россию мало волнуют – с Вашингтоном. В преддверии встречи с Трампом Путину эта карта в масть, поскольку Трамп хочет от России того же самого – обещаний воздействовать на Иран и помощи в том, чтобы очистить сирийскую территорию от иранских вооруженных сил. А раз есть то, что Трамп хочет получить, то за это можно потребовать у США чего-то взамен. Кроме того, в Москве действительно опасаются, что противостояние Израиля и Ирана в Сирии в один прекрасный момент может выйти из-под контроля, и тогда это серьезно осложнит обстановку в регионе, что противоречит российским интересам. Так что в данном случае интересы Москвы, Иерусалима и Вашингтона совпадают, что само по себе неплохо, а уж если это может принести дивиденды, то это неплохо втройне.

Уже на следующий день после встречи с Нетаниягу Путин принял Али Акбара Велаяти, старшего советника по международным делам верховного руководителя Ирана Али Хаменеи. О чем шла речь на этой встрече, стороны не сообщили, но можно не сомневаться, что в том или ином виде тема Сирии была затронута, поскольку Россия готова оказать Тегерану ту услугу, которая ему сегодня нужна больше всего – поддержку в ядерной сделке. А вот готов ли Тегеран за эту поддержку пожертвовать своим присутствием в Сирии, об этом мы узнаем некоторое время спустя.

Еще одна любимая ролевая игра Москвы – палестино-израильское урегулирование. Россия действительно искренне (и давно) верит, что если кто-то и может примирить Израиль и Палестину, то это именно она, и никто другой. Через пару дней после встречи с Нетаниягу Путин провел переговоры с лидером Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом. Его, кстати, тоже пригласили на футбол, правда, ему повезло больше, чем Биби – он увидит финал, а это в российской системе политических знаков и символов означает, как минимум, большее благорасположение. А одновременно с израильским премьером в Москве находилась также делегация Народного фронта освобождения Палестины, которая приехала на встречу с замминистра иностранных дел России Михаилом Богдановым. То есть российский МИД не просто встречается и ведет переговоры с представителями организации, которая признана террористической во всех цивилизованных странах мира (у них это называется дипломатией), – он демонстративно делает это именно во время визита израильского премьера. После того, как в связи с переносом американского посольства в Иерусалим Палестина официально отказалась признавать США в качестве посредника в палестино-израильском урегулировании, палестинские гонцы потянулись в Москву. И Москва очень этому рада – в пику Вашингтону, который намерен в ближайшее время предложить план ближневосточного урегулирования, она разрабатывает свой план. И он наверняка будет гениальным, как и все российские планы.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x