Блогосфера

Вручение награды "Герой года" с сенатором Хилари Клинтон

Неприкрытый расизм

Интересно, что с нами произойдет, если мы вдруг окажемся без интернета и доступной мобильной связи? Без всех этих модных наворотов и аппликаций? Сможем ли мы сосуществовать в социуме? Сможем ли мы продолжать общаться, как это было раньше, лет 20-25 назад? Способны ли будем вести простой человеческий диалог, понимая границы дозволенного?

Утро пятницы — долгожданного дня прохождения интервью для получения туристической визы в США для меня и моей дочери.

После прочтения всех правил, получения советов и последнего инструктажа от работника кафе напротив посольства я поняла, что конспирация не поможет — требовалось абсолютно всё оставить в камере хранения (разумеется, за исключением одежды и документов).

И вот, наконец, я направилась к очереди, состоявшей из таких же, как и я, страдальцев, получивших приглашение именно в этот, холодный и дождливый день, прийти в посольство на интервью…

К сожалению, я совсем не подумала о том, что в такую мерзкую погоду нужно было одеться теплее (например, в куртку с капюшоном), поскольку  внутрь ничего нельзя с собой проносить. Зонт, сумку, различные устройства и даже ручку нужно было либо оставить в камере хранения, либо отдать на время тем, кто тебя терпеливо ждет в кафе напротив, наблюдая из окна за твоими страданиями в очереди.

Наступил момент, когда я оказалась вне цифрового мира — без смартфона и среди таких же людей, которые вдруг с удивлением поняли, что рядом с ними тоже кто-то находится. Словно в одном загоне, все мы стояли в очереди. В этот уникальный миг мы словно вернулись во времена, когда разговаривали и общались вживую, лет на 20-25 назад, практически в доисторическую первобытную эпоху. Вероятно, все вспомнили, как это было, когда мы смотрели друг другу в глаза во время беседы, и знали, как вести диалог. Когда многие из нас следили за своей речью, не говоря ничего такого, чего не смогли бы высказать открыто и смело человеку в глаза.

Так я оказалась в этом каменном веке. В очереди было много людей, однако я хочу рассказать о женщине, стоявшей непосредственно за мной. Вероятно, она  потеряла границы, забыв, что находится не в сети, и не всё, что у нее на уме, стоит говорить вслух.

Постараюсь воспроизвести громкий диалог этой дамы:
Она: Кто твой мужчина — русский израильтянин или коренной израильтянин?
Я: Какая разница? Все мужчины более или менее похожи.
Она: Нет, ты не права. Русские — джентльмены, а израильтяне — нет.
Я: Есть разные — джентльмены, не джентльмены, и они могут быть и «русскими», и коренными израильтянами.
Она: А вот ты не русская, потому что ты из Украины. Ты – украинка!

Полагаю, что именно это слово стало для меня аналогом красной тряпки перед глазами быка.

Я: Я уже 30 лет здесь, меня привезли, когда мне было 12. Почему мне нужно все это слышать? Почему нужно подчеркивать моё происхождение и выделять так, как тебе это кажется? Вот ты откуда приехала?
Она: Я родилась здесь (сказано с гордостью), а вы приехали все разные, неевреи.
Я: Но твои родители откуда?
Она: Из Алжира.
Я: Тогда ты тоже с арабскими корнями.
Она: Что? Нет! Мы все евреи, это среди вас неевреи. Но по тебе и твоему носу видно, что ты еврейка — у тебя нос с хорошей горбинкой.
Я: (поднимая руки верх) Б-же, дай мне сил сдержаться и не высказать всё, что я думаю сказать прямо сейчас и по всем пунктам, включая мой нос! — сказала я вслух.

Я не смогла удержаться — сказала пару слов о расизме, о том, что у нее стереотипное мышление (не совсем уверена, поняла ли она первое слово, да, наверное, и второе тоже) и т.д. При этом я понимала, что мы все стоим в очереди в американское посольство за визами. Я ждала эту очередь два с половиной месяца, и находясь в ней в свою нерабочую пятницу, мне совсем не хотелось, чтобы меня выкинули из нее из-за какого-то гордого потомка выходцев из Алжира.

Потом я прекрасно поговорила с подругой этой барышни и ввела её в состояние легкого анабиоза, сказав о том, что я адвокат. Попутно развеяла ещё несколько клише о «кассиршах из супермаркета» (кем меня, вероятно, представляли) или что-то подобное. Жаль, что всё очень сложно, и люди переполнены стереотипами вперемешку с расизмом, который есть, наверное, у каждого.

Закончив свои дела в посольстве, я размышляла по дороге домой, откуда у людей берется такой неприкрытый расизм? Возможно, скрытый расизм ещё хуже, но мы его почти не видим, так как большинство понимает, с чем может столкнуться, показав свое настоящее лицо. А в описанном мною случае ситуация была открытая, и женщина не видела проблемы в своих громких рассуждениях.

Скорее всего, когда нас лишают виртуального мира и мы попадаем в мир реальный, не у всех получается быстро переключаться между ними.

Люди за экранами мобильных телефонов, прячась за никами, не чувствуют разницы между безответственным комментарием, брошенным в виртуальное пространство и тактичным ведением диалога по правилам хорошего тона, с ответственностью за свои высказывания и с умением объяснять свои доводы.

До этого случая я считала, что расизм и публичное пренебрежительное отношение к «русскоговорящим» можно лишь случайно заметить в скрытой форме, а открытая форма расизма – это дело прошлого. Наверное, я ошибалась.

Где мне его услышать, если я живу в своём мире, который довольно обособлен? Дом, работа, друзья, клиенты — всё в очень знакомой и комфортной среде, где меня знают и ценят. Коллеги уважают, в судах такого тоже не происходит, а круг близких и знакомых людей ограждает от проявлений такого пещерного расизма. Так, живя в своем мире и в виртуальном пространстве, начинаешь забывать многое из плохого, которое было в прошлом, и приобретаешь уверенность, что этого больше не существует. Но нет — оно никуда не исчезло и периодически показывает свою мерзкую физиономию.

Порой мне казалось, что мир стал лучше, но теперь я стала сомневаться. Интересно, что с нами произойдет, если мы вдруг окажемся без интернета и доступной мобильной связи? Без всех этих модных наворотов и аппликаций? Сможем ли мы сосуществовать в социуме? Сможем ли мы продолжать общаться, как это было раньше, лет 20-25 назад? Способны ли будем вести простой человеческий диалог, понимая границы дозволенного?

Полагаю, что нам всем пора возвращаться в оффлайн и менять удобную обёртку виртуальности на настоящий мир. Цифровая вселенная никогда не заменит живое общение и понимание реальности.

Фото для привлечения внимания. Мой последний визит в США, получение награды в Вашингтон Центре, как героя года в Борьбе с торговлей людьми. Апрель, 2006.

Блог автора на ФБ

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x