Интервью

Ресторан "Pho 26", фото: Марина Протсов

"Необходимы реальные компенсации"

«Я не думаю, что мы можем позволить себе закрыть, иначе мы просто окажемся на улице. Есть предел этим глупостям, невозможно принимать решения с потолка и делать то, что вам вздумается, неважно в какой ты должности и в каком высоком ранге. Долги рестораторов начинаются от 100,000 шекелей, все эти пособия в несколько тысяч, не имеют никакой связи с настоящими убытками». Наш корреспондент Алла Агаронова поговорила с рестораторами Хайфы о том, что происходит с ними в последние трудные месяцы.

Нелегкую неделю переживают рестораторы и владельцы баров и ночных клубов в связи с мгновенными решениями правительства об их закрытии и открытии. В субботу рестораторы вышли на протест в Тель-Авиве, а во вторник рестораторы севера — арабы и евреи объединились и вышли на протест в Немецкой Колонии в Хайфе, требуя от правительства четкого плана и компенсаций для ресторанного бизнеса.

Хайфские владельцы ресторанов, баров и клубов рассказали, как они переживают этот период, как на них повлияло объявление о срочном закрытии в пятницу и насколько полученные пособия (маанак) не пропорциональны их расходам.

Паб Родео

Культовый паб ресторан Родео, работающий с 2004-го года, проводил до марта концерты, творческие и литературные вечера. В гостях побывали артисты, барды и поэты из многих стран, в том числе поэт Евгений Евтушенко и бард поэтесса Вероника Долина.

После месяца закрытия, владельцы смогли возобновить лишь малую часть небольших мероприятий.

«Мы центр искусства, у нас специфическое место и в основной массе к нам ходили ради представлений, спектаклей и вечеров, которые мы устраиваем. Теперь приходят очень мало людей, так как все боятся»,  рассказывает владелица Родео, Ирина Новокольская.

Ирина, мать двоих детей, получила два пособия (маанак) от государства в размере 6,000 шекелей, когда арнона и съем помещения стоят в два раза больше. В последние месяцы они с мужем взяли ссуду. «Мы надеялись, что все это закончится и нам дадут работать. Но похоже будет только хуже и сейчас затянут петлю на шее у всех. Пока яростно придумываем действия, чтобы хоть как-то продержаться.  Надеюсь на какую-то поддержку, хотя бы на отсрочку арноны от муниципалитета Хайфы», говорит Ирина.

Фото: Элеонора Ладин

За 16 лет в бизнесе, она пережила многие финансовые потери и в нынешний кризис она вспоминает вторую Ливанскую войну в 2006, когда бомбили город. «Тогда всем выплачивали компенсацию и никого не закрывали. Люди к нам приходили после бомбежек, был заработок и государство помогло. А то, что происходит сейчас, совсем бесчеловечно».

Ирина готова подождать пару недель, если эти меры действительно помогут органичить  распространение коронавируса. «Самое главное, чтобы это действительно помогло, потому что не дай бог, кто-то из близких заболеет или умрет. Если ставить на чаши весов здоровье или деньги, то я конечно выбираю первое».

Ресторан испанской кухни Сангрия

Ресторан испанской кухни Сангрия расположен в нижнем городе. За 6 лет существования ресторанные критики несколько раз включали его в первую десятку рекомендованных ресторанов в Хайфе. Меню ресторана меняется ежедневно и 90% из блюд готовятся на месте в открытой кухне. В Сангрии обедают сотрудники из контор нижнего города, в основном адвокаты, бухгалтеры и правительственные работники. В марте, когда большинство сотрудников перешли на работу из дома, количество обедающих значительно убавилась. Та же ситуация происходит сейчас, с начала июля.

В марте ресторан готовил еду на вынос, а что касается доставок, то в этом способы масса логистических проблем, начиная с ожидания посыльного и времени доставки. «У каждого блюда, например, мяса, свое время и разные уровни готовки. Не все блюда можно потом разогревать или есть прохладными. Доставлять их таким образом, значит испортить себе репутацию», объясняет Борис Коганицкий, владелец Сангрии.

В июне ресторан открылся заново, после полтора месяца подготовки к новым постановлениям. «Например, нужно было полное разделение между кухней и столами, нужно было подготовить оборудование. На это все ушла очень большая сумма денег», объясняет Борис.

После довольно удачного июня, в июле в ресторане был резкий спад, а на прошлые выходные было обилие заказов, и в итоге почти никто не пришел. «В пятницу утром мы узнали из новостей, что в 17:00 мы должны закрыть. Мы обзвонили людей, отменили заказы и затем узнали, что закрытие отменили. Мы стали снова обзванивать людей, которые уже пошли и купили еду в супермаркетах и предпочли остаться дома. Мало людей вообще знали об изменении решения, об этом не было почти информации. В итоге всю субботу мы просидели в полном составе, со всеми приготовлениями, и без единого человека, так как люди были уверенны, что рестораны закрыты», говорит Борис.

Основные текущие расходы ресторана составляют минимум 30,000 шекелей в месяц. За все время карантина Борис получил пособие (маанак) в размере 10,500 шекелей. «Пока что нет никаких критериев по поводу получения пособий за возращение сотрудников. С нами вообще никто не разговаривает и ничего не объясняет. Мы все узнаем только из новостей и находимся в полном неведении. Если нас закроют, то есть продукты, которые нам придется выбросить. Я также не знаю, что мне делать с семью сотрудниками. В первой волне работники ушли на неоплачиваемый отпуск. Вся команда нужна мне так же, как я нужен им. Я не знаю, на что они будут жить?»

Бар De Paris

Два года назад Феликс Таиф открыл в нижнем городе бар De Paris, куда приходит отдохнуть и расслабиться под музыку хайфская молодежь. В марте, при вынужденном закрытии, бар выбросил продукты стоимостью несколько десятков тысяч шекелей. «В мае после двух месяцев закрытия, мы открылись в соответствии с новыми постановлениями, затем разрешено было 30 людей посадить на улице и 20 внутри и это привело к тому, что многие просто не могли войти, даже если хотели», рассказывает Феликс. «Второе пособие, которое мы получили, было просто смешное и его не хватило даже на оплату электричества, я уже не говорю про все остальные расходы».

Фото: Феликс Таиф

Небольшая помощь пришла от министерства внутренних дел, которое решило отложить оплату  арноны для заведений на месяцы с марта по май. «Сейчас нам нечего делать, кроме как ждать решений. Остается надеется, что, благодаря протестам, наши лидеры поймут, что мы не  марионетки. К нам приходят для атмосферы, чтобы расслабиться и повеселиться, наша работа — оказывать гостеприимство людям, обеспечить их столиками, напитками, и все это при живом общении», говорит Феликс. «Когда ты в постоянном убытке и впереди лишь неизвестность, ты не будешь вкладывать средства. Мы не будем продавать навынос чейсеры или виски. Если будет постановление о закрытии ресторанов, то мы просто закроем».

Pho 26 Talpiot

Небольшой ресторан вьетнамской кухни Геннадий Лифшиц со своим партнером открыли в феврале на рынке Тальпиот. Месяц спустя, они закрылись на карантин и, как и остальные, подготовили ресторан для заказов. «Наше место не подходит для доставок и невозможно было его превратить в такое за день. Нужны были другие кассы и посыльные, поэтому наши доходы в эти месяцы просто растаяли. Мы сами не получили пособие, так как мы является компанией с ограниченной ответственностью (Хевра баам)», объясняет Геннадий.

Фото: Марина Протсов

В мае в ресторан вернулись люди и большинство ограничений из-за короны его не коснулись, так как все столы выставлены на улице. В пятницу, при объявлении о закрытии, Pho 26 продолжил работать, как и многие другие рестораны, которые были против решения. «В правительстве лишены профессионализма, и поэтому не руководят этим кризисом правильно. Сами ограничения лишены смысла и не решают проблем с увеличением заражения», комментирует Геннадий. «Многое повисло в воздухе. Почему в синагогу можно пустить 10 человек, а в ресторан нет? За этим уже было грустно наблюдать и тогда рестораны пришли к выводу, что они просто не могут себе позволить закрыться. Из-за денежных потерь, из-за долгов и из-за сотрудников. Даже новые долги уже не из чего брать. Это было нелогичное неожиданное постановление от людей, которые просто не в теме».

Во вторник вечером сотрудники и владельцы приняли участие в общем митинге у резиденции премьер министра в Иерусалиме. «Я не думаю, что мы можем позволить себе закрыть, иначе мы просто окажемся на улице. Есть предел этим глупостям, невозможно принимать решения с потолка и делать то, что вам вздумается, неважно в какой ты должности и в каком высоком ранге. Долги рестораторов начинаются от 100,000 шекелей, все эти пособия в несколько тысяч, не имеют никакой связи с настоящими убытками», говорит Геннадий.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x