Зона безопасности

Посол ОАЭ и министр иностранных дел Помпео в Абу-Даби, в прошлом году. Фото: ЭНДРЮ КАБАЛЛЕРО-РЕЙНОЛЬДС / POOL

Красная черта

В статье, опубликованной послом Объединённых Арабских Эмиратов в США в газете "Едиот Ахронот", опровергаются сообщения о якобы поддержке государствами Персидского залива плана аннексии территории Западного берега. Не исключено, что речь идёт о послании, исходящем от его близкого друга, Джареда Кушнера, с целью оказать давление на президента Трампа.

«Мы хотели бы верить, что Израиль — за перспективу развития, а не  наш враг. Мы вынуждены решать слишком много похожих проблем и видим огромный потенциал для тёплых отношений в будущем. То, какое решение примет Израиль по вопросу аннексии, станет безошибочным показателем того, смотрим ли мы с ним на мир одинаково». Этот пассаж посла ОАЭ в Вашингтоне Юсуфа Аль-Утайбы в статье, написанной им для газеты «Едиот Ахронот», содержит сердцевину концепции, которой руководствуются не только Объединённые Арабские Эмираты, но и большинство арабских государств. С одной стороны, Израиль является «существующим фактом», потенциальным и даже практическим партнёром в борьбе, которая ведётся против влияния Ирана в регионе и против радикального ислама. Кроме того, Израиль играет важную роль для укрепления связей между арабскими государствами и Соединёнными Штатами. С другой же стороны, существует палестинская проблема, без решения которой этот потенциал невозможно будет реализовать.

В статье Аль-Утайбы чётко указывается, что сообщения о якобы существующей в арабских государствах, и особенно в странах Персидского залива, поддержке планов аннексии Западного берега являются совершенно необоснованными. Даже, если некоторые высокопоставленные арабские официальные лица в кулуарах позволяют себе осуждение позиции палестинского руководства, отвергнувшего мирный план Дональда Трампа, то их публичные заявления имеют гораздо большее значение.

И это не просто идеологическая позиция или бескомпромиссная приверженность параграфам международного права. Аннексия может иметь весьма серьёзные политические последствия в регионе, арабские режимы окажутся под ударом массовых антиизраильских протестов и вынуждены будут подчиниться местному общественному мнению.  Это общественное мнение уже нашло выход в возмущённых реакциях, переполнивших социальные сети,  и в выступлениях арабских комментаторов, как на сам факт публикации статьи Аль-Утайбы в израильской газете, так и на содержащиеся в ней рассуждения о том, что Израиль можно воспринимать, как «потенциального партнёра». ХАМАС и «Исламский джихад» были первыми, кто осудил статью и её автора, позже к ним присоединились движение «Фатх» и Ассоциация палестинских журналистов, которые указали на вопиющее нарушение политики отказа от нормализации отношений с Израилем.

Однако, гневные отзывы на эту статью меркнут по сравнению с опасениями, что  аннексия может стать причиной бурных акций протеста в Иордании, таких, что  король Абдалла может оказаться перед дилеммой продолжения мирного договора с Израилем. И подобные протесты могут перекинуться  и на другие арабские страны. Кроме того, план аннексии Западного берега разрушает суть арабской мирной инициативы, выдвинутой Саудовской Аравией в 2002 году, согласно которой Израиль должен будет уйти со всех оккупированных территорий в обмен на нормализацию и создание арабского пояса безопасности. Для арабских стран эта инициатива является краеугольным камнем любых политических переговоров с Израилем.

Хотя Израиль утверждает, что односторонняя аннексия включена в мирный план президента Трампа, Иерусалим игнорирует тот факт, что США рассматривают аннексию, как часть единого большого плана, который предусматривает не только создание палестинского государства, но и установление полноценных и нормальных отношений между Израилем и арабскими государствами. Попытка представить поддержку некоторыми арабскими государствами мирной программы Трампа, как их согласие с планом односторонней аннексии является преднамеренным обманом, который не только делает невозможным установление более близких отношений с государствами Персидского залива, но и вредит статусу США на Ближнем Востоке. Поэтому, статья Юсуфа Аль-Утайбы столь важна: она содержит конкретное и чёткое послание, как правительству Израиля, так и администрации США. Подобные статьи, адресованные непосредственно народу, минуя официальные структуры, обычно публикуются уже после того, как все дипломатические, тайные или публичные переговоры между главами государств и их представителями ни к чему не привели. Необходимо также отметить, что ОАЭ не выступают от имени других стран Персидского залива и не представляют других арабских лидеров, но они выражают неформальный общий знаменатель, формулируют ту «красную черту» в отношениях с Израилем, которую не смогут перейти даже самые умеренные арабские государства региона.  Мохаммед бин Заид, фактический правитель государства, говорит не только об отношениях его страны с Израилем, о чём, например, свидетельствуют частые визиты израильских бизнесменов в Дубай или отправка самолётов с гуманитарными грузами, приземлившихся в аэропорту им. Бен-Гуриона. Он координирует свои действия  с саудовским наследным принцем, чтобы содействовать продвижению плана Трампа.

ОАЭ считается самым влиятельным арабским государством в Вашингтоне, занявшем положение Саудовской Аравии после скандального убийства саудовского журналиста  Джамаля Хашогги, совершённого сотрудниками спецслужб, судя по всему, по прямому указанию наследного принца Мохаммеда бен Салмана. Юсуфу Аль-Утайбе 46 лет. С 2008 года он занимает должность посла своей страны в Вашингтоне, где он ранее учился в университете и получил степень магистра на факультете международных отношений. В возрасте 26 лет он был назначен главой канцелярии по международным отношениям в офисе наследного принца и фактического правителя страны шейха Мухаммеда бин Заида. Он один из самых влиятельных людей в Соединённых Штатах и ​​близкий друг Джареда Кушнера, зятя президента Трампа. Аль-Утайбе был «скрепкой»,  которая связывала Кушнера с Мухаммедом бен Салманом. На протяжении долгих лет он был неофициальным референтом Джареда Кушнера по всем вопросам, связанным с ближневосточным регионом.

Эти функции и тот статус, который Аль-Утайбе имеет в Вашингтоне, могут означать, что его статья была прочитана некоторыми влиятельными американскими фигурами, среди которых, возможно, и сам Кушнер, прежде чем она была опубликована в газете «Едиот ахронот». Кушнер известен тем, что  выступает против односторонней аннексии, в отличие от американского посла в Израиле Дэвида Фридмана, и, по всей видимости, не будет преувеличением относиться к этой статье, как к эпизоду внутриполитической борьбы в Белом доме вокруг идеи односторонней аннексии.

Если же эта статья была заказана или, по крайней мере, предназначалась для того, чтобы помочь Кушнеру повлиять на его тестя Трампа, чтобы тот торпедировал план израильской аннексии Западного берега, то это может свидетельствовать о масштабах мобилизации против этого плана и, возможно, даже о негодовании, которое вызывает идея односторонней аннексии, по крайней мере, у некоторых чиновников Белого дома. Поступок Аль-Утайбы во многом напоминает «вечного» посла Саудовской Аравии в Вашингтоне Бандера бин Султана, который на протяжении десятилетий фактически формулировал политику США в отношении арабских государств. Позиция Объединённых Арабских Эмиратов хорошо слышна в Вашингтоне, и не только в отношении к палестинской проблеме. ОАЭ активно вмешиваются противостояние в Ливии между лидером сепаратистов Хлифом Хафтаром и правительственными силами на стороне России и Египта, и они может содействовать мирному соглашению между противоборствующими сторонами, к чему очень стремится президент Трамп. ОАЭ также были партнёром Саудовской Аравии в войне в Йемене, и после вывода их сил, вызванного американским давлением, Саудовская Аравия была вынуждена вести переговоры с хуситами. Благодаря своим крупным инвестициям на Ближнем Востоке, особенно в Египте, Иордании и Судане, и решению о скором возобновлении дипломатических отношений с Сирией, ОАЭ превратились из второстепенного в доминирующее государство, обладающее важными рычагами давления на политические процессы, происходящие на Ближнем Востоке, в том числе в Иране, с которым Эмираты подписали соглашение о защите судоходства в Персидском заливе.

В свете вышесказанного, Биньямин Нетаниягу должен отнестись к статье Аль-Утайбы, как к дипломатической ноте, адресованной главам государства, а не только рядовым гражданам Израиля. Аль-Утайба не является лоббистом, который добивается, чтобы Израиль проводил неправильную политику. Наоборот, он представляет ряд практических интересов, реализация которых более выгодна Израилю, нежели его собственной стране.  И его статья не может остаться безответной.

 

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x