Блогосфера

Фото: Дима Кантер

Реквием по мечте

На каком-то этапе что-то пошло не так. Трудно сказать - когда, но наверное это был 19-й год, его первая неудача с формированием коалиции, досрочные выборы, в которые до последнего момента никто (и он сам) не верил. Были расследования коррупции. Был визит в Киев и “инцидент с хлебом”.Были специальные инструктажи для русскоязычной прессы в его канцелярии...

Биньямин Нетаниягу любит давать интервью. Собственно, так я с ним и познакомился…

Он вообще любит (любил?) СМИ. Во всяком случае, всегда ценил и понимал их потенциал. Даже если эта “любовь” — от обратного: теперь он говорит, что практически все израильские СМИ — это пропаганда, их цель — свалить его, Биби.

Что в итоге и произошло.

Я брал у него интервью на Генассамблее ООН в Нью-Йорке, в его премьерской канцелярии, в резиденции на улице Бальфур, в штабе Ликуда в Тель-Авиве, в студии Девятого канала в Неве-Илане. Я сопровождал его в зарубежных поездках в США, Россию и Украину. Я видел его с Путиным, Обамой, Байденом и Зеленским. И я могу с уверенностью сказать: редко встретишь человека с таким острым умом и с такой способностью убеждать.

Фото: архив автора

На каком-то этапе что-то пошло не так. Трудно сказать — когда, но наверное это был 19-й год, его первая неудача с формированием коалиции, досрочные выборы, в которые до последнего момента никто (и он сам) не верил. Были расследования коррупции. Был визит в Киев и “инцидент с хлебом” (кадры, снятые мной в аэропорту Борисполя на любительскую камеру, потом распространило агентство “Рейтер”). Были специальные инструктажи для русскоязычной прессы в его канцелярии. И были эти многочисленные интервью с ним после каждого зарубежного визита, перед каждыми новыми выборами.

Он меня уже узнавал — или это советники освежали его память, но он всегда называл меня коротким “Дима”. Всегда перед интервью тщательно проверяли свет, кадр, фон — что где стоит. Как-то специально притащили шкаф с книгами, причем выбирали — какие именно книги должны быть на полках! Пока однажды, в ходе очередного предвыборного марафона, подобной тщательности уже не было, на его черном костюме стала заметна белая перхоть, а в качестве обязательной подставки для ног ему как-то положили книгу по искусствоведению в голубом переплете. И он поставил свои ноги на эту книгу.

Когда я в последний раз был на Бальфуре, мы выставили кадр, сели, ждем хлопка, и он меня спрашивает — бывал ли я на Бальфуре?.. Господин премьер-министр, за последние пару лет только здесь, напротив этого рояля с самоваром, я брал у Вас интервью раз пять. Или шесть. Или больше.

Он говорил слово “я” чаще других слов. Он обвинял прессу (“-ну ты то понимаешь, они пишут про меня в стиле “Правды!” — “почему я это должен понимать?” “-потому что ты из СССР, ты это помнишь!”). Господин премьер-министр, я в Израиле с 94-го, и сам уже не знаю, что помню больше — мои 18 лет там, или 27 лет здесь.

Он устал — и это видно. Да, власть — это наркотик. Но и от него бывает передоз. Однажды, после Киева или Сочи, я обидно застрял в пробке по дороге домой из аэропорта. Включил бы Waze — знал бы, что на 443-й трассе идут работы. Но зачем его включать в полночь по дороге из Бен-Гуриона в Модиин?)) На следующий день рано утром — интервью с Нетаниягу на Бальфуре. Он сказал мне тогда, что я выгляжу невыспавшимся. В ответ я рассказал ему эту историю о том, как застрял на 40 минут по дороге домой. Такая ситуация была… житейская, что-ли… И вот я сетую на то, как мне накануне не повезло, а он вздохнул и спрашивает: “в этом тоже, скажешь, я виноват?..” И улыбается при этом.

“Реквием по мечте” — предупреждение поколению мечтателей о том, что бывает с теми, кто думает, что переиграет реальность. Нетаниягу, без сомнений, мечтатель — в хорошем смысле слова. Он мечтал изменить Израиль — и ему это во многом удалось. Кампания по массовой вакцинации, например — хороший кейс по теме “о роли личности в истории”. Но он, безусловно, мечтал ещё и о том, чтобы войти в историю страны выдающимся премьером, равным Давиду Бен-Гуриону. Он действительно находился у власти дольше. Но если Бен-Гурион всегда угрожал, что уйдет, Нетаниягу всегда говорил, что останется. Вот он и пересидел в этом кресле — лишнюю пару лет.

Переиграть эту реальность, по итогам четвертого за два года раунда досрочных выборов, в созданном во многом именно им самим политическом кризисе Биньямину Нетаниягу на этот раз не удалось.

Его 4456 дней у власти заканчиваются сегодня. Отныне он — лидер оппозиции. Не премьер.

Оригинал в сети Telegram

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x