Женская территория

"Амидар". Photo by Hadas Parush/Flash

Оставаться вечной нахлебницей

Стимула выбраться из бедности очень мало, но если помогать меньше - некоторые семьи помрут с голода, не у всех ведь хватает сил подрабатывать. А сейчас ситуация усугубилась и за помощью пришли те, кто никогда ничего у государства не просил: владельцы разоренных “короной” бизнесов. Они и сами в шоке, что встали в очередь за деньгами, социальными квартирами и едой. Вывод: нужна более эффективная, комплексная система социальной защиты.

Оживленные дискуссии как в сети, так и в жизни вызывают матери-одиночки — те из них, кто изначально рожает детей “для себя”, или те, кто родили детей в браке, а затем по тем или иным причинам оказывались зависимыми от помощи государства. Общество вокруг них, явно или нет, делится на две группы. Одна считает, что “с каждым может случиться, государство должно помочь”, другая называет их “матери-одноночки”, и обвиняет в инфантилизме и безответственности. Ну как можно завести пять детей без мужа? И почему заботу об этой семье должно взять на себя государство, вплоть до предоставления главного, о чем мечтает каждый израильтянин — квартиры? Причем некоторые люди умудряются проявлять потрясающую логику вроде: «Я не против помочь нуждающимся, но можно как-нибудь сделать это не из общегосударственного кармана и моих налогов? Нет? Странно, тогда лучше мне помогите, мне тоже сложно! Мне тоже жить негде и аренда сжирает львиную долю доходов».

Иногда есть ощущение, что государство Израиль тоже не совсем определилось, социальное оно или нет. С одной стороны, пособия, льготы и поддержка положены, с другой — чтобы получить их, нужно доказать, что ты достаточно беден и несчастен, сир и убог, малооплачиваем и многодетен. И на это надо потратить столько сил и времени, что не всякий несчастный выдержит. Вы когда-нибудь имели дело с государственной бюрократией?

Скажу вам странную вещь, осознать которую полностью я и сама никак не могу. Государство исподволь вынуждает меня не работать, не стремиться, не развиваться и (о ужас!) рожать побольше. Что-то в работе с социально слабыми слоями населения (я сейчас ТОЛЬКО о взрослых здоровых людях с детьми, оказавшихся в сложной ситуации) пошло не так.

Давайте я сначала расскажу свою историю. Просто для того, чтобы комментаторам было понятно, что мало у кого список жизненных сложностей длиннее. Я мать-одиночка с тремя детьми, у старшей из которых синдром Дауна. С папой старшей дочки мы в разводе, отец младших умер. Однажды, когда у меня была только одна дочка — особенная, я получила квартиру от государства в городе Беэр-Шеве (была тогда такая программа у Министерства абсорбции времен Софы Ландвер: кто из нуждающихся готов был жить на периферии — довольно быстро получал квартиру от Амидара). Квартира эта мне очень помогла, я получила возможность несколько лет заниматься только дочкой, не работая. Потому, что матерям детей-инвалидов платят пособие по прожиточному минимуму, а детям, соответственно, пенсию. Жить на эти деньги, самой снимая квартиру, сложновато. А вот когда жилищный вопрос решен — не шикуя, но можно. Район, где была квартира, небезуспешно боролся за звание самого отвратительного в стране — “Далет” в Беэр-Шеве . Там было почти только социальное жилье, и “опекаемые государством” жильцы превратили его в мусорку. Но зато оказалось, что пытаясь помочь жителям “далета” (особенно женщинам) выйти из гетто и раскрыть потенциал, социальные службы предлагали почти бесплатные курсы по ряду специальностей. Правда, мало кто ими интересовался.

Постепенно я поняла, что постоянно принимая помощь, я не просто делаюсь зависимой от дающих рук, я начинаю думать, что я и правда несчастна и нуждаюсь в опеке. А меж тем единственный человек, кому правда нужны были помощь, поддержка и особые условия для старта, была моя дочь. Вот она действительно не могла (и сейчас не может) участвовать в конкуренции за место под солнцем. А я сама вполне могу слезть с государственной “иглы” и обеспечить ее жильем там, где мне нравится и ей будет хорошо.

Короче, мы вернули квартиру, уехали в центр страны, я начала работать и больше не получаю от государства ни копейки на себя. (Все знали, что государственное жилье продолжает оставаться государственным, пока его не выкупишь, что можно только после определенного времени и делают далеко не все “бедные”?)

Долгое время я не вспоминала Амидар, пока второй муж не умер и я не осталась одна теперь уже с тремя детьми. Купить квартиру на свободном рынке в такой ситуации маловероятно. Проверила: я слишком богата для получения даже места в очереди на социальное жилье. Если бы я не работала, продолжала сидеть на пособии, то рано или поздно получила бы вторую квартиру — уже в центре (детей-то стало больше!) В Амидаре мне так и сказали: вот еcли бы вы получали деньги от Битуах Леуми…

Собственно, некоторая часть матерей-одиночек так и делают. Получают пособие, которое положено одинокому родителю до 3-х лет ребенка. Потом… рожают еще ребенка. Особенно “везет”, если среди детей есть особенный, тогда для пособия матери возраст ребенка уже не имеет значения и добавляется пенсия ребенка (которую мало кто тратит на развитие чада, в основном — просто на жизнь) и помощь на съем квартиры. Или даже можно получить квартиру, если детей много. Если нужны деньги — женщина идет работать по-черному (по-белому можно зарабатывать, не теряя пособий, очень небольшие деньги). И все — она зависит навсегда от государства.

Как выйти из этого тупика, не очень понятно. Не помогать — не вариант. Помогать больше — эта зияющая пропасть будет только расти, ведь стимула выбраться из бедности очень мало. Помогать меньше — некоторые семьи помрут с голода, не у всех ведь хватает сил подрабатывать.

Сейчас ситуация усугубилась и за помощью пришли те, кто никогда ничего у государства не просил: владельцы разоренных “короной” бизнесов. Они и сами в шоке, что встали в очередь за деньгами,  социальными квартирами и едой.

Думаю, возможны некие комплексные решения. Скажем, определенным кругам «наследственной бедности» было бы лучше помогать не деньгами, а развивающими кружками и учебными программами для детей. Тем, кто испытывает временные трудности — временным же социальным жильем на короткий период. Или субсидированной (хотя и не очень низкой) арендой квартир, принадлежащих государству (такая практика есть во многих странах). А молодым и работающим матерям можно было бы помочь программами типа “цена для новосела”, но с сниженной ценой “для одинокого родителя”.

Но на настоящий момент все так себе: социальные программы безнадежно устарели, помогающие организации страдают от бюрократии и безденежья, кроме того, они разрознены и не видят общей картины. Кто достоин помощи? Только ли состоянием здоровья и количеством детей можно измерить “несчастность”? Нужно ли помогать человеку бесконечно?Уверена, ответы есть и улучшения возможны, но желающих в этом разобраться и построить новую, более эффективную систему социальной защиты — я пока не встретила…

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x