Интервью

Все фото в статье предоставлены Фондом "Право на жизнь"

“Право на жизнь” - для иностранных детей

"Больше всех, конечно, нуждаются в поддержке семьи, приезжающие лечить детей. Поддержка необходима родителям, но самое важное - это психологическое состояние малышей... На период, когда семья в Израиле, мы становимся почти ее членами, самыми близкими людьми, вникаем в нужды. Очень многие израильские фонды отказываются помогать иностранным пациентам, и тогда мы выступаем в роли такого, не посредника, но представителя семьи. Иной раз нужно  найти инвалидное кресло, взять его напрокат, привезти семье и т.д."

Инна Бахарева — один из создатель и вдохновитель фонда “Право на жизнь”, который помогает детям, страдающим от тяжелых заболеваний и приезжающим лечиться в Израиль. Приехав в Израиль, она работала в туристической крупной фирме. Жизнь сложилась так, что 5 лет назад ей пришлось столкнуться с болезнью близкого человека. Пройдя вместе с ним непростой путь лечения, она вдруг открыла для себя другой мир. Мир пациентов онкологических отделений. Эти люди приезжают в Израиль лечиться, местная медицина — их последняя надежда. Особенно нелегко приходится детям, которые проводят в клиниках от 9 месяцев до 2 лет — целую маленькую жизнь.

Инна Бахарева. Фото: Фейсбук

 — Что стало “точкой отсчета”, после которой вы поняли, что Фонд необходим?

 — После того, как я и моя семья прошли все это сами: шок и ужас от диагноза, поиски денег на лечение… Мы вдруг увидели, как много людей в такой же ситуации. Больше всех, конечно, нуждаются в поддержке семьи, приезжающие лечить детей. Поддержка необходима родителям, но самое важное — это психологическое состояние малышей. Мы с командой волонтеров провели первую новогоднюю ёлку для детей, и их оказалось в Израиле неожиданно много.

Мы проанализировали, в чем эти семьи нуждаются больше всего. И поняли, что помимо праздников и психологической поддержки и решения элементарных социально-бытовых проблем, им часто нужна помощь в оплате дорогостоящих медикаментов, а также с оплатой лечения. Так мы подошли к решению об официальной регистрации фонда. Чтобы люди нам доверяли и понимали, что все пожертвования идут адресно.

— И что вы сделали?

— В ноябре 2015 года мы с небольшой группой энтузиастов зарегистрировали фонд  “Шанс на жизнь”, задача которого — помогать детям, проходящим лечение в центральных больницах Израиля: Ихилов, Шиба и Шнайдер. С работы я ушла в декрет и не вернулась, потому что работа в фонде требует полной загрузки. Муж меня в этом поддерживает, несмотря на то, что фонд платит только бухгалтеру, все остальные сотрудники — волонтеры, и работают на добровольных началах.

Все фото в статье предоставлены фондом Право на жизнь

— Кто ваши ближайшие соратники?

— Мы —  команда людей, которые создали и поддерживают Фонд. Это Яна Лемкин — дизайнер женской одежды, Зоя Пинская — в прошлом успешный рекламщик, сейчас мама троих деток, Женя Кулагина — мама двух малышей, Оля Браун — контролер качества продукции, она мама двух детей, один из которых победил болезнь, Юлия Голанд и Наталья Майорчик — ювелиры, Оксана Коэн — семейный фотограф. Постоянные волонтеры фонда выполняют рутинную работу: обзвоны родителей, формирование нужд, сбор рецептов и отоваривание лекарств, развоз лекарств и тд. Но есть и многие-многие другие, люди без которых никакая благотворительность была бы невозможна. Также есть люди, которые помогают нерегулярно, но их вклад очень важен.

— Что, например, они делают?

— Часто нам нужно очень разная помощь — приготовить домашний обед и накормить ребёнка на госпитализации, сделать перевод документов, позаниматься со школьниками. Те, у кого есть машины, возят наших подопечных по Израилю и знакомят их со страной, в которую они попали вынужденно. Ежедневно есть кто-то из «сторонних» волонтеров, кто едет куда-то, что-то отвозит. А когда какие-то праздники, подключаются сотни людей, которые готовы принять участие.  Мы сами физически все не успеваем, поэтому посредством фейсбука обращаемся за помощью. Основные жертвователи и помощники — это простые люди, иной раз сами нуждающиеся…

 — Как вы действуете, когда нужно собрать деньги?

 — Все сборы мы ведём адресно, и каждый из жертвователей может выбрать на что и кому он хочет помочь. Например есть «корзина доброты» — на эти средства мы закупаем одежду, еду и вещи первой необходимости, есть «корзина лекарств» — эти средства идут на лекарства и т.д.

Все фото в статье предоставлены фондом «Право на жизнь»

 — Откуда приезжают дети, которым помогает Фонд?

 — Из всех республик бывшего СССР, но больше всего из РФ и Украины. Сейчас есть дети из Дагестана, Казахстана…

 — В чем они чаще всего нуждаются?

— Нужды абсолютно разные! Есть семьи, которые говорят: спасибо, нам ничего не нужно. Мы можем просто общаться и все. Но бывает, проходит время, силы и средства истощаются, и семье приходится обращаться к нам за помощью. Есть такие у которых нет денег даже на продукты. А есть и такие, которые потом и сами начинают нам помогать.

Иной раз едем в русскую библиотеку за любимыми книгами для ребёнка, привозим ему любимые игрушки… маме пижаму и тапочки… Никогда не знаешь, что важно для человека. Бывает, что самое важное — просто быть рядом, когда нужно поговорить.

Мы делаем очень много: праздники, подарки на дни рождения, сами организовываем экскурсии. Около месяца назад ездили со всеми семьями в Иерусалим (где нам помогали гиды — волонтеры)

Фонд организовал 8 марта для мам: мы забрали детей, сделали с ними мастер класс, а у мам было несколько часов для себя. Уже второй год мы проводим такой праздник в салоне красоты Юлия. Мамочки наслаждаются процедурами, а мы с детками занимаемся.

Главное, что на период, когда семья в Израиле, мы становимся почти ее членами, самыми близкими людьми, вникаем в нужды. Очень многие израильские фонды отказываются помогать иностранным пациентам, и тогда мы выступаем в роли такого, не посредника, но представителя семьи. Иной раз нужно  найти инвалидное кресло, взять его напрокат, привезти семье и т.д.

— Как к волонтерам Фонда относятся в больницах?

— За эти годы нас хорошо узнали и без проблем везде пускают, социальные работники сами звонят, когда нужна какая то помощь, сообщают когда приехала новая семья. Нам рады, это уж точно.

— Как вам удается не выгорать? Постоянно видя больных детей…

— Бывает и выгорание, не без этого. Опускаются руки и кажется все, больше не могу. Особенно тяжело, когда «уходит» ребёнок. Это страшно. Проблема в том, что сейчас едут действительно тяжёлые дети, те, кому на родине не дают никакого шанса. Отказываются даже брать на лечение. Или есть такие, которых там лечили 1,5 года от грыжи, а у ребёнка саркома! Но мы не унываем, ведь среди наших пациентов есть детки которые не болеют уже больше 5 лет, они живут обычной жизнью, учатся, занимаются спортом. Диагноз “онко” снимается после 5 лет ремиссии.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x