Зона безопасности

Israeli police officers clash with demonstrators during a protest following the death of Ahuvia Sandak a few days ago in a car crash during a police chase, outside the Police headquarters in Jerusalem, December 26, 2020. Photo by Yonatan Sindel/Flash90 *** Local Caption *** תאונה משטרה מתנחל מג"ב שומרים כוכב השחר הפגנה מטה ארצי

Поселенческое насилие вылилось на улицы

Беспорядки в Иерусалиме являются продолжением на новом уровне войны, которую поселенческие активисты уже много лет ведут с израильскими государственными структурами. На деле они протестуют против попыток и полномочий властей пресечь поселенческое насилие на территориях и взять под контроль поселенческий экстремизм.  

Последнюю неделю в Израиле проходят демонстрации правых экстремистов, призывающих к возмездию за гибель в автокатастрофе молодого члена Молодежи Холмов Ахувии Сандака. Большая часть протестов сосредоточена в Иерусалиме, но протесты идут и в других городах, а на территориях они, как обычно, приняли форму нападений на палестинские деревни и машины. На территории Израиля протесты также носят ярко выраженный насильственный характер – участники бросают камни в полицейских, портят полицейские машины и автобусы, пытались поджечь полицейский участок, на домах появляются граффити с угрозами.

На улицах Иерусалима «протестующие» останавливали машины, чтобы проверить, кто в них находится – евреи или арабы; были попытки линча арабов . К полицейским, замешанным в инциденте, приставлена охрана, поскольку их жизнь под угрозой; протестующие осаждают их дома. Несмотря на запрет на публикацию имен полицейских, нападающим известны и эти имена, и адреса. Анонимные источники из силовых структур говорят, что ситуация вышла из-под контроля. Из-за выхода на новый уровень поселенческого насилия на Западном Берегу там усилено присутствие армии для предотвращения ответной эскалации.

В последнее время полиция Израиля так скомпрометировала себя действиями против мирных демонстрантов на улице Бальфур, что происходящее воспринимается многими даже с некоторым мрачным удовлетворением, как заслуженный ответ на полицейское насилие. Ситуацию также сравнивают с протестами, которыми репатрианты из Эфиопии ответили на убийство полицейскими Соломона Таки.

В действительности и применение насилия по отношению к демонстрантам с Бальфур, и беспорядки, которые сейчас устраивают правые экстремисты – это различные проявления одного и того же. Агрессия по отношению к демонстрантам – результат давления сверху на начальников Иерусалимской полиции и на временно исполняющего обязанности Комиссара полиции Моти Коэна. Действия поселенческих экстремистов – попытка надавить на полицию снизу при красноречивом отсутствии реакции поселенческих лидеров. И то, и другое – успешные попытки политизации полиции, ведущие в конечном счете к ее дискредитации. И то, и другое – попытки заставить полицию не заботиться о соблюдении порядка и безопасности граждан, а служить интересам узких групп. Речь идет не о снижении полицейского насилия, а о том, что на некоторых ее полномочия не должны распространяться. Например, правые организации годами добивались закрытия полицейского подразделения в округе Иудеи и Самарии, созданного в 2013 специально для расследования действий поселенческих экстремистов против палестинцев.

Фото: Орен Зив, Активстиллз

Силы безопасности должны усвоить, что есть силы, с которыми нельзя связываться, если не хочешь столкнуться с тяжелыми последствиями. Если участники «эфиопских» протестов требовали, чтобы к ним относились справедливо и без предвзятости, так же, как и к остальным, то поселенческие экстремисты ставят цель ровно противоположную – они требуют, чтобы полиция их не трогала. Это не требование справедливости, а акции травли и устрашения – такие же, как по отношению, например, к семье Фаркаш в Кейсарии; такие же, как травля юридической системы и ее отдельных представителей – Мандельблита, Лиат Бен-Ари , Рони Альшейха — посмевших замахнуться на святое, то есть, на самого премьер-министра. Эта точно такая же кампания запугивания. Власти открыто ее не поддерживают и не поощряют, но об их позиции можно догадаться: семью погибшего Сандака принял в своей резиденции премьер-министр, а министр внутренней безопасности Охана нанес визит соболезнования.

Ни семья погибшего Абу эль-Кияна, ни семья Ияда аль-Халака – невинных жертв действий полиции и МАГАВ – не удостаивались таких почестей (хотя Нетаниягу и выразил свои соболезнования близким Ияда). Нет никаких сомнений в том, что расследование гибели одного из Молодежи Холмов, в отличие от убийств палестинских подростков, и так будет взято под самый жесткий контроль, ведь погибший был не арабом и не «эфиопом». Никто лучше поселенческих организаций не умеет вести PR-кампании и взывать к сочувствию к мужественным бойцам, страдающим от двойного гнета властей и арабов. И именно сейчас, когда властями и силовыми структурами многие и так недовольны, эта пропаганда может быть особенно успешной.

С самого начала в дело включилась организация Хонену, бесплатно предоставляющая правозащитные услуги большинству обвиняемых поселенческих экстремистов. Еврейские экстремистские группировки пользуются поддержкой ряда политиков; это самая защищенная в правовом и политическом плане группа израильтян, так что вряд ли стоит переживать за их способность отстаивать свои права и консолидировать поддержку. Например, благодаря активности «Хонену» в деле о поджоге в деревне Кфар Дума внимание широкой общественности было впервые привлечено к применению к подозреваемым режима «тикающей бомбы», официально существующей с 1999 и постоянно применяемой к задержанным палестинцам, и в результате суд отклонил ту часть показаний, которая была получена под пытками. Тем не менее, пытки и избиения задержанных палестинцев по-прежнему практикуются .

Гнев радикалов усиливается еще и из-за того, что обвинения в причинении смерти по неосторожности и неоказании помощи могут быть предъявлены спутникам юного Ахувии, которые после аварии начали убегать от полиции и не сообщили, что под машиной остался еще один человек, и водителю перевернувшейся машины, у которого даже не было водительских прав. Поэтому им особенно важно заранее скомпрометировать расследование и обвинить МАХАШ в необъективности, стремлении «замести следы» и «взвалить вину на беззащитных мальчиков». Депутат Смотрич, например, заходит настолько далеко, что намекает на то, что полицейские виновны в предумышленном причинении смерти: «Я стараюсь не говорить, что полицейские нарочно их атаковали».

Беспорядки в Иерусалиме являются продолжением на новом уровне войны, которую поселенческие активисты уже много лет ведут с израильскими государственными структурами, но это первый раз, когда эта война вылилась на улицы городов внутри Зеленой Черты — до сих пор эту войну вели на территориях.

В 2008 Комитет жителей Самарии (неправительственная организация, тесно связанная с региональным советом Самарии) выпустил воззвание «Пришло время новых методов борьбы!»: «Борьба начнется сразу на нескольких фронтах, и правительство не сможет ее контролировать» . В 2008 Комитет обучал активистов противиться сносам незаконных форпостов: «Пора изменить методы борьбы! Вместо того, чтобы сосредоточить усилия на самом форпосте, мы должны распространить их на как можно большую площадь… Заблокировать несколько перекрестков, строить форпосты, брать подростков на прогулки в необычные места, и все это одновременно – все это создаст огромную дополнительную нагрузку на силы разрушения [ЦАХАЛ]… Со временем [правительство] поймет, что такие действия невозможны.»

Летом 2015 – за пару недель до поджога в Кфар Дума – бывший глава ШАБАК Юваль Дискин предупреждал об опасности террористической деятельности Молодежи Холмов и говорил, что Еврейскому отделу ШАБАК с трудом удается с ней бороться в том числе из-за симпатий общественности и давления, которое местное население оказывает на сотрудников отдела. Он говорил о создании де-факто Государства Иудеи рядом с государством Израиль.

Насилие поселенческих экстремистов по отношению к армии – нападения, повреждения имущества — достигает таких масштабов, что в 2014 резервисты даже вышли на демонстрацию протеста против него. В солдат и полицейских бросают камни, на них спускают собак, офицера могут ударить в присутствии его солдат. В марте этого года в пограничные войска бросали коктейли Молотова. Нередки случаи, когда израильские политики сотрудничали с поселенческими организациями против армии, передавая им секретную информацию. Поскольку армия не обладает законными полномочиями для того, чтобы оказывать противодействие поселенцам на территориях или задерживать их, она нередко становится молчаливым свидетелем их нападений на палестинцев или порчи имущества.

По словам одного из резервистов, «Нет ничего страшнее столкновений с евреями. Я знаю, как поступать с арабскими террористами. Но если в меня начет бросать камни еврей, я просто сбегу»

Армия вмешивается только когда палестинцы пытаются отвечать, и в таком случае солдаты могут арестовывать палестинцев или открывать по ним огонь. В подавляющем большинстве случаев еврейские террористы не несут ответственности за свои действия.

Ахувия Сандак погиб, когда пытался скрыться от полиции после того, как его и его попутчиков застали за забрасыванием камнями палестинских машин (около года назад от камня, брошенного в машину соратниками Сандака по Молодежи Холмов, погибла многодетная мать палестинка Айша Раби). В Иерусалиме протестуют не столько против его гибели, сколько вообще против попыток и полномочий властей пресечь поселенческое насилие на территориях и взять под контроль поселенческий экстремизм. Именно в контексте долгой истории борьбы поселенческих экстремистов с силами безопасности за возможность беспрепятственно заниматься террором против палестинцев и бесконтрольным захватом территорий и стоит рассматривать сегодняшние события.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x