Гражданин мира

Фото: скриншот

Судный день в России

В пятницу в России судили тех, кто не мог спокойно смотреть, как бьют безоружных – не отвернулся, не опустил глаза, не прошел мимо. Судили людей, для которых слова «достоинство» и «свобода» – не пустой звук.

В минувшую пятницу в России был Судный день. Российская система правосудия выносила себе приговор. Вернее, она (система) думала, что судит участников «московского дела», и даже, вероятно, полагала, что проявляет при этом излишний гуманизм – из семи человек, пережеванных судебной машиной, на зону отправятся всего трое, остальные четверо отделались условными сроками или штрафом. На самом же деле российская Фемида приговорила сама себя. К высшей мере. И, хотя приговор этот с отсрочкой исполнения, но обжалованию он не подлежит.

«Московское дело» – это целая цепочка уголовных дел, возбужденных по итогам протестных акций лета нынешнего года, которые состоялись в знак солидарности с недопущенными на выборы в Мосгордуму независимыми кандидатами. Протесты были однозначно мирными, но власть сразу же охарактеризовала их как «массовые беспорядки». Эти «беспорядки» видел весь мир – фото и видео, на которых закованные в броню росгвардейцы избивают безоружных и беззащитных людей, в том числе подростков и женщин, облетели все мировые средства массовой информации. В пятницу судили тех, кто не мог спокойно смотреть, как бьют безоружных – не отвернулся, не опустил глаза, не прошел мимо. Судили людей, для которых слова «достоинство» и «свобода» – не пустой звук, судили – за применение насилия в отношении представителей власти.

Павла Новикова, ударившего пластиковой бутылкой с водой по шлему и плечу полицейского, который в этот момент «исполнял свою работу», избивая кого-то из задержанных, приговорили к штрафу в 120 тысяч рублей, хотя прокурор просил для него три года колонии общего режима. 22-летнему Никите Чирцову повезло меньше – ему дали один год колонии (вместо требуемых прокурором трех с половиной) за то, что он толкнул в грудь полицейского, из-за чего тот испытал физическую боль. Но страшнее всего было следить за судом над Владимиром Емельяновым. Пытаясь оттащить росгвардейца, избивавшего лежащих людей, он потянул его за форму и таким образом «причинил ему боль». «Я почувствовал свою гражданскую ответственность перед людьми, к которым применяли физическую силу, взял на себя ответственность остановить незаконные действия со стороны сотрудников Росгвардии. И со своей стороны я вины в том, что пытался спасти человека, не вижу», – объяснял Емельянов на суде. Прокуратура требовала для этого преступника четыре года колонии общего режима, но 27-летний Емельянов – сирота, на его попечении находятся 74-летняя бабушка-инвалид и 92-летняя прабабушка. Можно было не сомневаться, что его приговор к реальному сроку станет приговором для них. И это тот самый случай, когда действительно можно выдохнуть и поблагодарить российскую Фемиду за гуманность – Владимира приговорили к двум годам условно с испытательным сроком в три года и отпустили из-под стражи в зале суда.

«Ответственность» и «безответственность» – вообще главные слова всего «московского дела». Ответственность отдельных людей, которые считают свою судьбу неотделимой от судьбы страны и пытаются в меру своих сил если не воспрепятствовать творимому беззаконию, то, по крайней мере, выразить свое отношение к нему, помочь тем, кому нужна помощь. И безответственность государства, творящего беззаконие. А чтобы удобнее было творить беззаконие, ответственное поведение должно быть наказуемо.

Еще троих участников протестов – Егора Лесных, Максима Мартинцова и Александра Мыльникова – судили за то, что они вмешались в потасовку, пытаясь остановить избиение росгвардейцами лежащих людей. И таким образом взяли на себя ответственность за них. «Я не заметил, как началось все. Услышал уже крики о помощи. А дальше – как в тумане, попытался залететь, раскидать, растащить», — объяснял на суде Егор Лесных. За то, что не смог безучастно наблюдать за насилием, совершаемым «в рамках закона» и «при исполнении служебных обязанностей», Лесных отправлен в колонию на три года, Мартинцов получил два с половиной года колонии, а Мыльников – два года условно.

Дело Егора Жукова, студента-политолога Высшей школы экономики, выбивается из общего ряда ­– изначально его пытались привлечь за те самые «массовые беспорядки» в качестве организатора, но дело о беспорядках развалилось, кроме того, быстро выяснилось, что тот человек, которого следователи на видео идентифицировали как Егора Жукова, оказался вовсе даже не Жуковым, но, поскольку машина кривосудия уже завертелась, а обратного хода у нее нет, нужно было срочно состряпать новое дело, и оно было состряпано. Студента обвинили в призывах к экстремизму в интернете за несколько видео в его YouTube-канале, в которых он рассуждает о преимуществах ненасильственных методов протеста, и потребовали для него четыре года лишения свободы.

Это дело уникально не только тем, что сам Егор Жуков в свой 21 год – яркая, цельная личность, абсолютно свободный человек, но и тем, что обвинение против него абсурдно и незаконно с точки зрения права, полностью противоречит тем материалам, на основе которых строится, и доказывается фальсифицированной экспертизой, подготовленной липовым экспертом из ФСБ, не имеющим специального образования. Чтобы ничего не мешало фальсификации дела, суд отказался рассматривать три экспертизы, подготовленные профессиональными экспертами-лингвистами. То есть власть уже демонстративно не утруждает себя тем, чтобы создавать хотя бы видимость законности. И тем ярче на этом фоне стало последнее слова Егора, в котором он говорит об ответственности и любви, и о государстве, которое расчеловечивает своих граждан. «Государство создает все условия для того, чтобы между ответственностью и безответственностью россиянин всегда выбирал второе», – говорит он, и это подтверждают все приговоры по «московскому делу», потому что цель их одна: отбить у граждан любой позыв к сопротивлению, любую попытку взять на себя ответственность за ближнего, прийти к нему на помощь.

Егора Жукова приговорили к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года и запретом администрировать сайты на два. Но абсурда происходящего судье показалось недостаточным, и вместе с Егором она приговорила сувенирную фигурку в виде трех лягушек, которая стояла в кадре в его видеороликах, – по решению судьи она должна быть уничтожена.

Российских граждан за последние годы уже выдрессировали так, что, когда очевидно невиновному человеку суд дает всего год, хотя прокурор просил четыре, или, что совсем уж невероятно, присуждает условный срок, все радостно вздыхают, говорят про «оттепель» и отправляются пить шампанское. Но несмотря на чрезвычайный «гуманизм» минувшего судного дня, реальный посыл, который государство направило через суд своим гражданам таков: любая инициатива, любое выступление против власти будет караться, несмотря ни на какую Конституцию, ни на какие законы. Но есть и встречный посыл, который донесли до государства его граждане: тех, кто готов брать на себя ответственность, сломать невозможно. А это значит, будущее у страны все-таки есть.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x