Ваши права

"Отказники" протестуют. Фото: Евгений Львов

"Почему они решают, когда мне увидеться с мамой?"

Несмотря на то, что в комиссию по особым случаям на данный момент не нужно обращаться для полета в Россию, немотивированные отказы и с трудом полученные разрешения катком прошлись по жизни многих людей.

16-го августа в силу вступили новые правила, утвержденные кабинетом по коронавирусу, по которым Россия и многие другие страны перешли в категорию «оранжевых», а это означает, что сейчас гражданам двух стран не нужно обращаться в комиссию по особым случаям для получения разрешения лететь в Россию. По возвращению обязательна неделя карантина.

Несмотря на то, что в комиссию по особым случаям на данный момент не нужно обращаться, ее немотивированные отказы и с трудом полученные разрешения заставили этим летом волноваться многих, кто улетел или должен был улететь по срочным делам или с визитом к пожилым родителям и родственникам в Россию.

Несуразности в требованиях комиссии по особым случаям и долгое ожидание подтверждений, когда для людей каждая секунда  иногда была решающей, побудила группу русскоязычных израильтян подать исковое заявление в суд. Инициатор иска Вефа Рагимова и адвокат Закария Акбария рассказали сайту РеЛевант о причинах подачи иска.

Вефв Ранимова. Фото: личный архив

Вефа оказалась в этой истории совершенно случайно. Брат ее подруги прилетел к маме весной на день рождения в Израиль из Москвы на несколько дней и в итоге не смог улететь. Вефа пыталась помочь ему улететь, искала варианты полета через соседние страны, в итоге он остался в Израиле на два с половиной месяца. Вефа нашла в социальных сетях похожие истории о тех, кто не смог улететь к детям, родителям. Ее это возмутило, и она поинтересовалась, почему те, кто оказались в сложных ситуациях, без возможности увидеть родных и не получив возврат денег за билет, не подает исковое заявление. С ней согласились и попросили создать группу в телеграмме, чтобы вместе подать иск. Вефа очень долго искала адвоката. «Русскоязычные адвокаты отказались сразу, а остальные адвокаты у нас очень амбициозные, им просто надо было взять громкую историю, и они соглашались на это дело только за сумасшедшие деньги». В итоге Вефе порекомендовали арабоязычного адвоката Закарию Акбарию, который согласился заняться этим делом.

Адвокат Закария Акбария. Фото: личный архив

Иск был подан в Верховный суд Иерусалима от лица 10 человек и адвоката против министерства здравоохранения и государства Израиль. В итоге в иске было отказано, и в те же дни кабинет по коронавирусу объявил о том, что Россия переходит в оранжевую зону. После отказа Закария подал апелляцию в БАГАЦ (Высший суд справедливости).

«Они не знали, как с нами поступить, потому что мы не успокаиваемся. Идея изначального иска была о том, что нас элементарно лишили прав. Я думаю, что их очень удивило то, что русскоязычная община подала голос», — говорит Вефа. Параллельно, в июле, причастные к иску израильтяне организовали две акции протеста. Первая, небольшая состоялась на перекрестке у аэропорта им. Бен-Гуриона, а вторая — возле торгового центра Азриэли в Тель Авиве, в ней приняли участие около 50 человек.

«Надо идти до конца с этим иском, — говорит Вефа. — Из оранжевой зоны Россию снова в любое время могут вернуть в красную. Я живу в Израиле 4 года и вообще здесь ни в чем не уверенна. Думаю, что границы снова закрыть не смогут, так как в марте после иска адвоката Валентины Нэлиной в Высший суд справедливости комиссия по особым случаям в марте была отменена. Когда-нибудь министерства все-таки отреагируют. Я стала лидером этого движения, совершенно этого не ожидая. Если бы я была давно в стране, наверное, не стала бы с этим бороться. Мои друзья, которые живут здесь много лет, говорили мне, что такие процессы нереальны, что Израиль — это страна, которая подавляет, и они в эту борьбу не верят. Многие участники иска — относительно недавно в стране».

«Я стала лидером этого движения, совершенно этого не ожидая. Если бы я давно жила в стране, наверное, не стала бы с этим бороться. Мои друзья, которые живут здесь много лет, говорили мне, что такие процессы нереальны, что Израиль — это страна, которая подавляет»

В исковом документе перечисляются законы, по которым комиссия по особым случаям должна действовать, и юридические доводы, которыми она пренебрегла при отказе для подавших иск: дискриминация, ущемление свободы передвижения, ущемление прав семейной ячейки и отсутствие правил комиссии по особым случаям и общения с ней на русском языке.

Комментарий адвоката Закарии Акбария:

«Один из самых важных нюансов  — то, что можно было подать просьбу вылететь заграницу на иврите, на английском и на арабском, но не на русском. Здесь может вмешаться только Высший суд справедливости, потому что речь о дискриминации. К сожалению, суд даже не дал нам возможности встретиться с прокуратурой или услышать ее реакцию. Они сказали, что не будут вмешиваться в решения уполномоченных из комиссии».

«Мы просто инициативная группа, мы скинулись и подали в суд», — рассказывает Елена Ростовская, одна из участниц иска. Елена живет в России, у нее есть израильское гражданство, и в Израиле живет ее пожилая мама, которая сейчас на карантине в доме престарелых. «У матери агрессивный рак и она парализована, я не могу ее забрать в Россию, так как состояние ее безнадежно. Я постоянно к ней летаю, но из-за этой комиссии ждала, что какие-то чиновники  определят, должна я помогать своей маме или нет. И сколько таких же, как я? Когда я читаю истории в группах, волосы на голове шевелятся. Ответы приходили от роботов, это не ответы живых людей. Почему кто-то должен решать, когда нам куда ехать?

«У матери агрессивный рак и она парализована, я не могу ее забрать в Россию, так как состояние ее безнадежно. Я постоянно к ней летаю, но из-за этой комиссии ждала, что какие-то чиновники  определят, должна я помогать своей маме или нет. И сколько таких же, как я?»

Сегодня комиссии нет, а завтра она снова появляется. В марте ее тоже отменили, а спустя два месяца вернули. Наш иск — о правах. Никто не отказывается сидеть на карантине и проходить тесты, речь идет о нарушении нашей свободы. Из России и в Россию сейчас летят не туристы, а те, кому это необходимо. Сколько моей маме  жить осталось? На похороны меня пустят, так почему я не должна видеться с ней, когда она еще жива?».

Еще одна гражданка Израиля, Виктория Байтлер, тоже думала присоединиться к коллективному иску. Виктория пыталась улететь в Россию, к матери, с конца июля.  В течение недели она 6 раз получила отказы. При этом она всегда прикрепляла документы, о которых просила комиссия: справка от маминого врача, свидетельствующая о необходимости ухода за мамой, переведенная и нотариально заверенная, перечисляла и другие дела, из-за которых ей необходимо быть в России. «Помимо этого, жене брата предстоит тяжелейшая операция, а о том, что мама не видела внука два года, я вообще не говорю. Перевод и заверение каждого документа стоит 300-400 шекелей. Каждый раз отказ комиссии был маме как ножом по сердцу до нервного срыва», — говорит Виктория. В итоге Виктории разрешили лететь одной, без 4-х летнего ребенка, которого не с кем оставить, так как отец работает.

Корреспондент сайта РеЛевант обратилась  в Министерство населения и миграции по вопросу Виктории и получила ответ, что одно из ее обращений было утверждено, а остальные нет, так как не были приложены все переведенные документы.

Через несколько часов после обращения журналиста Виктория получила разрешение лететь с ребенком.

«Думаю, что отмена комиссии — это правильное решение. Я понимаю страдания людей, которые не успевали увидеть своих родственников. Это просто разрушило жизни многих людей», — говорит Виктория.

В настоящий момент известно, что иск был подан в Высший суд справедливости и отклонен им. Теперь представители с Закарией Акбарией подают апелляцию в Окружной суд в Тель Авиве.

Министерство населения и миграции не ответило на вопрос сайта РеЛевант, известно ли ему об иске и есть ли среди представителей комиссии русскоязычные репатрианты, которые могут четко представить всю проблему последних месяцев.

Ответ на запрос сайта РеЛевант от Министерства юстиции: «Когда будет подана апелляция, ответ будет дан в должном порядке».

Ответ Министерства здравоохранения: «Министерство здравоохранения отреагирует в суде, как это принято».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x