Общество

Фото: группа в в фейсбуке "Время перемен"

А где "русские"?

Их возмущает, что Нетаниягу не готов расторгнуть союз с ультраортодоксами. Они опасаются за свое здоровье и финансовое положение, их пугает, что Израиль все больше напоминает СССР. Молодое поколение репатриантов из стран бывшего СНГ выходит на улицы, и над ними никто не властен.

Все протесты, происходившие в Израиле последние 10 лет, сопровождались вопросом: “А где русские?” Не все секторы израильского общества участвовали в протестах, но именно отсутствие на них выходцев из бывшего СССР воспринималось с явным разочарованием: словно от них ожидали гораздо большего. Во время социальных протестов 2011 года пресса всерьез обсуждала этот вопрос. Она находила разные (подчас довольно странные) политические и культурные объяснения такой пассивности, но чаще – просто сердилась. Профессор Йоси Йона ответил на вопрос лаконично: “Где русские? На работе”.

Дамы и господа, сегодня все изменилось. Мы видим репатриантов из бывшего СНГ на протестах 2020 года. Предупреждаем: это ужасная новость для Биньямина Нетаниягу. Именно из-за него они вышли на улицы – с требованиями, которые он не намерен выполнять. За последние десять лет здесь выросло поколение, которое хочет не просто влиять на действительность, но создавать ее. Мы видим этих молодых людей на улице Бальфур, на перекрестках, на улицах Тель-Авива. Иногда они растворяются в рядах  активистов “Черных флагов” или “Crime Minister”,  встречаются и семьи, и одиночки. Другим важно заявить о своей принадлежности, и они приходят с плакатами на русском языке, как, например, активисты движения “Время перемен”.

Вот уже десять недель, каждую субботу, они приходят, объединяются, планируют сотрудничество. Программист Павел Каган (40) из Кармиэля вспоминает: “Я приехал в Израиль с родителями, когда мне было десять лет. Израиль стал моим домом. Сегодня этот дом рушится. Родители приехали ради меня, а сегодня мой долг – сделать все, чтобы моим детям не пришлось жить в стране, которую мы видим сегодня. Наш долг и миссия – предостеречь русскую общину, заставить ее понять, что демократия может погибнуть”. В прошлом Каган был активистом молодежной организации “Ликуда”. Сегодня он голосует за “Еш Атид”.

 Озлобленность на ультраортодоксов и боязнь насилия

Новому движению непросто преодолевать политические разногласия. В нем есть активисты партий “Еш Атид” и “Наш дом – Израиль”, а также люди, не определившиеся с политическими предпочтениями. Между приверженцами “Еш Атид” и избирателями Либермана ощущается напряженность, но пока им удавалось находить общий язык. За последние два месяца группа в “Фейсбуке” выросла до 3 тысяч человек, из них – 200 постоянных активистов. По словам Кагана, труднее всего заставить русскую общину выйти на улицы, но сдвиги уже налицо. Как и другие движения протеста, эта группа не ограничивается призывом к премьер-министру уйти в отставку. У русскоязычной общины есть целый ряд требований, которые сводятся к расторжению нерушимого союза Биби с ультраортодоксами. Русскоязычные СМИ бурно обсуждают эту тему, утверждая, что репатрианты из СНГ слишком дорого платят за союз с религиозными партиями – своим здоровьем, экономическим положением, социальным и культурным статусом.

Отношение “русской улицы” к Нетаниягу кардинально изменилось. Разумеется, в этой общине есть приверженцы Нетаниягу, неистово защищающие своего вождя. Но любому, кто пристально следит за публикациями в соцсетях на русском языке, очевидно, что все больше и больше людей, давно и искренне уважавших лидера страны, начинают сомневаться в нем. Виной этому – не оккупация и не палестинцы. Доля левых в израильском обществе очень мала, а в русском секторе – так исторически сложилось – и вовсе ничтожна. У протестов и у разочарования в Биби – совсем другие причины.

Отношение “русской улицы” к Нетаниягу кардинально изменилось. Разумеется, в этой общине есть приверженцы Нетаниягу, неистово защищающие своего вождя. Но любому, кто пристально следит за публикациями в соцсетях на русском языке, очевидно, что все больше и больше людей, давно и искренне уважавших лидера страны, начинают сомневаться в нем.

В открытом письме, которое было опубликовано в группе “Протест на русской улице”, выражены отношение к Нетаниягу и причина протеста. Вот это письмо во всей его лаконичности: “Моя подруга умерла в больнице, потому что врачи не справляются с нагрузкой. Господин Биньямин Нетаниягу, я обвиняю вас в ее смерти. Вы давно перестали вкладывать ресурсы в систему здравоохранения. Деньги, предназначенные на лечение израильтян, идут на разные уловки – чтобы избежать суда и остаться у власти”. Даже самые давние приверженцы Нетаниягу прямо говорят: “Особое отношение к ортодоксальному сектору и политика в отношении него убивают нас”. Это чистая правда.

Капитуляция перед ортодоксальным сектором, от которой страдают репатрианты из СНГ – важная, но не единственная причина разочарования в лидере. Эпидемия коронавируса показала, что Нетаниягу неспособен управлять кризисом, а русская община ценит высокий профессионализм. Роман Коган (42), изучающий еврейские общины мира, объясняет: “Репатриантов из СНГ мало волнуют уголовные дела Нетаниягу, сигары и шампанское. А вот бездарное управление кризисом для них непростительно, особенно когда бездарность очень больно бьет по карману. Мы впервые видим, что русская община массово осуждает Нетаниягу. Более того, мы впервые стали свидетелями открытого противостояния Биби и Либермана. Об этом много пишут в СМИ на русском языке, и внимание к этой теме тоже повлияло на отношение к Нетаниягу”. У Либермана особая роль в протесте, который в точности отражает его интересы, чем и объясняется открытая поддержка протестующих. В 2011 Либерман всячески препятствовал протесту на “русской улице”, сегодня он и его партия активно поддерживают его.

Трудно не заметить еще один глубинный процесс, особенно близкий репатриантам из СНГ: неуклонно растущее сходство с Россией. Роман Коган подтверждает: “Людям, бежавшим от путинского режима, трудно избежать сравнения, когда они видят здесь подавление свободной прессы, подрыв основ демократии, полицейский произвол. Мы пока далеки от их ситуации, у нас есть какие-то сдерживающие силы, но последние годы я ловлю себя на мысли, что сходство становится все очевиднее: делегитимация оппозиции, деление людей на “наших” и “не наших”, культ личности. Путин для Нетаниягу – кумир и пример для подражания. Мне довелось видеть их личные встречи – Путин рядом с Нетаниягу напоминает маленького мальчика. Диссидент Александр Особцов (64) – представитель так называемой “путинской” алии: так называют несколько тысяч новых репатриантов, уехавших из России после возвращения Путина к власти в 2012 году. “В СССР нами правили люди, которые непрерывно врали. Многие верили, что в Израиле будет иначе. К сожалению, и здесь мы раз за разом ловим премьера и министров на лжи”, — отмечает он.

 Не с тем сектором связался

Алла Шаинская, председатель организации “Мораштену”, цель которой – разъяснять репатриантам ценности мира и демократии, изумленно отмечает изменения в этой общине: “Я живу здесь 30 лет и всегда поддерживала левые движения. Впервые на моей памяти в группах на русском языке так активно высказываются против Биби. Есть, конечно, русскоязычные “бибисты”, пускающие в ход те же угрозы, что и их единомышленники-уроженцы страны. Но против Биби начали выступать впервые. То же касается и желания участвовать в протестах. Движение “Время перемен” — очень значительноен явление. Его цель – стать частью всеизраильского либерального движения. Его активисты появляются на каналах либерального толка, например, у них запланировано выступление на “ДемокраТВ”.

Как участники протестов, так и избегающие их, говорят о страхе. Это самая настоящая боязнь насилия. Одним из первых демонстрантов, пострадавших от насилия со стороны правых, стал Шай Скляр, молодой человек русского происхождения. Русскоговорящие “бибисты” рассматривали под увеличительным стеклом снимок, запечатлевший Скляра в крови, и доказывали, что это фейк. Мать Скляра ответила им на русском языке: “Это мой сын, и его ранили по-настоящему”. Каган признается, что одна из проблем в группе, лидером которой он является – требование давать сдачи. После одной из демонстраций, сопровождавшейся жестокостью, молодой человек написал у себя в “Фейсбуке”: “Это и есть сионистская мечта? Ради этого мы сюда ехали?”

Разумеется, Нетаниягу понимает, что он теряет свой ценный электорат, который ранее делил с Либерманом. Пока пристрастия “русской улицы” непонятны. Опросы показывают странную картину: Биби теряет популярность, Либерман никак не набирает десяток мандатов, “Еш Атид” не выигрывают от ситуации. Но Биби уже неспокоен. Он ежедневно охаживает русские соцсети. Делится, рассказывает, дружески заигрывает. Вот только в новой ситуации он столкнулся с поколением, про которое очень мало знает – что доказали последние выборы. Один из лозунгов нынешнего протеста – “Не с тем поколением связался”. Самое время добавить, что он связался не с тем сектором.

Лили Галили – журналист, пишет о социальных противоречиях в израильском обществе. Автор книги “Миллион, изменивший Ближний Восток” (в соавторстве с Романом Бронфманом). Книга повествует о том, как большая алия из стран СНГ повлияла на израильское общество и политику.

Оригинал статьи на сайте “Сиха Мекомит”

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x