Арабский мир

Пляж в Яффо. Фото: Miriam Alster/FLASH90

Палестинцы устремляются к морю

Десятки тысяч палестинцев с Западного берега реки Иордан проникли в Израиль в последние дни через бреши в разделительном заборе, и армия практически не препятствовала им. Многие из них перешли на израильскую сторону, чтобы отправиться на море.

Десятки тысяч палестинцев в последние дни беспрепятственно проникали в Израиль с Западного берега через зеленую черту. Главным местом назначения был пляж. Десятки тысяч человек попали без разрешения Израиля через бреши, открывшиеся в нескольких местах в разделительном заборе, и армия не препятствовала их проходу.

Массовое прохождение через разделительный забор, осуществляющееся под бдительным присмотром солдат, началось во время праздника Курбан и продолжилось. В предыдущие годы на праздничные дни выдавались специальные разрешения на въезд. В этом году разрешения не были выданы из-за эпидемии коронавируса и прекращения координации между Израилем и ПА.

Согласно данным портала «Сиха мекомит», лазейки, через которые проникли отдыхающие, использовались и раньше — особенно после карантина, введенного палестинскими властями в середине марта во время первой волны эпидемии коронавируса, — для рабочих, въезжающих в Израиль с разрешениями или без них. Запрет руководства ПА на выезд распространяется и на рабочих, и некоторые утверждали, что Израиль поощрял их въезд на свою территорию не вполне законным образом.

Эти лазейки в разделительном барьере есть в основном в центральной части Западного берега реки Иордан, но также есть несколько проходов в южной части Хеврона и в районе Модиина. Один из основных пунктов, который палестинцы пересекают на пути к морю, находится в деревне Фарун, к западу от Тулькарма и недалеко от Тайбе. Недалеко от пролома находится проход Шаар-Эфраим. Палестинцы проникают как минимум через три бреши шириной около 2 метров, прорубленных в заборе.

Во время посещения этого места в прошлую среду мы обнаружили, что забор в районе пролома был оборудован всеми известными средствами безопасности, включая датчики и камеры, и двое израильских солдат наблюдали за происходящим на расстоянии. Мимо проезжали машины компаний по охране и военные джипы, но они не мешали переходу людей на израильскую территорию.

Сотни палестинцев прошли по охраняемой дороге вдоль ограждения, прежде чем пересечь ее, а оттуда направились к частным машинам, микроавтобусам и автобусам, которые доставили их к морю в Нетании за 15 шекелей и в Яффо за 35 шекелей. Многие из них пересекли забор в шортах, в пляжных головных уборах и с переносными холодильниками в руках.

Эта сцена длилась не несколько минут, а на протяжении целого дня на прошлой неделе. По ту сторону забора водители кричали: «Хайфа, Яффо, Акко, к морю». С палестинской стороны многие предлагали подвозку обратно в пункты назначения на Западном берегу, и уже во второй половине дня были люди, возвращавшиеся после посещения с пляжа в Нетании. Были и те, кто понял, что можно заработать на данной ситуации. Один молодой человек продавал маски прямо в проходе, а другие продавали прохладительные напитки.

В деревне Фарун солдаты утром использовали слезоточивый газ против палестинцев, пытавшихся перейти в Израиль, но позже в тот же день палестинцы продолжили беспрепятственно проходить сквозь дыры в заборе.

Между палестинской деревней Зейта и деревней Джат в Израиле солдаты военной полиции задержали несколько десятков палестинцев, которые пересекли границу, и вернули их на другую сторону. Один из задержанных палестинцев сказал: «Я вошел с разрешением, но я хотел вернуться отсюда. Нам разрешено возвращаться откуда угодно».

Салах, еще один задержанный палестинец, сказал: «Если они не хотят, чтобы мы входили, зачем они открывают забор? Пусть закроют бреши или не мешают нам попадать в Израиль — на работу и на море». Солдаты, в свою очередь, сказали: «Это забор, с чего вы вдруг решили переходить границу? Здесь запрещено переходить».

«Я приеду в Яффо впервые с 1999 года», — сказал один мужчина перед тем, как пройти через забор в деревне Фарун в эти выходные вместе с женой и двумя дочерями. По его словам, на его семью распространяется запрет на получение разрешения на въезд из Израиля по соображениям безопасности, и поэтому они не могут посещать Израиль или выезжать за границу. «Этот запрет распространяется на большинство палестинцев. Брешь в заборе — редкая возможность посетить территории 1948 года», — говорит он.

Другие также заявили, что они не соответствуют строгим условиям Израиля для получения разрешения на въезд. «Я молод и не женат, какое разрешение я могу получить?» — сказал один молодой человек. По его словам, у него никогда не было разрешения на въезд.

Согласно системе разрешений министерства обороны Израиля, мужчины с Западного берега реки Иордан старше 50 лет и женщины старше 45 лет могут покинуть палестинскую территорию без специальных разрешений. Все остальные должны подавать заявление на разрешение на въезд — на работу, ради медицинского обслуживания и в религиозные праздники.

Передвижения активизировались после начала кризиса

По словам жителей Фаруна, брешь в этом месте изначально была создана «контрабандистами», чтобы позволить рабочим въехать в Израиль. Рабочие с пропусками также проходят через нее, чтобы избежать долгого ожидания на ближайшем контрольно-пропускном пункте.

По словам Халеда Бадира, палестинского журналиста, живущего в Фаруне, всегда существовало напряжение между рабочими и израильской армией, которое иногда заканчивалось рейдами на деревню и даже открытием огня по рабочим. Он говорит, что с начала кризиса, связанного с эпидемией коронавируса, и после ограничений на въезд в Израиль рабочих с пропусками, активизировалось передвижение через лазейку в заборе на территории деревни.

Бадир добавил: «Мы начали замечать, что военные пропускают рабочих, отсутствуя на месте в те часы, которые они проходят». Он говорит, что впервые видит, как солдаты находятся рядом с проломом в заборе, но не реагируют, когда люди проходят сквозь него. «Я уверен, что это армейское решение на высшем уровне, но я не понимаю, в чем его причина».

В праздник Курбан и в дни сразу после него пролом в заборе на территории деревни Фарун стал особенно популярным после многочисленных публикаций в социальных сетях о редкой возможности попасть в Израиль, и люди приезжали в деревню со всего Западного берега реки Иордан.

Мнения в социальных сетях варьируются от критики за нарушение границ и режима карантина, введенного руководством ПА, до поощрения людей воспользоваться возможностью посетить места, которые обычно закрыты для палестинцев с Западного берега.

На сегодняшний день не поступило никаких официальных заявлений от администрации ПА. По сообщениям палестинских СМИ, министр здравоохранения д-р Мей Кила подчеркнула, что въезд на «территории 1948 года» опасен для здоровья из-за большого количества больных коронавирусом среди израильтян.

Палестинский бизнесмен и предприниматель Башар Масари призвал палестинское руководство пересмотреть политику в отношении коронавируса. По его словам, их действия «вызвали рецессию на палестинском рынке после того, как оккупанты внезапно открыли контрольно-пропускные пункты, что побудило людей отправиться в отпуск и делать покупки на израильском рынке».

Высказывания Башара Масари и другие аналогичные заявления вызвали волну критики властей со стороны палестинцев. Они призывали жителей Западного берега «путешествовать и увидеть города, из которых они были депортированы в 1948 году», и публиковали документальные свидетельства того, как палестинцы поют национальные песни. И еще они публиковали фотографии родственников-беженцев впервые после 1948 года посещающих населенные пункты, из которых они были депортированы.

«Хотелось бы, что забор остался открытым, и мы смогли бы попадать в Израиль каждый день»

Тысячи палестинцев проводили каждый день в течение праздничной недели, до наступления темноты, в десятках километров от ПА, на пляже между Тель-Авивом и Яффо. Людей с Западного берега легко узнать. Они настаивают на том, чтобы оставаться в море, даже когда спасатели закончили рабочий день, и стремятся воспользоваться каждой минутой. Многие из них транслируют происходящее в прямом эфире — для с друзей и родных, оставшихся дома.

43-летний Усама из Шхема приехал на пляж в Яффо с женой и детьми. Он не видел моря 34 года, а его семья вообще никогда не видела моря. «Это прекрасное чувство. Мой дед был родом из Яффо, из деревни Сельма. Он работал на упаковке апельсинов и был депортирован в Накбу», — говорит он, сидя с детьми на берегу.

«Я не знаю, почему нам разрешили въехать, по политическим или экономическим причинам, но я так счастлив, что я здесь. Я надеюсь, что смогу вернуться, но кто знает, что произойдет завтра», — добавляет Усама.

16-летний Рашид из деревни Дир Абу Машаль неподалеку от Рамаллы, сказал, что они с друзьями прошли через пролом в разделительном заборе в районе деревни Наалин, и там тоже не было никаких проблем с солдатами. «Я второй раз в жизни на море», — сказал он, потягивая из банки напиток «XL». «Я очень счастлив. Хотелось бы, чтобы мы могли постоянно приезжать сюда».

Ала из Шхема, обладательница диплома бакалавра по связям с общественностью, приехала на море с подругами. Они собирали ракушки и писали слова на песке. «Я очень рада быть здесь. Мне не было страшно пройти в брешь в заборе, чтобы попасть сюда» – сказала она.

42-летний Базель рассказал, что никогда не был на море. Он приехал с женой и тремя дочерями, которые остались в море даже после наступления темноты. «Мы были заперты пять месяцев из-за коронавируса, изолированы дома. Нам было необходимо выйти на улицу и немного проветриться», — говорит он. «У людей нет работы. Нужно все открыть, чтобы люди могли работать и приезжать в гости. Это лучше, чем умереть в заключении на Западном берегу».

По словам Базеля, мост Алленби в Иорданию также закрыт, поэтому жители Западного берега чувствуют себя запертыми даже больше, чем обычно. Он сказал, что попал в Израиль через пролом в разделительном заборе в районе Калькилии, где ждали автобусы, чтобы отвезти людей в Яффо. «Не только мои дети, но и многие другие никогда не видели моря. Так чудесно быть здесь».

На вопрос, какое впечатление произвел на него Яффо, он ответил: «Мне сложно описать словами. Яффа — действительно жемчужина моря, как ее называют. После пляжа мы пойдем в ресторан «Старик и море». Мы слышали, что он отличный». По словам Базеля, поездка в Израиль обходится ему дорого, потому что он безработный, но он все равно постарается приехать снова в следующем месяце.

«Я приезжал сюда три раза на этой неделе», — сказал юноша из деревни Джейюс, расположенной неподалеку от Калькилии. «В последний раз я был на море пять лет назад». Все, с кем мы говорили, транслировали один и тот же посыл: «Хотелось бы, чтобы забор оставался открытым, и мы могли бы приезжать каждый день».

Увиденное на пляже в Яффо на этой неделе позволило представить ситуацию, когда это и есть нормальное сосуществование. Это своего рода напоминание о том, что до Западного берега менее часа езды от Тель-Авива, и что можно жить без разделительного барьера.

«Ситуация на Западном берегу находится на грани взрыва, а так можно немного вздохнуть свободно»

Репортер 12-го канала Охад Хемо написал в Твиттере, что в выходные граница между Израилем и Западным берегом была почти полностью стерта. Именно такое ощущение и было около разделительного забора и на море. Многие палестинцы отметили, что когда они проходили сквозь проломы в заборе в разных местах, там либо не было солдат, либо они наблюдали за происходящим на расстоянии.

50-летний мужчина из Вифлеема, который пришел пешком до Фаруна с женой и дочерью, а оттуда приехал в Яффо, сказал: «Ситуация на Западном берегу находится на грани взрыва. Ощущается напряжение, а открытие забора позволяет людям немного подышать воздухом, провести время на море». После заката многие из приехавших в Яффо провели время в ресторанах на соседней Часовой площади.

О популярности нового пролома в заборе в деревне Фарун свидетельствуют и водители маршрутных такси на пляже Яффо. В предыдущие годы таксисты выкрикивали названия контрольно-пропускных пунктов — Наалин, Каландия, Вифлеем, но в последние дни они в основном выкрикивали «Фарун» и отвозили туда жителей Западного берега по ночам, когда те возвращались домой.

Хотя праздник закончился, поток приезжающих на море продолжился. Трудно оценить, как долго продлится эта политика, но даже в израильских СМИ этот вопрос был воспринят с относительным безразличием, и было заявлено, что въезд жителей Западного берега не представляет опасности для безопасности страны или здоровья граждан. Были и те, кто с юмором сказал, что, когда нет туристов из-за границы, есть хотя бы туристы с Западного берега. Но поскольку на этот раз основное внимание уделяется морю, а не торговым центрам, как в предыдущие годы, экономическая выгода для Израиля невелика.

Почему это происходит? Некоторые считают, что это демонстрация силы Израиля по отношению к руководству ПА. Водитель микроавтобуса из Тайбе, ожидающий пассажиров у забора, сказал: «Все открыто по политическим причинам. Израиль хочет показать, что контролирует ситуацию, и ослабить ПА. Когда в автономии объявляют карантин, Израиль открывает границы. Помимо этого, трудно понять, чего они хотят достичь».

60-летний палестинец, стоящий рядом с проломом в заборе, выдвинул аналогичную теорию: «Они хотят показать, что нет ни Израиля, ни Палестины, что все это — одна территория. Израильтяне хотят стереть границу», — сказал он, указывая на трехметровую брешь в заборе.

Другой человек, проходивший мимо с семьей, сказал: «Нам запретили въезд, но я въезжаю в Палестину. Мы десятилетиями ждали, когда границы откроются, и теперь мы можем свободно попасть на море. Не знаю, что стало тому причиной – политика или экономика».

Из пресс-службы ЦАХАЛа сообщили, что они не занимаются данным вопросом.

Оригинал на сайте «Сиха мекомит»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x