Интервью

Острая дискуссия между светскими и религиозными не имеет отношения к антисемитизму. Photo by Yossi Zeliger/Flash90

Внутриеврейский дискурс - не антисемитизм

"Дискурс в Израиле может быть двух видов: либо арабо-еврейский, либо внутриеврейский. И если дискурс внутрееврейский, антисемитизм тут уже сразу ни при чем. Токбеки ненависти по отношению к харедим сами по себе ужасны, но их автор, кто бы он ни был, не имеет влияния ни на статус-кво, ни на другие аспекты отношений  религии и государства. Тут может быть очень острый анти-религиозный дискурс, но он именно внутриеврейский по своему характеру. Поэтому на деле "борьба с антисемитизмом" превращается в шельмование тех, кто не согласен с харедим".

C темой «поиска русских антисемитов» в соцсетях в последние год-два не столкнулся только ленивый. Как это часто бываает в наши дни, соцсетями дело не ограничилось, и к делу подключилась пресса. Мы тоже писали об этом явлении, в том числе в связи с «законом о защите ульраордотоксов». Но все же тема поднимается вновь и вновь, особенно в связи с обостренным дискурсом вокруг темы коронавируса и отношением к эпидемии в ультрарелигиозной общине.

Нет сомнения, что лидера харедим вызвали очень много возмущения у общественности в связи с их саботажем усилий израильского правительства и общества по борьбе с эпидемией. И действительно, иногда нападающие в ходе дискуссии пользуются антисемитскими штампами. Но о чем это говорит?

Так что вы думаете об антисемитизме в Израиле? — задала я вопрос Софи Рон-Мория, журналистке, колумнистке и адвокату, которая написала подробный лонгрид на эту тему на одном из израильских русскоязычных сайтов.

— Я думаю, что термин «антисемитизм» применительно к внутриизраильскому дискурсу совершенно нерелевантен.

— Ну надо сказать, что мне иногда видна антисемитская риторика в аргументах светских русских израильтян, которых вы в своей статье определили как «харедофобы».

— А как мы определяем, кто из спорящих — антисемит? Ведь и одни, и вторые – евреи, и мне никогда не докажут, что одни евреи хуже других. Антисемитизм тут ни при чем – евреи могут между собой дискутировать и даже ругаться. Это можно по-разному классифицировать. Но антисемитизмом это не является в любом случае. Это профанация самого понятия антисемитизм.

— Тем не менее, есть антисемитские штампы, которые используются против харедим. Мы, конечно, не знаем, кто все это пишет. Это могут быть тролли или боты. Но с тем же успехом это может быть и нормальный израильтянин Вася Пупкин из Ашдода, который ненавидит харедим в том числе за их сугубо еврейскую внешность. Почему это не антисемитизм в таком случае?

— Это, конечно, безобразие, кто же спорит. Кстати, не так сложно докопаться до вопроса, кто написал этот хейтерский комментарий, и можно довольно легко найти реальных людей, которые стоят за ним. Почему бы не обратиться в полицию? В некоторых случаях можно также подать в суд, в соответствии с законом о злоязычии. Это раз. Второе – допустим, какой-нибудь Вася написал «все эти пейсатые – сволочи», и допустим он даже совсем не еврей, а русский антисемит, который приехал как внук и т.д.  Но это не называется «антисемитизм в Израиле». Евреи здесь – титульная нация. Тут не может быть антисемитизма, а может быть конкретный индивидуум Вася, который антисемит. Он не имеет никакого веса, никакого влияния на израильский дискурс.

— Ну да. Тут по большому счету существуют только две нации, евреи и арабы. Поэтому даже если некто не имеет пресловутой еврейской крови («обожаю» это выражение, оно всегда звучит так… по-нацистски) – с социальной точки зрения он еврей.  Он принадлежит к еврейскому социуму. Все законы, которые относятся к евреям, к нему относятся. Он служил в еврейской армии, его дети учатся в еврейских школах, его отпускные дни соответствуют еврейским праздникам, и он худо-бедно говорит на древнееврейском языке. С точки зрения социального статуса этот абстрактный Вася тут еврей, и он может быть при этом даже антисемитом.

— Именно, и потому дискурс в Израиле может быть двух видов: либо арабо-еврейский, либо внутриеврейский. И если дискурс внутрееврейский, антисемитизм тут уже сразу ни при чем. Более того, этого Васю никто даже и не заметит. На галахическом языке это называется – «батель бе шишим», такая маленькая капля, которая не имеет влияния ни на статус-кво, ни на другие аспекты отношений  религии и государства. Тут может быть очень острый анти-религиозный дискурс, но он именно внутриеврейский по своему характеру. Поэтому на деле «борьба с антисемитизмом» превращается в шельмование тех, кто не согласен с харедим.

Есть еще одна странность, кстати. Все эти люди, которые пишут комментарии о том, что харедим всегда во всем правы, что они и есть аутентичный иудаизм, они существуют две тысячи или три тысячи лет (факты тут никому не важны), и давайте везде поставим перегородки между мужчинами и женщинами, а паспорт израильский давать следует только при предъявлении брит-милы — когда они их пишут?

— В шабат, конечно.

— Совершенно верно.

— Это как гомофобы. Если бы у меня был шекель за каждого, кто мне цитировал Тору, Левит, стихи о «запрете мужеложства», в шабат (видимо, еще и поедая свиную колбасу за компом), я бы озолотилась. Вы б хоть почитали, ребята, что та самая книга говорит о нарушителях субботы…

— Да, я с этим постоянно сталкиваюсь: приезжают с моря и садятся за компьютер, побороться с антисемитами и пописать комментарии в защиту харедим. Именно для этих людей так удивительно, что есть «другие религиозные». Те, что облюдают заповеди уже тридцать лет – и при этом не хотят раздельных автобусов! И ультраортодоксы им не нравятся! На этой почве появилось даже выражение «псевдорелигиозные». Потому что не так они любят еврейскую традицию, как надо. Главное – быть на правильной идеологической стороне, а не соблюдать шабат и кашрут.

— Логично.

— Важно понимать, что речь идет о явлении под названием «поиск русских антисемитов». Взять хотя бы закон о защите ультрарелигиозных от нападок (который связан с именем депутата Тали Плосков).  Этот закон означает, что явление покинуло соцсети и переметнулось в реальную жизнь и даже в Кнессет.

— Ну хорошо, но что насчет другого явления, а именно — ужасающих выражениях в адрес харедим?

— Вы спрашиваете, каков эффективный способ борьбы с вербальным насилием в соцсетях, на мой взгляд? Через юридическую систему. Можно подать жалобу в полицию на конкретных комментаторов, которые подвергают кого-либо травле в соцсетях. У нас уже есть законы на эту тему, и можно и нужно ими пользоваться. Если люди начнут жаловаться, полиция начнет этим заниматься, и процесс немного снизит градус ненависти в соцсетях и повысит уровень ответственности за свои слова — это будет прекрасно.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x