Арт-политика

Израильские малыши "второго поколения", конец 40-х. Иллюстрация: http://www.israelalbum.org.il/

"Смотри статью: Любовь"

Художественная литература о Холокосте - как попытка понять, что там произошло, и облечь это понимание в слова

«Второе поколение». Этим термином называют в Израиле детей тех, кто выжил в Холокосте, приехал в Израиль, смог построить более-менее нормальную жизнь, завести семью. Родить детей, несмотря ни на что.

Сегодня можно сказать, что второе поколение в определенном смысле стало культурной и литературной израильской элитой. Мы пока не понимаем всего значения этого явления, хотя уже знаем, что быть вторым поколением – это быть травмированным еще до своего рождения. Мы уже знаем, что травмы этих людей нашли свое выражение в обществе, в политике, в экономике. А еще – в культуре и литературе.

Одним из наиболее известных и значительных произведений, написанных детьми «второго поколения» о Холокосте, стала книга Давида Гроссмана «Смотри статью: Любовь». Как и многие другие книги писателя, этот роман был переведен на русский язык. В этом году произведению исполнилось 35 лет, но оно не теряет своей актуальности.

Это очень необычный роман. Он состоит из четырех новелл, первая из которых (и самая известная), «Момик», даже была выпущена отдельным томом. Части романа отличаются не только содержанием, но и стилем, и языком, и литературными формами. И тем не менее, после прочтения книга оставляет ощущение единого целого.

Момик – девятилетний мальчик, рожденный в Израиле, но живущий в призрачном мире воспоминаний о Холокосте. Его мать, отец, бабушка и все соседи, живущие в его квартале в иерусалимском районе Кирьят Йовель, пережили Холокост. Родители пытаются оберегать Момика и не рассказывать ему о своем прошлом, подарить ему нормальное израильское детство, насколько возможно. Это срабатывает ровно наоборот: ребенок с энтузиазмом (чтоб не сказать – обсессивно) собирает каждую крупицу информации об «Эрец шам», «стране, которая осталась там». Детские фантазии чудовищно сочетаются с фактами, которые поставляет ему школа, с крупицами информации и обрывками фраз, которые он слышит дома или от соседей, и особенно с теми бессвязными словами, которые бормочет дядя Аншель, поселившийся с семьей после выписки из больницы для душевнобольных. Все это приводит мальчика к ужасным выводам и поступкам.

Следующие три новеллы написаны от имени выросшего Момика, который стал писателем и поэтом, и всю жизнь пытается справиться с ужасным наследством памяти Холокоста. Во второй части он расследует судьбу Бруно Шульца, польского еврейского писателя и художника, погибшего в Холокосте. Новелла о Бруно написана в стиле «поток сознания» и включает фантастические и сюрреалистические элементы. В третьей части речь пойдет о дяде Аншеле Вассермане и его воображаемых диалогах с командующим концлагеря Найгелом. За эту часть Гроссман подвергся жесткой критике, так как по мнению некоторых, он «очеловечил» нациста, вызвав тем самым симпатию к нему и оправдывая его в глазах читателя. Сам Гроссман в своих интервью объясняет, что его целью было показать, как обычный мальчик из простой семьи становится убийцей, садистом и исчадием ада.

Четвертая часть построена в форме энциклопедии и описывает жизнь фантастического младенца Казика, который проживает целую жизнь за 24 часа, во время которых он успевает вырасти, состариться и умереть.

Необычное строение романа как бы включает в себя отчаянную попытку понять, что произошло в Европе в 30-40 годах, выразить Холокост словами, разными способами, с разных точек зрения – что только подчеркивает бесплодность такой попытки. Видимо, это одна из наиболее сильных книг Гроссмана, и одно из наиболее важных литературных произведений в еврейской литературе 20 века.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x