Политика

Штаб партии Ликуд, ночь выборов, март 2020. Photo by Olivier Fitoussi/Flash90

Молчаливые сторонники Нетаниягу

“Демонстранты думают, что тонны грязи, выливаемые ими на Биби, изменят наше мнение. Но это лишь заставляет нас сплотиться вокруг него"... "Как только вы начинаете считать своих политических оппонентов “бабуинами”, как только вы считаете, что я дура, потому что голосую за Биби, ни о каком политическом диалоге не может быть и речи. ” Что на самом деле думают образованные "ликудники" и сторонники Нетаниягу, которых не слышно на демонстрациях и в соцсетях?

“Среди левых распространен стереотип того, как выглядит среднестатистический правый, — говорит 50-летняя Орли, специалист в сфере массовой коммуникации, живущая в Тель-Авиве. — Правый, по их мнению, это необразованный человек, какой-нибудь рыночный торговец, не способный к рациональному мышлению. Поскольку большая часть израильских масс-медиа находится под контролем левых редакторов и журналистов, они не станут интервьюировать университетского профессора правых взглядов, а предпочут продавца с рынка. Так формируется образ израильтянина правых взглядов. Они даже не представляют, что есть образованные и рациональные люди, голосующие за Нетаниягу”.

“Мы стараемся особенно не распространяться о своих взглядах, — говорит Орли. — Если мы с мужем озвучим свое мнение, то потеряем клиентов и друзей. Это уже происходило в прошлом. Можно сказать, что мы “чуланные” правые. Люди живут в страхе. Поддержка Биби намного большая, чем вам кажется. Мы просто напуганы и не хотим говорить об этом вслух”.

Хайфский адвокат Тамир Амар также относит себя к “молчаливым” ликудникам: “Демонстранты думают, что тонны грязи, выливаемые ими на Биби, изменят наше мнение. Напротив. Это лишь заставляет нас сплотиться вокруг него. Пойми, Биби всего лишь статист. Просто на данный момент он является символом Ликуда. Своими действиями они оскорбляют Ликуд, а не Нетаниягу”.

Демонстранции, направленные против властной коррупции и лично против Нетаниягу, продолжаются вот уже пятый месяц. “Мы не отступим, пока Биби не уйдет в отставку!” — таков главный лозунг манифестантов. Слоган “Уходи” (“Лех”) продолжает украшать флаги на уличных акциях и профили пользователе в фейсбуке. По мнению противников премьер-министра, Нетаниягу чувствует, что земля горит у него под ногами, и что из-за давления общественности (в первую очередь – участников протестов) его дни в кресле премьера сочтены.

«Проблема в том, что манифестации направлены не против политики правительства (допустим, в вопросе преодоления коронакризиса), а против конкретного человека»

По оценке движения “Черные флаги”, на пике протестной активности в манифестациях против Нетаниягу принимали участие около 200 тысяч человек. Обычно СМИ фокусируют внимание непосредственно на участниках протестных акций, а также показывают нам становящиеся все более агрессивными стычки между манифестантами и сторонниками нынешнего премьера. Однако мы не видим тех, кто не выходит из дома и не участвует в каких-либо публичных мероприятиях. Изменились ли их позиции за последний год – под воздействием коронакризиса или массовых манифестаций на улице Бальфур?

Демонстранты считают свои действия велением времени, актом спасения Израиля (“На нас вся надежда”).  Однако сторонники Нетаниягу не понимают, о чем вообще идет речь. По их мнению, тот факт, что участники манифестаций выходят под самыми разными, часто не связанными между собой, лозунгами, свидетельствует о том, что единственное, что их объединяет, это ненависть к Нетаниягу — “Только не Биби”.  “У меня нет проблем с демонстрациями, как таковыми, — говорит Орли. — Проблема в том, что манифестации направлены не против политики правительства (допустим, в вопросе преодоления коронакризиса), а против конкретного человека”.

“То, что люди выходят на улицы, вполне легитимно, — отмечает 40-летний Амит, директор одной из государственных компаний на юге страны. — Но если единственная цель этих акций выражается лозунгом “Только не Биби”, то следует не на улицы выходить, а принимать участие в выборах и голосовать за своего кандидата. Так работает демократия”.

По мнению моих собеседников, нынешние акции протеста – не проявление демократии, а, напротив, нарушение демократических принципов. Они считают, что утверждения манифестантов, будто Нетаниягу представляет собой угрозу для демократии, являются лицемерными. “Левые демонстрируют двойные стандарты, — считает Орли. — Есть аксиомы, которые кажутся им незыблемыми. Но как только дело доходит до Биби, правила меняются. Права женщин – это святое, если, конечно, этой женщиной не является Сара Нетаниягу. Левые утверждают, что  защищают судебную систему. Но когда предпринимаются попытки сбалансировать эту систему вкючением в нее судей консервативных, правых взглядов, они встают на дыбы. Если единственный смысл ваших демонстраций  — “Только не Биби”, это не имеет никакого отношения к демократии”.

«На Бальфур в основном ходят представители «первого Израиля», у которых нет экономических проблем»

Противники Нетаниягу видят в нем лидера с авторитарными замашками, использующего важнейшие государственные институты, чтобы избежать суда. Сторонники премьера считают, что это они истинные демократы, поскольку убеждены: премьер-министра можно сменить только на избирательных участках. “Вам не удается победить демократическим путем, и это злит вас, — говорит Галит Амихуд, предподавательница литературы в одной иерусалимских школ. —  Я помню период Норвежских соглашений, когда правительство, которого мы не хотели и которое не выбирали, вело нас к катастрофе. Мы помним, что такое жить в ситуации, когда правительство не отражает твои взгляды и устремления. Однако единственный способ изменить это, победить на выборах, а не отменять принятые правила демократической игры”.

В ходе беседы мы вспомнили  ряд утверждений, звучавших из уст приближенных к Нетаниягу и сотрудников его канцелярии. Что только не говорилось об участниках манифестаций – анархисты, инопланетяне. Их называли то “привилегированными”, то “обкуренными”. Журналист Ишай Бен-Хаим назвал их представителями “первого Израиля”. В то же время в словах моих собеседников чувствуется искренняя горечь.

“Многие сторонники Ликуда выросли в семьях, где гнев был частью постоянного фона, — рассказывает адвокат Амар. — Это было результатом дискриминации репатриантов из восточных стран. Мой дедушка участвовал в бунте в Вади-Салиб. До недавнего времени я вообще не касался этой темы, держал в себе. Но из-за демонстраций людей, у кого есть всё, но при этом полагающих, что кто-то крадет у них “их страну”, у меня открылись старые раны”.

«Вы считаете, что можно быть меньшинством и контролировать большинство? Нет проблем. Но это не называется демократией».

“Два месяца назад мы с женой проводили выходные в Иерусалиме, — рассказывает Амит. — В пятницу я предложил ей поехать на Бальфур – посмотреть, что там происходит. Мы приехали к месту манифестации и увидели, что все участники относятся к тому, что называется “первый Израиль”. На мой взгляд, все, кто был там, относятся к состоятельным слоям общества. Это люди, имеющие бюджетные пенсии, не молодежь, не мелкие предприниматели, потерявшие работу. Люди, у которых есть время и деньги, приезжающие в Иерусалим организованно, испытывающие лютую ненависть к Биби. “Только не Биби”. А что? Я бы хотел от них это услышать”.

— В протесте участвует огромное количество молодежи, тысячи безработных. Они в отчаянии. Они не видят для себя будущего. Вы их не замечаете?

“Возможно. Я не видел,” — говорит Амит. В отличие от него Галит обратила внимание на эту часть демонстрантов. “На первой демонстрации было некоторое количество предпринимателей. Думаю, их чувства были искренними, — вспоминает она. — Они были в явном меньшинстве. Молодые на демонстрации были в основном – хипстерами, студентами, не совсем теми, кто много и тяжело трудится. Я не заметила там безработных. В основном, там были пожилые состоятельные люди, студенты, которым родители оплачивают учебу. Там не было тех, кого мы называем “простыми людьми” (“амха”). Я не уверена, что их заботит будущее государства, хотя они это утверждают. Это люди, потерявшие власть и желающие ее вернуть”.

—  Вы полагаете, что премьер-министр с тремя обвинительными заключениями может управлять страной?

 “Если значительная часть общества, к которой я принадлежу (“тупые бабуины”), знает о выдвинутых обвинениях, но при этом полагает, что Нетаниягу достоин управлять государством до тех пор, пока не будет доказана его вина, значит у него есть на это мандат. И таких людей большинство, судя по результатам выборов. А вы – меньшинство среди “бабуинов”. Вы считаете, что можно быть меньшинством и контролировать большинство? Нет проблем. Но это не называется демократией”.

Оскорбительное выражение “бабуины”, которое используют некоторые демонстранты в адрес сторонников Нетаниягу, упоминает и Орли.  “Как только вы начинаете считать своих политических оппонентов “бабуинами”, как только вы считаете, что я дура, потому что голосую за Биби, ни о каком политическом диалоге не может быть и речи. Как его можно поддерживать в такой ситуации?”

На сторонников Нетаниягу, с которыми я беседовала, судебные кейсы главы правительства не производят особого впечатления. С их точки зрения, если общественность, зная об этом, выбирает нынешнего премьера, то так тому и быть. Таковы, с их точки зрения, правила демократической игры. При этом все они дружно перечисляют заслуги Нетаниягу, который, по их мнению, привел страну к подлинному процветанию – до того, как вспыхнула эпидемия коронавируса.  Да и сейчас, в разгар кризиса, на их взгляд, все идет, как надо. “Я получил компенсацию за карантинный простой, моя мать получает щедрое пособие по инвалидности. У большинства граждан все в порядке. Если бы не корона, то страна при Нетаниягу продолжила бы идти вперед. Постепенно это вернется. Израиль выйдет из кризиса. У людей короткая память. Биби знает об этом и поэтому побеждает,” — говорит адвокат Амар.

Оригинал публикации на сайте Ха-Маком

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x