Еврейский мир

Yehuda Meshi Zahav. Фото: Flash-90

Как сионисты сделали Меши Захава героем

После расследования, проведенного в 2021 году, Меши Захав отказался от Государственной премии Израиля и покинул пост председателя ЗАКА. При этом он настаивает на своей невиновности.

Светские СМИ взахлеб рассказывали о религиозном экстремисте из секты “Нетурей Карта”, который пережил невероятную метаморфозу и стал пламенным сионистом. Для ортодоксов, между тем, Меши-Захав оставался маргинальной фигурой. Сегодня пресса с ужасом всматривается в образ, который она сама и создала.

 Биография Йегуды Меши Захава, основателя и председателя организации ЗАКА, словно взята из мрачного мелодраматического сериала. Расследование, проведенное газетой “Гаарец” и пролившее свет на бесчисленные преступления этого человека, проломило мост под ногами светских властителей дум: человек, которого считали символом диалога между светскими и религиозными израильтянами, оказался жестоким и расчетливым сексуальным маньяком.

Как ультраортодокс, в молодости бывший одним из лидеров антисионистской группы “Эда Харедит”, стал любимцем светского буржуазного мейнстрима? Эта история о любви и тьме иллюстрирует плохо скрываемую тягу большой части общества к подобным героям, равно как и цену, которую приходится за это платить.

Меши-Захав принадлежал к маленькой группе внутри ультраортодоксального сектора, известной под названием “Нетурей Карта” (в переводе с арамейского – “стражи города”). Эта секта известна своим неприятием государства Израиль и сионизма. Ее приверженцы считают, что государство Израиль самим своим существованием порождает кровопролитие, террор и войны. Мировоззрение “Нетурей Карта” близко к ортодоксальному, но более радикально.

Нападки этой секты (насчитывающей всего 500 семей) на государство Израиль, осквернителей субботы и на ортодоксальный мейнстрим, представленный в грешном парламенте, заставили всех без исключения узнать о ней. Гнев этих людей подчас обрушивается и на “Эда Харедит”. Некоторые “Нетурей Карта” призывают к созданию палестинского государства на месте Израиля.

Меши-Захав вспоминал, что в молодости десятки раз подвергался арестам за подобную деятельность. Он выступал против археологических раскопок, которые тревожат покой мертвых, и против нарушения святости субботы. В то время его называли оперативником “Эда Харедит”.

Меши-Захав был редактором печатного рупора “Эда Харедит”, газеты под названием “Ха-Эда”. Вместе со своим братом Цви он издал семь книг, посвященных борьбе ортодоксов в Израиле.

Ортодоксальный мейнстрим, чьи представители мы сейчас в Кнессете, отрекся от этого человека и объявил его поступки преступными и кощунственными. Но внезапно в этой истории случился поворот.

Из экстремистов – в сионисты

В 1989, после первого потрясшего страну теракта в автобусе номер 405, Меши Захав прибыл на место трагедии с группой волонтеров, чтобы помочь пострадавшим. В 90-х, в период бесчисленных терактов-самоубийств, он помогал убирать тела погибших. Так возникла организация ЗАКА (“опознание жертв катастроф и бедствий”). Меши возглавлял ее вплоть до прошлой пятницы – после разглашения скандальных подробностей ему пришлось уйти с поста.

Бывший пламенный борец против Израиля посвятил себя налаживанию диалога между религиозными и светскими. Он в одночасье стал символом еврейского единства. В 2003 его пригласили зажечь факел на церемонии Дня Независимости, проходящей на горе Герцля, во славу государства Израиль. Семья Меши Захава сочла это предательством и порвала с ним.

Его дети пошли служить в армию. Во время второй ливанской войны он основал волонтерскую организацию “Исраэль Беяхад”, помогавшую жителям севера.

В 2018 он основал вместе с Кармит Наими организацию взаимопомощи “Эшет Лапидот”. Он состоял в разных комиссиях, поддерживающих призыв ортодоксов в ЦАХАЛ и их интеграцию на рынке труда. Он был членом комиссии, основанной в декабре 2019 начальником Генштаба Авивом Кохави.

Когда несколько месяцев назад его родители стали жертвами эпидемии коронавируса, он выступил с резкой критикой ортодоксального сектора, не соблюдающего предписания минздрава. Самые проницательные могли оценить снисходительность репортеров, воздержавшихся от вопроса – не участвовал ли сам Меши-Захав в мероприятиях, которые привели к смерти его родителей. Нам явился весь масштаб слепого поклонения, которому пришел конец лишь несколько дней назад.

После расследования, проведенного в 2021 году, Меши Захав отказался от Государственной премии Израиля и покинул пост председателя ЗАКА. При этом он настаивает на своей невиновности.

Между тем к этому все шло

Казалось бы, Меши Захав представил нам все признаки израильтянина-сиониста. От программ и интервью не было отбоя. Ортодоксальная часть общества молча проглатывала его критику в адрес ешиботников, не желающих служить в армии, а по возможности – пропускала ее мимо ушей.

Для светских израильтян это была история о прозревшем ортодоксе, который решил влиться в светское общество. Ортодоксам же было очевидно, что он – не их поля ягода. Когда им было удобно, его использовали как аргумент в споре о равном распределении гражданских обязанностей. Особый упор делался на волонтерскую деятельность как важнейшую ценность ортодоксального сектора.

Вот только ортодоксы, в отличие от светских и соблюдающих традиции израильтян, не обольщались, видя эту метаморфозу – воплощение израильской мечты об ортодоксе нового образца. Они также знали, что у него рыльце в пушку. Неизвестно, что они знали о масштабе злодеяний, но о том, что он не соответствует строгим стандартам безупречности, они знали совершенно точно.

За последнее десятилетие отношение к сексуальному насилию в ортодоксальном секторе, включая его радикальные течения, сильно изменилось. Еще несколько лет назад были немыслимы такие организации, как “Нет – молчанию!”, разоблачающие преступления на сексуальной почве и помогающие их жертвам (без них было бы невозможным недавнее расследование “Гаарец”). Заговор молчания вокруг имени Меши Захава был порождением другого времени – когда подобные преступления заметали под ковер.

Маргинальный герой с сомнительной репутацией возглавил видную общественную организацию и стал могущественной фигурой. Обществу в целом и его ортодоксальным кругам в частности свойственно замалчивать преступления на сексуальной почве, и ничто не мешало этому человеку удовлетворять свою похоть самыми грязными методами. Масштаб его злодеяний и число жертв являются нам только сейчас.

Периодически появлялись “звоночки”. Так, в 2003 брат Меши Захава Моше был арестован по подозрению в растлении несовершеннолетних. 42-летнего Моше Меши Захава обвиняли в том, что он сперва помогал неимущим девочкам, а потом совращал их, нередко используя для этих целей служебную машину ЗАКА.

СМИ, посеявшие ветер, пожинают бурю

В сексуальном насилии всегда виноват насильник, это неоспоримо, и преступлению нет прощения. Однако вскоре после страшного открытия обвинения посыпались и в адрес молчавшего ортодоксального сектора. Это сложная и нетривиальная тема: у заговора молчания действительно существенная роль в этой истории. Юноша или женщина из сектора, ставшие жертвой насилия, оказывались один на один против всесильного чудовища, без поддержки, наедине со своей болью.

Долгие годы они наблюдали, как человек, искалечивший им жизнь, удостаивается похвал за свои невероятные заслуги, и у них внутри все сжималось, ведь они знали о его тайной сущности. Он использовал свою славу, чтобы удовлетворять свои болезненные страсти, растаптывая человеческое достоинство своих жертв.

Но кто облек его такой властью? Кто упорно закрывал глаза на тревожные намеки? Израильские СМИ, которые упивались, видя в образе Меши Захава отражение нашего общества. Они влюбились в свое порождение.

Это не глава иешивы, не талмид-хахам, не рав. Среди них, увы, тоже хватает людей, использующих свое влияние, и ортодоксальному сектору есть в чем покаяться. Но случай Меши Захава иной: власть и слава этого человека были порождением светских израильских СМИ, его связь с ультраортодоксальным сектором – чисто номинальная.

Единственной увидевшей свет реакцией правительства было письмо Моше Арбеля, депутата от партии ШАС, в которой он призывал волонтеров ЗАКА отнестись со всей серьезностью к теме сексуального насилия. Ортодоксы, как всегда, молчат (что необязательно к худшему), но осуждения в первую очередь нужно ждать от тех, кто стоял рядом с ним на бесчисленных мероприятиях, кто превозносил его как символ “правильного” ортодокса. Но, похоже, они так и не избавились от чар.

Свидетельства о взятках за молчание, о так и не увидевших свет страшных статьях – это лишь верхушка айсберга, которая начала таять под всеочищающим солнцем. Можно утешаться сознанием, что СМИ наконец оправдывают свое предназначение, жертвы, набравшись наконец смелости, очищаются от яда, который столько лет разрушал их тела и души. Можно ли сказать, что в ортодоксальном секторе начинается своя компания Me Too? Время покажет.

Пнина Пфойфер – политическая активистка из ортодоксального сектора, руководит масштабным общественным проектом, отвечает за ортодоксальную инициативу в ассоциации “Ир Амим” (“Город народов”)

Оригинал публикации на сайте “Сиха Мекомит” 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x