Политика

Ави Габай. Фото: Tomer Neuberg, Flah-90

Сионизм не нуждается в божественном обетовании

История возникновения государства Израиль – это история замены концепций святости и мессианизма подходом светским и научным, подразумевающим готовность брать свою судьбу в свои руки. Первый сионистский конгресс постановил, что создание государства для еврейского народа в Стране Израиля будет основываться на признании, политической и юридической легитимации со стороны международного сообщества, как это принято.

«В Танахе написано, что Господь обещал Страну Израиля Народу Израиля», — слышим мы часто из уст министров и депутатов Кнессета. «Не требуется ничего сверх этого», — заключают они. Распространение религиозности на все сферы нашей жизни не минует и сионистскую доктрину, более того, приверженцы религии придают сионистскому нарративу особое значение: они стараются заменить международное признание прав еврейского народа на государство на этой земле аргументами сугубо религиозными и мессианскими, исключающими любой компромисс.

Во-первых, это попытка отождествить правомочность существования государства еврейского народа в Стране Израиля с религиозной верой. Это значит – если ты не веришь в божественное обетование Страны Израиля народу Израиля, ты не можешь оправдать существование государства Израиль. Но это не так. Существование еврейской нации не обязывает верить в бога, и реализация самоопределения еврейского народа на его родине не нуждается в божественной санкции.

Во-вторых, такое отождествление исключает любые компромиссные подходы, основанные на реальным положением вещей, поскольку, согласно религиозному взгляду, любая уступка территорий в Стране Израиля означает злонамеренное осквернение святости этой земли: территориальные уступки не могут осуществляться теми, кто верит в божественное обетование.

Споры относительно сионистского учения, расширяющиеся среди учащихся израильских школ в частности и в израильском обществе в целом, предоставляют удобную площадку для тех, кто способствует росту религиозных настроений и превращению национального конфликта в конфликт религиозный. Однако тем самым, делая упор на аргументы веры, лишенные всякого политического или юридического смысла в 20-м и 21-м веках, они подрывают твердые основы сионистского нарратива, которые принимаются международным сообществом уже на протяжении ста лет.

История возникновения государства Израиль – это история замены концепций святости и мессианизма подходом светским и научным, подразумевающим готовность брать свою судьбу в свои руки. Первый сионистский конгресс постановил, что создание государства для еврейского народа в Стране Израиля будет основываться на признании, политической и юридической легитимации со стороны международного сообщества, как это принято. Сионистская мечта была признана этим сообществом легитимной на трех основаниях.  Первое из них – декларация Бальфура, опубликованная Британией, государством, занявшим территорию Страны Израиля после Первой мировой войны. Действенность этой декларации основывалась на «имперском принципе», который до начала ХХ века доминировал в международных отношениях. Даже ООП признавала существенность этой декларации, как писал в 1979 г. Эдуард Саид, член Исполкома ООП: «Важность декларации Бальфура заключалась в первую очередь в том факте, что она служила юридическим базисом для притязаний сионизма на Палестину».

Второе основание – это решение государств, участвовавших в конференции в Сан Ремо в 1920 г., передать Британии и Франции мандат на управление территориями, занятыми ими на Ближнем Востоке, в частности, Палестиной, в которой и должна была быть реализована декларация Бальфура. Эти державы признали законными чаяния сионизма, что отразилось в заявлениях представителя МИД Франции Жюля Комбо и президента США Вудро Вильсона. Последний сказал: «Я убедился, что союзники, при полном согласии нашего правительства и народа, согласились в том, что в Палестине будут заложены основы еврейского национального очага».

Третье основание – признание и поддержка международной общественности. Во-первых, единогласное (включая Иран) одобрение в 1922 г. Лигой наций мандата Британии на Палестину с возложением на Британию обязанности «создать в стране политические, административные и экономические условия, обеспечивающие возникновение еврейского национального очага». Во-вторых, решение о разделе Палестины от 29 ноября 1947 г., которое очень ясно объявляло о прекращении мандата и о создании независимого еврейского государства на 55% территории Палестины.

Давид Бен-Гурион провозглашает независимость Израиля 14 мая 1948 года под портретом Теодора Герцля. Фото: архив

Признание, которое получили устремления сионизма, обосновывается непрерывной связью еврейского народа с его родиной. Лига наций отвергла утверждение арабов (и некоторых евреев), будто еврейство/иудаизм – это религия, а не нация, поэтому приверженцы иудаизма не имеют права на самоопределение. Уинстон Черчилль, британский военный министр, писал на этот счет еще в 1919 г.: «Это абсолютно справедливо, что евреи, рассеянные по всему миру, обретут национальный центр, национальный дом, в котором смогут соединиться. И где это может произойти, если не в Стране Израиля, с которой они связаны глубокими узами уже 3000 лет?». Далее, в документе о мандате от 1922 г. членами Лиги наций ясно провозглашено, что «этим признается историческая связь еврейского народа с Палестиной и его право на основание здесь национального дома».

Реализацию устремлений сионизма, основанную на справедливости, министр иностранных дел Британии Бальфур видел в решении насущных еврейских проблем путем раздела страны. В меморандуме, написанном в августе 1919 г., он подчеркивал, что «прав сионизм или не прав, хорош он или плох, он питается традицией многих поколений, нуждами настоящего дня и надеждами на будущее». Поэтому он видит в передаче евреям кусочка территории, завоеванной арабами, акт справедливости и пишет в июле 1920 г.: «Поскольку речь идет об арабах, я надеюсь, они примут во внимание, что мы создали независимое арабское государство в Хиджазе, (…) что мы стремимся проложить в Месопотамии путь к будущему независимому арабскому государству, и поэтому, имея в виду все это, они не сочтут большой бедой передачу узкой полоски земли (с географической точки зрения это именно так, как бы это ни выглядело с точки зрения исторической) народу, который был разлучен с этой землей сотни лет».

И, наконец, моральное оправдание. Амнон Рубинштейн и Александр Якобсон останавливаются подробно на этом в своей книге «Израиль и семья народов»: «Хотя суть еврейского чаяния национальной независимости мало отличается от национальных чаяний других народов, способ, которым еврейский народ реализовал свое право на самоопределение, действительно был исключительным – потому что исключительной была трагедия евреев».

В моральном плане восприятие международным сообществом «еврейской проблемы» определялось тем, что нельзя «наказывать еврейский народ дважды». Первый раз – насильственным его изгнанием из родной страны и лишением его всяких прав, включая право вернуться на родину. И, значит, безнравственно наказывать его вторично, отрицая за ним право на самоопределение в его родной стране, Стране Израиля.

Нужно подчеркнуть, что абсолютная легитимность требований сионизма не отменяет законности устремлений палестинцев – и наоборот. Верно, в израильско-палестинском конфликте национальные чаяния сторон противоречат друг другу, но и те, и другие законны. Этот конфликт, однако, не обязательно должен быть «игрой с нулевой суммой». Компромисс в духе взаимно согласованного раздела может обернуться выигрышем для обеих сторон, даже если поначалу он будет основываться на «интересах», и лишь потом приведет к подлинному примирению.

Кроме того, вера в божественное обетование тоже не обязывает к отрицанию компромисса во имя других ценностей, как это представил на этой неделе председатель «Аводы» Ави Габай. Правда, он повторил религиозную формулировку, лишенную легитимности в глазах международной общественности, и сказал: «Я верю в справедливость нашего пребывания здесь. Я верю, что вся Страна Израиля принадлежит нам, потому что Господь заповедал ее всю Аврааму». В продолжение, однако, он заявил: «Но я верю также, что, поскольку здесь живут 4.5 миллиона арабов, мы должны пойти на компромисс во имя того, чтобы мы могли жить в своем государстве с еврейским большинством, а они – в их собственном государстве».

В заключение нужно сказать, что сионистский нарратив и сионистские требования создания еврейского государства в Стране Израиля в высшей степени легитимны. Государство Израиль в границах 1967 года, пользующееся такой легитимностью в полной мере, обязано также уважать решения международного сообщества о создании рядом с ним независимого палестинского государства. При этом следует воздержаться от использования танахического нарратива в версиях лидера «Еврейского дома» и его друзей в «Ликуде», который базируется на «божественном обетовании», не действительном в существующей системе международных отношений. Его нужно оставить, в лучшем случае, для кружка по изучению Танаха в доме главы правительства.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x