Интервью

Фото: семейный архив

Почему медсестер не пускают в больницы

В систему здравоохранения должны были влиться еще 800 новых медсестер, которые закончили курсы по всей стране. Но в больницы и поликлиники ни Лея, ни остальные медсестры не пришли. Им не дали этого сделать.

Лея Целькович волнуется во время нашего разговора. Это и понятно. Три последних года она совмещала работу лаборанта и учебу в школе медсестер в Тель-а-Шомер. Сдавала множество экзаменов, проходила практику, училась вечерами, отрывая время от детей. Две недели назад она должна была сдать финальный государственный экзамен и выйти на работу в новом качестве. В тот самый момент, когда страна действительно в этом нуждается.

А вместе с ней в систему здравоохранения должны были влиться еще 800 новых медсестер, которые закончили курсы по всей стране. Но в больницы и поликлиники ни Лея, ни остальные медсестры не пришли. Им не дали этого сделать.

Восемьсот квалифицированных медсестер – это огромный ресурс. Что случилось, почему вы не работаете?

—  Нам отменили государственный экзамен.  Два раза в год, как правило, в Иерусалиме выпускники всех колледжей и школ собираются и одновременно пишут этот экзамен – письменный тест. Только по его результатам выдается удостоверение медсестры и разрешение на работу. В этом году из-за карантина правила были изменены. 22 марта нам сообщили, что экзамены мы все будем сдавать в тех школах, где учились, в классах по 10 человек. На тот момент карантин еще не был таким жестким, но уже были отменены все остальные медицинские экзамены – для врачей, для логопедов, для физиотерапевтов и так далее. Но нам было сказано: медсестры очень нужны системе здравоохранения, так что для вас сделано исключение.

А ровно через неделю нам прислали письмо о том, что экзамен отменяется. Вроде бы появился новый приказ Минздрава от 19 марта об отмене любых экзаменов. Я, правда, везде искала, но не нашла такого документа.

Фото автора

Как я понимаю, госэкзамен — завершающая ступень. До этого момента вы что-то сдавали?

— Конечно! Много разных экзаменов, и проходили практику в больнице, это очень сложный курс, фактически мы закончили институт. Госэкзамен объединяет все то, что мы прошли на протяжение всего времени, и каждый предмет мы сдавали по отдельности. Поэтому в качестве одного из вариантов решения проблемы мы предлагали зачесть оценки, выставленные на всех экзаменах, вывести средний балл.

— Ну хорошо, экзамен отменили, а что дальше? Была ли вам предложена альтернатива?

— Нам предложили пойти работать в качестве студентов. За студенческую плату, без стажа, без социального обеспечения. Но самое главное, без полномочий медсестры. Мы, уже всему обученные специалисты, не можем делать с больными ничего – ни давать лекарства, ни брать анализы, ни делать перевязки. Можем только померить давление, поменять постель и спросить у пациента «как дела?». Все. А отделяют нас от этих полномочий всего несколько дней, за которые мы должны были сдать экзамен.

— Насколько велика разница в оплате?

— Студент получает 30 шекелей в час, медсестра около 50, зависит от места, плюс социальные надбавки, плюс стаж, плюс опыт. Но здесь дело даже не в деньгах. Некоторые из нас были готовы идти волонтерами, бесплатно, но только дайте нам возможность выполнять ту работу, которой мы научены.

Кто-то пошел работать на эти студенческие ставки? Знаете ли вы, что вообще сейчас делают эти 800 человек?

— У нас был курс переквалификации, на который брали только людей с первой степенью. Все работали где-то, одновременно приобретая новую профессию. Некоторые остались на прежней должности, но многие в растерянности, потому что они успели уволиться и даже пройти собеседования. Их уже ждали на новом месте работы. Я записалась на эту студенческую ставку, но ко мне никто из клиник не обратился. Потому что студентов очень много, кроме нас такую работу могут делать все те, кто еще учится. Необходимы же квалифицированные медсестры.

Их и до эпидемии не хватало, а теперь, наверное, еще сильнее.

— Персонал уже начинает болеть, число пациентов растет. А ведь кому-то надо обучать. Хоть мы все выучили и сдали, нас надо вводить в курс дела на месте. Кто будет это делать? Чем дальше мы тянем и чем позже мы придем на работу, тем меньше останется людей, которые смогут научить нас. Предположим, через неделю-другую нам разрешат работать, но будет поздно, ресурсов не хватит.

Какой вы видите выход?

— У нас было несколько предложений, которые мы видели как возможные: засчитать уже сданные экзамены, или ввести нас в работу сейчас, а потом сдать экзамен. Да, здесь возникают другие сложности – материала очень много, он сложный, через полгода надо заново к нему готовиться. К тому же, в сентябре будет новый выпуск, и на рынке труда появится слишком большое количество медсестер, которых надо трудоустроить.

Да, это парадоксальная ситуация. С одной стороны, система задыхается от нехватки персонала, а с другой – в стране есть 800 профессионалов, которые все выучили, все сдали и хотят работать, но они не востребованы. Я читала, что в Италии на работу отправили почти 10 тысяч студентов последних курсов медицинских институтов. И в медицинских колледжах США собираются объявить о досрочных экзаменах.

— Больше всего нас обижает и расстраивает, что мы хотим работать, делать то, что мы умеем, что мы учили. Просто дайте нам такую возможность!

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x