Политика

Фото: Flash90

Выборы 2021: патовая ситуация?

Впервые за много лет появились оппозиционные правые в лице партии Саара, впервые наметилась легитимация арабских партий, и впервые у оппозиции есть лидеры, которые точно знают, что хотят.

Блоки “Биби” и “Не Биби” по опросам опять набирают приблизительно одинаковое количество голосов. Нас снова ждет переходное правительство Нетаниягу и новые выборы? Или есть шанс на формирование правительства без Нетаниягу? Есть ли разница между сегодняшним предвыборных раскладом и предыдущим? Попробуем понять.

Расклад компании 2020 был таким:

— На правом фланге — монолитный блок «Ликуда», ортодоксальных и крайне правых партий. Саар проиграл праймериз в «Ликуде». Оппозиция Нетаниягу внутри партии нейтрализована.

— Лидер оппозиции — партия «Кахоль-Лаван». Теперь уже ясно, что это было совершенно рыхлое образование из четырех лидеров, которых связывало только желание сбросить Нетаниягу. Лидером партии  в результате временного и достаточно случайного стечения обстоятельств стал Бени Ганц.  Он не только не имел никакого политического опыта, харизмы и воли к победе, но и никакой внятной идеологии и собственной точки зрения ни по одному вопросу. Получив авансом самые благоприятные стартовые условия: готовую партийную инфраструктуру и опыт партийного строительства от «Еш Атид», беспрецедентную поддержку избирателей и оппозиционных партий, и набрав равное с «Ликудом» количество голосов, он, в конце концов, отдал так критикуемому им Нетаниягу все оппозиционные голоса. Естественно, он объяснил свою капитуляцию государственными интересами и необходимостью бороться с пандемией. Но разве для борьбы с пандемией нужно было городить самое раздутое и затратное в истории Израиля правительство? Две резиденции для себя любимого?

Разница между Ганцем и Нетаниягу была заметна с самого начала предвыборной компании: когда Нетаниягу получал неблагоприятные для него результаты опросов, он с новой силой ввязывался в бой, находил креативные решения и переламывал ситуацию в свою пользу. Эти решения были на грани и за гранью фола. Это была очень “грязная” игра, но кто в Израиле судит победителей? Когда аналогичные опросы получал Ганц, он паниковал, шарахался, давал противоречивые интервью и только давление партнеров удерживало его от решения тут же договорится с Нетаниягу на любых условиях. Когда Ганцу положили на стол данные о том, что у него проблемы с формированием коалиции, он, втайне от трех своих соратников, провел молниеносные закулисные переговоры с  Нетаниягу и подписал коалиционное соглашение о вхождении в правительство  на условиях ротации премьерства – условиях, которые Нетаниягу , естественно, никогда не собирался выполнять.

Когда Ганцу положили на стол данные о том, что у него проблемы с формированием коалиции, он, втайне от трех своих соратников, провел молниеносные закулисные переговоры с  Нетаниягу и подписал коалиционное соглашение о вхождении в правительство  на условиях ротации премьерства – условиях, которые Нетаниягу , естественно, никогда не собирался выполнять

Закономерный результат – партия раскололась, избиратели отвернулись, партия  балансирует на грани прохождения электорального барьера.

— НДИ. Лидер партии Либерман выбрал, как сейчас видится, не самую эффективную стратегию. На протяжении всего периода попыток формирования коалиции Ганца и Нетаниягу он “просидел на дереве”, изображая себя третейским судьей над схваткой и так и не занял ничью сторону. В результате не помог ни тому, ни другому, ни себе.

— Арабский блок. Нетаниягу успешно делегитимизировал переговоры оппозиции с этим блоком, заклеймив их предательскими. Переговоры КЛ с арабским блоком велись вяло, стыдливо при сопротивлении некоторых членов КЛ и НДИ. Естественно, они провалились

Расклад компании 2021 выглядит так:

— Из «Ликуда» вышел Гидеон Саар и образовал новую партию «Тиква Хадаша», которая отщепила от правого блока на данный момент около 12 мандатов. Саар дал категоричное обязательство (и даже подписал его во время интервью «12 каналу») ни при каких обстоятельствах не входить в правительство Нетаниягу . То есть увел часть правых голосов в оппозицию. Это новая ситуация. До сих пор все изменения были внутри блоков, между блоками голоса практически не перетекали. Саар, естественно, говорит, что правительство будет формировать он сам. Но что он будет делать, если, как показывают опросы, наберет намного меньше голосов, чем другой лидер оппозиции? Ему придется решать. Отдать свои голоса оппозиции и ее лидеру, объединив усилия и согласовав совместные уступки и компромиссы. Или взять на себя ответственность за очередную неспособность оппозиции создать коалицию и привести страну к новым выборам.

— Из «Ликуда» вышел Зеев Элькин. Вряд ли Элькин увел за собой много голосов избирателей, но внутри руководства «Ликуда» у него были твердые позиции, близкие к  Нетаниягу . Его уход и критика  Нетаниягу возможно выбила еще один камень из фундамента потенциальной ликудовской коалиции.

— Лидер оппозиции. На данный момент лидер оппозиции, партия «Еш Атид», набирает 18 мандатов, что на 5-6 мандатов больше ближайшего соперника из оппозиции, партии «Тиква Хадаша». Это намного меньше, чем набирала партия «Кахоль-Лаван», в которую партия «Еш Атид» входила. Но, похоже, что лучше качество, чем количество. По крайней мере лидер партии Яир Лапид имеет опыт, харизму, твердые взгляды, стратегию развития страны и не замечен в обмане своих избирателей

— НДИ. По опросам набирает свои стабильные 7 мандатов. Партия подписала договор о обмене остаточными голосами с партией «Еш Атид». Это значит, что однозначно встала на сторону «Еш Атид».

— «Ямина» во главе с Нафтали Беннетом. Как всегда, Беннет не сжигает никаких мостов. Декларирует, что будет формировать коалицию, но количество голосов, которое набирает, не дают ему на это шансов. Скорее пойдет с Нетаниягу , чем с оппозицией, выбив у Нетаниягу какие-то исключительные преференции. Хочет премьерство по ротации, но кто ж ему даст?

— Религиозные партии. Тут ничего не изменилось. Они обязаны быть в коалиции, чтобы получать бюджеты для своей системы образования. Будут с «Ликудом», пока тот способен формировать коалицию. Если увидят, что «Ликуд» уже на это не способен, а оппозиция способна, то развернутся на 180 градусов.

— Арабские партии. Нетаниягу , своими переговорами с Мансуром Аббасом и обещаниями включить РААМ в коалицию, пробил брешь в многолетней стратегии делегитимации арабских партий. Если «Ликуду» можно, то и оппозиции тоже можно. У Нетаниягу больше нет морального права объявлять переговоры оппозиции с арабским блоком предательством. Арабские партии теперь вполне могут поддержать оппозиционное правительство извне.

Итак, похоже, что наметились сдвиги в предвыборной ситуации в сторону оппозиции. Несмотря на то, что количественно ситуация между блоками особенно не отличается от предыдущей кампании, качественно она другая: впервые за много лет появились оппозиционные правые  в лице партии Саара, впервые наметилась легитимация арабских партий и впервые у оппозиции есть лидеры, которые точно знают, что хотят. Достаточны ли эти сдвиги для решения затянувшегося политического кризиса — пока неясно.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x