Женская территория

Иллюстрация: кадр видео

Служебные собаки идут на помощь

Для  женщин, страдающим от посттравматического синдрома, вызванного сексуальным насилием, это стало бы воистину спасительным средством. Собака-поводырь может стать решающим аргументом при выборе между госпитализацией и нормальной жизнью. Между тем, чтобы вздрагивать от  любого шума и чувством комфорта и безопасности в своём доме.

Мокко – служебная собака Тамар (имя вымышлено). Она чувствует малейшие признаки дрожи в теле своей компаньонки и сразу прижимается к ней всем своим весом. Таким образом, она предотвращает неконтролируемую дрожь, которая началась у Тамар «после того, что случилось», судороги, обмороки и падени»я, из-за которых Тамар приходилось делать  инъекции и ложиться в отделение для душевнобольных. Душевная травма Тамар – результат длительного сексуального насилия в детстве, которое наложило свой отпечаток на её жизнь до сего дня. До того, как в доме появилась Мокко, Тамар часто госпитализировали в психиатрические больницы и лечили тяжёлыми  препаратами. Но теперь её жизнь в корне изменилась. Мокко, трёхлетняя собака породы лабрадор, стала её подругой, её защитником и помощником, особенно помогающим Тамар сохранить нормальный рассудок.

«Эти служебные собаки – уже не совсем собаки. Они удивительные существа, вы должны увидеть это собственными глазами, чтобы поверить в такие вещи, – говорит Эфрат Барухи, волонтёр из Центра дрессировки служебных собак. «Людей, страдающих посттравматическим синдромом, вызванным сексуальным насилием, гораздо больше, чем среди переживших боевой опыт, и им приходится очень трудно». Эфрат Барухи знает, о чём говорит – её брат страдает от посттравмы, развившейся в результате службы в армии, и именно это привело её в Центр дрессировки. На сегодняшний день её брат ещё не получил собаку, но Эфрат вступила в команду волонтёров. 25% тех, кто пережил боевой опыт, будут страдать от посттравматического синдрома всю жизнь. Но среди женщин, подвергшихся сексуальному насилию, девять из десяти будут в течение всей своей жизни страдать от различных симптомов посттравмы. Цифры говорят сами за себя.

Несмотря на это, Эфрат Барухи говорит о том, что женщинам сложно выйти в общественное пространство в сопровождении собаки. «Наше общество не знает, как обращаться с людьми, страдающими от посттравмы. Женщина, которая гуляет с крупным псом, выглядит странно по сравнению с мужчиной, который делает то же самое. Сложно выйти в общественное пространство и сказать: «Да, я жертва сексуального насилия».

Центр дрессировки служебных собак в Кфар-Тикве специализируется на подготовке собак для сопровождения страдающих от посттравмы. Часть процесса дрессировки проходит с привлечением пациентов, постоянно проживающих в посёлке, где действует центр помощи для людей с особенными потребностями. Расположена Кфар-Тиква недалеко от Тивона.

«Служебные собаки для страдающих от посттравматического синдрома не имеют такого же статуса, как собаки-поводыри для слепых. Многие водители автобусов всё ещё не разрешают заходить с ними в салон, отели не позволяют селиться с ними в номерах, но следует понимать, что мы готовим этих собак к пребыванию в общественных местах по самым высоким международным стандартам. Это тенденция, которая существует в мире уже много лет. Мы стали пионерами в Израиле в этой сфере, мы работаем всего 4 года, и до сих пор не видим достаточно служебных собак в общественных местах, – сокрушается Эфрат Барухи и поясняет. – Не каждый человек, которому помогает собака, имеет право надеть на неё жилет с надписью «Служебная собака». Этот жилет позволяет заходить с собакой в автобус или самолёт или находиться в любом месте  в общественном пространстве. Посторонним запрещается приближаться к служебным собакам, их нельзя гладить. Нужно помнить, что этот пёс находится на службе и постоянно следит за потребностями его человека».

Как уже упоминалось, Тамар страдает от посттравмы, вызванной сексуальным насилием. На сегодняшний день лишь небольшое число людей с посттравматическим синдромом получили служебную собаку, которая играет очень важную роль в их жизни. Но, к нашему большому сожалению, их очень немного: за последние четыре года было обучено всего 15 собак. Обучение занимает много времени, сотни часов дрессировки на протяжении более двух лет. Служебная собака должна быть приспособлена к потребностям конкретного человека, для которого её готовят. Поэтому, всё начинается с поиска щенка с темпераментом, который подходит его будущему человеку. «Например, если собаку готовят для человека, который привык бегать на большие расстояния, то и собака тоже должна быть соответствующей. А Мокко – собака тихая и спокойная. В процессе подготовки, собака в течение года живёт в приёмной семье, где её учат себя вести в общественных местах. И только после первого года начинается специальная подготовка служебной собаки, например, к жизни с человеком, которому нужно помочь справляться с нервными припадками.

Приступ паники будущего компаньона служебной собаки снимают на видео, а затем дрессировщик имитирует то, что было снято, чтобы научить собаку действовать, в соответствии с тем, что человеку будет нужно: включать свет, звать на помощь или лизать лицо, чтобы вывести человека из состояния нервного приступа. Это не всегда удаётся, но если у дрессировщика получилось, то служебную собаку знакомят с её компаньоном, а потом оставляют с ним на длительное время, чтобы между ними установилась прочная связь. Впоследствии Центр подготовки будет сопровождать их на протяжении всей жизни собаки. Бывало и так, что подготовить служебную собаку не получалось даже после двух лет тренировок. Среди наших клиентов есть Ротем (имя вымышлено), жертва сексуального насилия, которой теперь дали новую собаку, потому что с первой собакой у неё не сложилось».

Служебные собаки дают чувство независимости и помогают своим компаньонам заново интегрироваться в общество, учёбу и работу. Они дарят человеку безграничную любовь, верность без тени осуждения, а их присутствие значительно снижает частоту приступов паники. «Служебные собаки дают своим компаньонам почувствовать свою самостоятельность и возможность вести обычный образ жизни. При этом, и родственники людей с посттравматическим синдромом тоже получают ещё одну возможность начать новую жизнь. Ведь им больше не нужно будет, как раньше, постоянно находиться рядом и во всём опекать», — говорит Эфрат Барухи.

Центр дрессировки служебных собак оказывает помощь страдающим от посттравмы жертвам террористических актов на националистической почве,  но были получены и многие сотни обращений от женщин, страдающих тяжёлым психическим расстройством после сексуального насилия, которым необходима служебная собака.

«Разрыв между количеством полученных просьб, выслушанных ужасных историй и способностью Центра оказать всем им помощь просто немыслим. Нельзя допустить, чтобы эти женщины, испытавшие очень тяжёлую душевную травму, остались без помощи, то есть, фактически, без реальной возможности вернуться к рутинной жизни».

Несмотря на то, что сопровождение служебной собаки является признанным во всём мире средством деликатной терапии пациентов, страдающих от посттравматического синдрома, в Израиле оно не признаётся на государственном уровне. Ни Институтом национального страхования, ни отделом реабилитации министерства обороны. В этой сфере нет никакого  регулирования и никаких субсидий.  «Центр дрессировки служебных собак работает над тем, чтобы это направление было признано и субсидировалась государством. И до тех пор, пока этого не происходит, мужчины и женщины с посттравмой продолжают страдать».

Посттравматический синдром – это тревожное расстройство, которое развивается после травмирующего события и проявляется в виде серьёзных приступов тревоги. Как правило это происходит после внезапно нахлынувших воспоминаний о пережитом травматическом событии, будь то военное сражение, террористический акт, сексуальное насилие или автомобильная авария. Пациенты с посттравматическим синдромом (PTSD), страдают, среди прочего, от бессонницы, нервозности, крайней степени нетерпения, одышки, тремора, холодного пота и даже обмороков. Они часто переходят на крик, испытывают чувство оторванности от окружающей среды. Эти припадки могут случиться где угодно – дома, в школе, на работе, в гостях у друзей, в путешествиях, во сне, и поэтому эти люди нуждаются в постоянном присутствии близких людей, которые помогают им вернуться в реальность.

«Для этих женщин и мужчин каждый день – это преодоление препятствия. Их распорядок вращается вокруг страха перед следующей панической атакой, которая может произойти где угодно и когда угодно. Одного небольшого триггера (запаха, шума, прикосновения) достаточно, чтобы вызвать травмирующее воспоминание. Они стараются не работать в офисах, редко выходят из дома и избегают людных мест».

Процесс дрессировки такой служебной собаки – очень долгий и дорогостоящий, и членам семьи больного трудно оплатить стоимость обучения за свой счёт. Центр сталкивается с серьёзными трудностями, пытаясь помочь людям, страдающим от PTSD, и их семьям найти источники финансирования, чтобы оплатить обучение служебных собак для них. Новая массовая кампания по сбору средств преследует именно эту цель – добиться увеличения бюджетных ресурсов на дрессировку собак для жертв сексуального насилия.

В результате кампании и после трагедии Ицика Саидиана поступило 142 просьбы о предоставлении служебной собаки от жертв сексуального насилия и демобилизованных солдат, страдающих от посттравматического стрессового расстройства. У Центра нет возможности удовлетворить такое количество просьб без посторонней помощи – как государственной, так и частной. Для пожертвований перейдите по ссылке.

 

Оригинал на сайте «Onlife»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x