Арабский мир

Газа, берег моря. Photo by Abed Rahim Khatib/Flash90

Решать проблемы сообща

Одинокие островки благополучия не смогут выжить в окружении нищеты, ненависти и отчаяния.

Когда-то, в далекие 70-е Газа иногда выглядела вот так.

Американский VICE опубликовал старые фотографии давно забытой жизни в том месте, которые сегодня больше, чем какое-либо другое ассоциируется с войной, фундаментализмом и страданиями людей. Ад как он есть.

Ясно, что не вся Газа, ведь речь идет о весьма консервативном населении, причем надо понимать, что до 1948 года это была маленькая рыбацкая деревушка, а после войны в 1948 туда хлынули потоки беженцев, значительная часть которых происходила из деревень. То есть Газа – изначально не Вифлеем и не Рамалла с их аристократическими семьями и городским населением. Но даже в Газе в 70-х, незадолго до «исламской волны», прокатившейся по всему Ближнему Востоку, могло быть и так, как тогда бывало в Каире, Багдаде и Тунисе.

Эти ностальгические фотографии, случайно обнаруженные на чьем-то чердаке, наводят на невеселые мысли  — время идет, а ситуация становится только хуже. На примере Газы это особенно хорошо видно.

В семидесятых годах, несколько лет спустя Шестидневной войны, в Газе тоже все было непросто. Не может быть просто, когда значительная часть населения живет в лагерях беженцев,  и где вместо палаток поставили асбестовые хижины, да и поселили туда людей, по 10 в одну комнату. Но в семидесятых палестинцы работали в Израиле, где им платили меньше, чем израильским рабочим, но все же больше, чем в нищей Газе. Палестинцы не только работали, но и отдыхали в Израиле, например на море в Тель-Авиве, и ездили в гости к своим родственникам на Западный Берег.

Многие из них также выезжали на заработки в богатые страны Залива. А на рынки в Газу приезжали израильтяне – за свежей рыбой, овощами и фруктами. К 1987 году эта иллюзия сосуществования в условиях военной администрации и отсутствия политических прав подошла к концу. Люди начали требовать не только хлеба, но и свободы. Началась первая палестинская интифада. Где-то отказались от услуг палестинских рабочих, да и на рынки перестали ездить – в Газе уже было небезопасно. В этом же году там возникает движение ХАМАС, и в Израиле вначале относятся к этой идее весьма одобрительно. Ведь ХАМАС мог стать противников ФАТХа, который в ту пору считался врагом. Да, сегодня мы воюем с Остазией. Кстати, в 1987 году в Газе закрылся единственный кинотеатр – к этому был причастен и ХАМАС. Кинотеатр открылся заново лишь пару лет назад.

Затем начало девяностых – война в Заливе, прекращение интифады, мирный процесс в Осло, Арафат возвращается в Газу, возникают первые контрольно-пропускные пункты. ХАМАС пытается сорвать Норвежские соглашения, и смертники из Газы, а также Шхема, Хеврона, лагерей беженцев совершают страшные теракты. Израильтяне уже не ездят в Газу на рынки, да и попасть туда же не так просто. Палестинские рабочие все еще работают в Израиле, но в дни терактов и столкновений им все чаще приходится оставаться дома. ФАТХ воюет с ХАМАСом, но не так жестко, как хотели бы в Израиле, жизнь становится сложной. Через КПП Рафиах, на границе Газы и Египта туристические автобусы проезжают в Каир. Из Иерусалима дважды в день ходит рейсовый автобус в Каир – он идет через Северный Синай и Суэцкий канал. Сегодня через Северный Синай в целом можно проехать лишь на бронетранспортере, и даже это не обещает безопасности. На египетской стороне Рафиаха есть Duty Free – израильтяне покупают там дешевые египетские сигареты Merit.

В 2000 году начинается 2-я палестинская интифада. Интифада Аль-Акса. В Израиле взрываются автобусы и дискотеки, Газа увешана вся портретами прыщеватых шахидов, которым промыли мозги, вручили пояс смертника, пообещали встречу с гуриями в раю и отправили «на дело». Газа становится еще более консервативной, замкнутой на бесконечном насилии.

На КПП Эрез, где рабочие проходят границу для того, чтобы выехать на работу в Израиль то и дело звучат выстрелы и гремят взрывы. Промзона Эрез, где трудились палестинцы и израильтяне закрывается. Палестинские рабочие, которые десятилетиями строили израильские города, работали в сфере сельского хозяйства и на текстильных фабриках, все чаще остаются дома. В страшных терактах в Гуш Катифе – еврейском поселенческом блоке – погибают мужчины, женщины, дети и солдаты, которые охраняют поселения.

В 2005 году Ариэль Шарон проводит одностороннее размежевание и выводит из Газы войска и поселенцев – ХАМАС приписывает победу себе и своим шахидам, а на выборах в 2006 году одерживает победу над своим соперниками из ФАТХа. С сентября 2005 по январь 2006 в Газе царит оптимизм – везде снуют инвесторы из Залива, открываются новые магазины, есть планы на создание морского порта и новых университетов.

В июне 2006 ХАМАС берет в плен израильского солдата Гилада Шалита, вскоре начинается операция «Летние дожди», ЦАХАЛ наносит удар по местной электростанции, и Газа переходит с электрических лампочек на керосиновые лампы и свечи. Затем начинается экономическая блокада сектора – в Израиле еще верят, что таким путем можно ослабить или уничтожить ХАМАС. Газа переходит на «подземную экономику» туннелей, которые проходят через границу с Египтом, и экспортирует через них все, что необходимо – от детского питания до ракет иранского производства. После размежевания ракет становится все больше. Палестинские рабочие практически перестали выходить на работу в Израиль. Граница в Рафиахе теперь является международной границей между Египтом и Газой, туристические автобусы в Каире перестали ходить еще в начале интифады Аль-Акса.

Начиная с 2007 года, когда ХАМАС силой захватил власть в секторе (этому предшествовало решение Абу-Мазена распустить правительство нац.единства ФАТХа и ХАМАСа), ситуация в Газе постоянно ухудшается, а ракетные обстрелы Израиля увеличиваются. За эти годы Израиль провел 4 военные операции в Газе, по Израилю были выпущены тысячи ракет (4400 лишь за последние 11 дней войны). Работы в секторе, кроме работы на ХАМАС – нет. Уехать из Газы практически невозможно,  запасы питьевой воды исчерпаны, зона рыбной ловли – ограничена, для того, чтобы предотвратить контрабанду оружия. Сотни молодых людей, которые принимали участие в «Маршах независимости» у израильской границы, остались без конечностей, тысячи других мечтают хоть о какой-нибудь работе. ХАМАС периодически завинчивает гайки и наказывает женщин за езду на мотоцикле или велосипеде, или отсутствие головного платка. Одновременно, ухудшилась ситуация и по ту сторону границы, в Северном Синае. Начиная с 2011 года там активизировались террористические организации (позже они присягнули на верность ИГИЛ), которые периодически захватывают целые города и деревни и поднимают там свои черные знамена, казнят коптов и несогласных. Египетская армия ведет с ними борьбу, зачищая целые километры жилых кварталов вдоль границы, чтобы было легче воевать.

В 2005 году, когда Израиль покинул Газу, тысячи людей хлынули на машинах, велосипедах к египетской границе. На шоссе Салах ад-Дин образовалась огромная пробка – люди не верили, что юг и север Газы больше не отрезаны друг от друга израильским КПП. В Рафиахе выяснилось, что многие также пытаются использовать возможность для того, чтобы повидать родных в египетском Рафиахе. Кто-то пробил дыру в стене и народ терпеливо стоял в очереди к этой дыре, чтобы «сходить за границу». Египетские пограничники наблюдали за процессом, но никого не останавливали. Девочка лет 15 протиснулась через отверстие, вышла на жару и пыль египетского Рафиаха, смахнула пот со лба, поправила свой платок и сказала – «И это все? А где заграница?» Египетский Рафиах был еще более нищим, чем его палестинский собрат. С тех пор оба эти города стали еще менее пригодными для жизни, чем ранее.

Эта печальная хронология рассказывает не только историю Газы, но и историю всего региона. Беженцы, войны, фундаментализм и джихадизм, отсутствие развитых политических институтов, нищета, разруха, failed states, диктаторы, перевороты и революции. Где то голливудскими огнями сияет Дубай. Железным Куполом и стенами защищает себя от того, что есть вокруг, Израиль. Но в целом Ближний Восток уверенно движется к краю пропасти, а международное сообщество слишком разъединено для того, чтобы что-то сделать. Никто не поможет и не спасет. У мира нет «плана Маршалла» для Ближнего Востока, и нет тех сил, которые были бы готовы его реализовать.

Тем, кто хочет продолжать жить на Ближнем Востоке придется искать прагматические альянсы, заканчивать войны, бороться за экологию, решать проблемы беженцев, возрождать экономику, искать путь к религиозной реформе и как барону Мюнхгаузену  —  постоянно тянуть себя за волосы из этого топкого болота. Одинокие островки благополучия не смогут выжить в окружении нищеты, ненависти и отчаяния. Решать региональные проблемы придется сообща.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x