Блогосфера

Фото: pixebay

Спасибо девушкам за смелость

Публичные разоблачения — это, в первую очередь, инструмент. Это попытка изменить ситуацию, и любые требования «не выносить сор из избы», вопросы типа «а почему сразу, десять лет назад, когда тебе было шестнадцать и ты чуть не поседела от ужаса, ты не пошла и не написала заявление в милицию?» и утверждения, что все это ради хайпа и денег — это то, за что в приличном обществе бьют канделябром.

В связи с новой (и дай Б-г не последней) волной рассказов жертв харассмента или даже полноценного сексуального насилия, хочется задать дискуссии тот вектор, который волнует лично меня.

Во-первых, и это самое важное, хочется поблагодарить всех этих девушек за смелость выйти на свет и сказать вслух о том травматическом опыте, который они пережили, потому что мы все люди взрослые и умные, мы умеем не обесценивать чужие переживания и понимаем, что то, что для одного — ерунда, для второго — крушение всего мира.

Во-вторых, хочется заметить, что публичные разоблачения — это, в первую очередь, инструмент.

Это попытка изменить ситуацию, и сколь бы неидеальным он ни был, другого в руках этих девушек нет вовсе, и поэтому сразу важно отметить, что любые требования «не выносить сор из избы», вопросы типа «а почему сразу, десять лет назад, когда тебе было шестнадцать и ты чуть не поседела от ужаса, ты не пошла и не написала заявление в милицию?» и утверждения, что все это ради хайпа и денег — это то, за что в приличном обществе бьют канделябром.

В-третьих, и вот я подхожу к сути своей мысли, мы сталкиваемся с неразрешимым противоречием:

с одной стороны, исходя и всего вышесказанного, мы должны верить девушкам на слово уже просто потому, что цена нашего неверия не просто непомерно высока, но и платить ее не нам, а жертвам.

С другой же, мы не можем себе позволить отказаться от концепции презумпции невиновности, потому что на ней стоит вообще все наше понимание правосудия.

Лично мне кажется, что самой естественной реакцией нашего общества на любую новую историю об изнасиловании (с харассментом тут сложнее) должен стать наш общий запрос в правоохранительные органы, и сформулировать его можно так: «какого хрена мы из своих налогов платим вам зарплату, если, когда мы, избитые и изнасилованные, травмированные и беспомощные, приходим к вам за помощью, вместо нее мы в лучшем случае получаем равнодушие, а в худшем — повторное «изнасилование» уже самими копами!?»

Да, мы должны говорить насильнику «не насилуй!», и даже если мы считаем правильным сказать девушке «не пей с незнакомцами, не ходи она ночью, будь осторожна, следи за собой», то это ни в коей мере не означает, что ответственность за преступление ложится на жертву.

Любая девушка ответственна за свою безопасность ровно в той же степени, что и я за свою.

И если я хожу по улицам спокойно, а они — нет, то это наша общая проблема. И это происходит не потому, что я чем-то лучше, а только потому, что я опаснее, чем девушка.

Мы что, в каменном веке живем, что в безопасности находится только тот, у кого дубинка длиннее?

В моем мире так не работает.

В моем мире ты можешь ходить по улице спокойно уже потому, что ты человек, ты личность, и никто не имеет права тебя и пальцем тронуть.

А если вдруг осмелится — то есть полиция, которая тебя, меня, всех нас защитит. Мы ее для этого и содержим. И я повторюсь еще раз: в том, что девушки боятся ходить по ночам, потому что могут быть изнасилованы, а будучи изнасилованными, боятся идти в полицию, виновата в первую очередь полиция.

Потому что это ее работа — объяснять насильнику, что насиловать он не может. А если решится, то понесет очень строгое наказание.

Я даже не хочу требовать от насильника не насиловать, потому что я же не требую от дикой собаки, чтобы она не кусалась.Но я требую от соответствующих служб, чтобы они избавили меня от необходимости хотя бы просто видеть на моей улице неуправляемое животное. И дикую собаку тоже.

Я не хочу размышлять о природе преступления, о чувстве безопасности, о какой угодно еще лирике.

Я хочу, чтобы те, кому я плачу за свое спокойствие, это спокойствие обеспечивали. Потому что я верю, что когда девушки перестанут бояться идти в полицию, а полицейские научатся делать свою работу, то насильники, которые все-таки не совсем тупые, заметят, что безнаказанность закончилась, и цена их преступления резко возросла. И счет выставят именно им.

И сама проблема неверия словам жертвы отпадет вместе с необходимостью для этой жертвы высказываться публично, потому что работающие институты защитят ее самым правильным и наименее травмирующим образом.

Если уж человека можно научить не кидать мусор посреди улицы, то не насиловать тоже можно научить, даже если им очень будет этого хотеться.

Блог автора на ФБ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии . Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x