Политика

Биньямин Нетаниягу и Юлий Эдельштейн. Фото: Noam Moskowitz, POOL, Flash-90

Спикер между Сциллой и Харибдой

Когда Нетаниягу объявил, что обратился в кнессет с просьбой об иммунитете, казалось, что это ничего страшного Эдельштейну не предвещает. Ну, опять Биби обыграл своих противников. Если раньше Биби говорил, что ничего не будет, потому что ничего не было, то иммунитет должен гарантировать, что ничего не будет, даже если что и было... Однако спикеру все же пришлось принимать решение.

1

«Бедный Юлик»… Нет-нет, Гамлет здесь ни при чем… Это — мой вздох сочувствия.
Я знаю лишь две должности в политической системе Израиля, которые более комфортны для сибарита, чем пост спикера кнессета. Это – президент страны и лидер оппозиции. Президент представительствует, вроде английской королевы, а лидер оппозиции, знай себе, ругает премьера, ни за что лично не отвечая. Во всяком случае, так мне, обывателю, это видится со стороны. У спикера тоже не бог весть какая работа: стучи себе молоточком, призыва я шумных депутатов к порядку, время от времени призывая охранников вывести из зала не в меру разбушевавшегося депутата.

Мне трудно представить кого-то более подходящего на этот пост, чем Юлий Эдельштейн.

Для меня он просто идеальное воплощение израильского парламентаризма, каким его хотелось бы видеть. Таким же, впрочем, был и Ривлин. Эдельштейн на этом посту не был замечен в потакании своим однопартийцам, всегда скрупулезно придерживался парламентской процедуры. Он пытался, насколько это возможно, поднимать престиж кнессета, хотя, несмотря на все усилия, он стабильно находится ниже плинтуса. Он отстранил «инфант террибл» кнессета Орена Хазана от обязанностей заместителя председателя кнессета, хотя Хазан представлял его «родную» партию. И строго отстаивал статус кнессета (и свой как его председателя), что однажды привело его к острому конфликту с Нетаниягу и его преданной соратницей Мири Регев. Я имею в виду скандал, связанный с церемонией празднования 70-летнего юбилея государства. Напомню, что по заведенному ритуалу на церемонии речь должен был произносить председатель кнессета. Но в данном случае Нетаниягу очень захотелось отступить от традиции и выступить самому. В этом его поддержала ответственная за проведение церемонии министр культуры Мири Регев. После долгих взаимных оскорблений, споров и препирательств, стороны пришли к компромиссу. (Замечу, что «компромисс» — это ключевое слово, характеризующее Эдельштейна, причем, на мой взгляд, в положительном смысле). Договорились, что Нетаниягу будет говорить не более пяти минут, а основную речь произнесет Эдельштейн. Но Биби в присущем ему стиле просто «кинул» спикера и произнес пафосную пятнадцатиминутную речь. То есть, выражаясь израильским сленгом, «украл представление».

2

Впрочем, это все дела давно минувших дней.  После этого Эдельштейн уверенной рукой вел корабль кнессета через бури перманентных предвыборных компаний. «Бури» — это опять фигура речи, потому что в кнессете царил полный штиль. Тем более, что последний год кнессет фактически не функционировал, что не мешало депутатам и многочисленным работникам нашего парламента исправно получать зарплату.

Но вот в последние недели покой Эдельштейна был нарушен, и он оказался вдруг в центре драматических событий (это я их так называю для пущего напряжения). И всё – из-за пресловутого иммунитета Нетаниягу. Когда Нетаниягу 1 января, в час, когда русскоязычные израильтяне доедали салат «Оливье», оставшийся с предыдущей ночи, объявил, что он обратился в кнессет с просьбой об иммунитете, казалось, что это ничего страшного Эдельштейну не предвещает. Ну, опять Биби обыграл своих противников. Если раньше Биби говорил, что ничего не будет, потому что ничего не было, то иммунитет должен гарантировать, что ничего не будет, даже если что и было.

Нетаниягу подал свою просьбу и со спокойной совестью (она его никогда не беспокоила) отправился с визитом в Грецию. Мудрые советники пообещали ему, что до созыва комиссии, которая будет рассматривать его просьбу о неприкосновенности, еще далеко – выборы, потом формирование коалиции, которая, бог даст, будет благосклонна к нему… В общем, как говорил принц Гамлет (что-то я на нем зациклился), «пока травка подрастет, лошадка с голоду умрет». Вот, экс-министр Хаим Кац уже полгода ждет, и еще столько же готов ждать. И это то же, что ждет Нетаниягу.

Но коварный враг не дремал! Дотошные крючкотворы из  «Кахоль Лаван» нашли пунктик. Мол, если большинство депутатов захотят создать комиссию кнессета при находящемся в анабиозе парламенте, то флаг им в руки. То есть, просьбу о депутатской неприкосновенности  Нетаниягу можно рассмотреть тут же, как говорится, «не отходя от кассы», причем, с вполне предсказуемым печальным для Нетаниягу результатом. Глава правительства станет «прикосновенным», и дело будет передано в суд.
Люди Биби возмутились: это нечестно! С иммунитетом Хаима Каца вы не спешили! Где равноправие? Им резонно отвечали: Кац никого не интересовал, и никто ничего по его поводу не требовал. Было чем заниматься и без его иммунитета. А вот Нетаниягу — таки да. «Дура лекс – сед лекс». Каждая дура должна соблюдать закон. И «Кахоль Лаван» при поддержке НДИ призвали председателя кнессета Эдельштейна немедленно начать процесс создания соответствующей комиссии. Вот тут-то дело дошло до героя моего повествования. Мой герой – Юлий Эдельштейн, а не Нетаниягу.

Бедный Эдельштейн оказался между молотом и наковальней. Или между Сциллой и Харибдой. Или витязем на распутье. В общем, куда ни кинь, всюду клин. На этом я исчерпал весь свой запас знания классики и фольклора в описании незавидного положения Эдельштейна.
С одной стороны из «Кахоль Лаван» ему делают предложение, «от которого нельзя отказаться». Не зря же потом спикер в своей страстной речи вспомнит об мафиозных угрозах. Предложение звучало вполне лапидарно: «Собирай комиссию, не то тебе хуже будет». Чем хуже? Не будешь действовать «как надо», мы тебя свергнем с престола, то есть, с председательского кресла. Это – угрозы с одной стороны. С другой стороны – соратники по партии прямо сказали Эдельштейну – не делай этого, не дай в обиду нашего лидера. И резюме то же: «Не то тебе хуже будет». Но с третьей, Эдельштейн – человек глубоко порядочный (я настаиваю на этом), и уже зарекомендовавший себя хранителем чистоты парламентской процедуры. А такую репутацию Юлий терять не готов.

И вот находясь в положении витязя на распутье, спикер нашел спасительный ход: перевести стрелку на юридического советника кнессета Эяля Инона. Мол, пусть этот буквоед скажет мне: можно ли в «смутное время» распущенного (во всех смыслах этого слова) кнессета собирать пресловутую комиссию. Юридический советник ответил витиевато: препятствий для этого нет.

3

Тут я позволю себе сделать нелирическое отступление от главного героя. Честно говоря, я даже фамилию Инона до этого события не знал. Ну, помогал он там депутатам увязывать свои действия с параграфами законов. Чай, не юридический советник правительства, который одновременно и «самый генеральный» обвинитель. «Люди Биби» в лице Мики Зоара тут же подали иск в БАГАЦ требуя отстранить Инона от участия в деле об иммунитете под предлогом конфликта интересов. Мол, его жена была среди следователей по делам Нетаниягу. Тут есть один забавный момент, из-за которого я и сделал это отступление:  ликудники обратились в БАГАЦ, хотя сами незадолго перед этим настаивали, что БАГАЦ не имеет права вмешиваться в дела кнессета. Ну, кнессет и не стал вмешиваться. Разбирайтесь, мол, сами.

4

Однако, вернемся к нашему герою. Товарищи по партии сказали Эдельштейну примерно следующее:  Инон сказал, что препятствий нет, но он не сказал, что спикер обязан это сделать. И лучше бы ты этого не делал.

А в «Кахоль Лаван» настаивали на немедленном создании организационной комиссии кнессета.

Брать на себя ответственность за судьбоносное  — для Биби и него самого — решение Эдельштейну вовсе не хотелось. И тут на помощь снова пришел Эяль Инон. Эдельштейн задал ему уже более конкретный вопрос: а могу ли я воспрепятствовать созданию комиссии? 12 января в 16.00 Инон огласил свое мнение: нет, вы не можете препятствовать созданию комиссии! Я думаю, получив этот вердикт, Эдельштейн подпрыгнул от радости. Теперь от него больше ничего не зависит, и вины его перед Биби нет! Спустя час он предстал перед народом, и с приличествующим случаю возмущением заявил, что он категорически не согласен с мнением Эяля Инона, но умывает руки. Мол, хотите превратить кнессет в цирк – превращайте. Как будто до этого наш кнессет был оперным театром  или залом филармонии! Надо еще раз отдать должное Эдельштейну: он выразил свое полное доверие юридическому советнику кнессета и защитил его тем самым от нападок своих однопартийцев.

5

Итак, комиссия была создана вопреки мнению Эдельштейна. Но на этом его злоключения не закончились. Следующим этапом должен стать созыв пленарного заседания кнессета, на котором должно быть положено начало обсуждению иммунитета. Буква закона предписывает, что это заседание должно быть созвано спикером в  «разумные» («савир» на иврите) сроки. И тут же возник вполне достойный схоластов спор, что считать «разумным сроком»? Самое ужасное (для Эдельштейна, разумеется), что дать ответ на этот вопрос должен он сам. Партия «Кахоль лаван» опять поставила  ему ультиматум: если пленарное заседание не будет назначено на понедельник, 20 января, она начнет процесс смещения спикера с должности. Хотя, на самом деле, эта угроза не так уж и страшна. Во-первых, это потребует толкования БАГАЦа, потому что отстранение действующего спикера требует большинства в 90 голосов. Но тут мы имеем дело со спикером в переходной период, так что, возможно, БАГАЦ сочтет, что будет достаточно большинства в 61 голос, которое у «Кахоль Лаван» вкупе с НДИ есть. К тому же, вряд ли это столь страшная угроза. Ведь, так или иначе, после выборов 2 марта будут выборы нового председателя кнессета. Если коалицию сформируют правые, ничто не помешает им снова избрать Эдельштейна. Если левые – его в любом случае не выберут.

Плохо, что Юлий вновь оказался на нейтральной полосе меж двух огней. Из «Ликуда» требуют, чтобы он растянул «разумные» сроки до размера неразумных. И угрозы не меньше, чем слева: ни много ни мало — исключить из партии! Мол, положишь партийный билет! Что тоже — вполне символическая угроза, ведь Эдельштейн уже находится в предвыборных списках «Ликуда».

6

В общем, тут вся моя зависть к прекрасной должности Эдельштейна сходит на нет. Сейчас ему не позавидуешь. Назначишь заседание кнессета на понедельник – скажут, испугался угроз левых и пошел у них на поводу. Будет тянуть резину – потеряет репутацию государственника и станет в один ряд с Зоаром, Битаном, Амсалемом, Оханой, Регев и другими не самыми респектабельными ликудниками, чего интеллигенту Юлию сильно не хочется.  Да и разбирательств в БАГАЦе не избежать. Впрочем, этих разбирательств на тернистом пути рассмотрения иммунитета Нетаниягу все равно не избежать.

Я пишу эти строки в субботу, и не знаю, какое решение примет председатель кнессета. В любом  случае, я желаю моему давнему хорошему знакомому Юлию Эдельштейну с честью и достоинством выйти из всех этих передряг. Независимо от того, чем всё это закончится.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x