Арабский мир

Ханан А-Сана и Варда Сада. Фото: партия "Демократит"

Арабские женщины во главе списка “Демократит”

Ханан А-Сана и Варда Сада оказались в ведущей четверке на праймериз в “Демократит”, партии, которая родилась из протестов на Бальфур. Они считают, что именно благодаря этим протестам люди осознали, что в Израиле на самом деле нет демократии, и добавляют: “Евреи доверились арабским женщинам”.

В начале недели 4500 зарегистрированных членов партии “Демократит” (Демократической партии Израиля), родившейся из протестов на Бальфуре, выбрали своих представителей в Кнессет. Победителем праймериз стал Барак Коэн. На 90 голосов меньше получила Ханан А-Сана. За ней идут Сади Бен-Шитрит и Варда Сада.

Две палестинки оказались в ведущей четверке без всякой брони, что само по себе невероятно как для еврейского, так и для арабского списка. Двух женщин в первой четверке можно встретить разве что в списке МЕРЕЦ и, возможно, в “Аводе”, которая еще не проводила праймериз.

Партия “Демократит” обещала оценить свое положение за неделю до мартовских выборов: если она поймет, что у нее нет шанса пройти электоральный барьер, то откажется от участия в выборах, чтобы голоса избирателей не пропали зря. Пока же партия готовится к предвыборной кампании.

Нам довелось поговорить с Ханан А-Сана и Вардой Сада об их невероятном успехе, о протестах на Бальфуре, о важности объединения протестов и о шансах партии привлечь палестинских избирателей.

“Жертвы несправедливости властей всегда могут обратиться к нам”, — говорит 42-летняя Ханан А-Сана из Беэр-Шевы, магистр юриспруденции. Активист всегда приводит с собой свою публику, с которой он работает, которая верит в борьбу под его началом. За мной тянутся женщины, для которых я – лидер, говорящий от их имени”.

А-Сана родилась в Лакии, в семье было девять детей. Негев давно знает ее как активистку, работающую в первую очередь с женщинами из непризнанных бедуинских деревень. Она считает главным достоинством партии “Демократит” ее близость к людям: “У нашей партии нет денег. Ее капитал – это наши деятели”.

Сада: “В нас видели еще одну партию, в которой еврейские лидеры будут вещать от нашего имени, но когда А-Сана и я оказались в первой четверке, отношение к нам изменилось”.

А-Сана гордится тем, что попала в первую четверку без брони: “Я хотела победить честно. За меня проголосовало 2384 человека из 4500. Еще 90 голосов – и я оказалась бы на первом месте. Броня могла бы облегчить мне путь в Кнессет, но я решила обойтись без нее”.

А-Сана отмечает, что ей удалось привлечь к себе не только женщин с юга, но и жительниц севера и центра, равно как и мужчин, которые наконец нашли своего представителя. “Победить демократическим путем было нелегко. Мои волонтеры за десять дней достучались до всех. Демократический путь справедлив, и именно так строят лучший мир”.

Согласны на лидера-араба

Доктор Варда Сада (58) из Иерусалима, занявшая четвертое место в списке, рассказывает: “Перед праймериз многие были настроены скептически. В нас видели еще одну партию, в которой еврейские лидеры будут вещать от нашего имени, но, когда А-Сана и я оказались в первой четверке, отношение к нам изменилось. Люди согласны на лидера-араба. Мы победили без брони. За нас голосовали в основном евреи. Арабов, зарегистрировавшихся в партии, немного, так как они с недоверием относятся к новым партиям”.

Последние 36 лет Варда работает в сфере образования. Она читает курсы по образовательному менеджменту в колледже “Кей”, активно борется за мир и сотрудничает с Палестинским комитетом по интеракции с израильским обществом.

Сада решила баллотироваться на праймериз, потому что увидела в этой партии нечто качественно новое: “В других партиях нет такой атмосферы”. Она отмечает, что много лет назад была активисткой МЕРЕЦ, а в последние годы – Объединенного списка.

Демократическую партию Израиля основал профессор Уди Шапиро, ученый из института Вейцмана. Ее ядро составляют демонстранты, каждую неделю собирающиеся на Бальфуре. Сада и А-Сана поняли, что эти протесты – их шанс быть услышанными широкой аудиторией.

Сада вспоминает: “Я приезжала на Бальфур почти каждую неделю, выступала со сцены. У палестинцев не всегда есть возможность приехать, кроме того, на первых порах они боялись жестокости со стороны полиции. Я сама не приближаюсь к полицейским. У меня давняя травма плеча после столкновения с полицией во время одного из студенческих протестов”.

Она считает, что к демонстрантам-арабам чаще, чем к другим, применяют силу, и это отпугивает многих, но она видит массовую поддержку со стороны арабов в соцсетях и в разговорах в ZOOM. Они выходят на акции протеста на перекрестках.

А-Сана уверена, что именно благодаря этим протестам люди осознали, что в Израиле на самом деле нет демократии: “Они хотят подлинной демократии. Демократия не делит мир на левых и правых. Для нее есть только демократическое и антидемократическое”.

Не соперники «Объединенного списка»

По словам обеих собеседниц, их сторонники сегодня – не электорат Объединенного списка, а граждане, разочаровавшиеся в своих избранниках или предпочитавшие не голосовать вовсе. А-Сана подчеркивает: “Это более 40% арабского сектора. Мы вовсе не соперники Объединенного списка”.

Ей есть что сказать и Объединенному списку, и другим партиям: “И Объединенному списку, и другим партиям следует изменить свое восприятие женщин и перестать считать их неспособными к лидерству. Политики-мужчины десятки лет занимались проблемами бедности, насилия, убийств, безработицы и нехватки жилья в арабском секторе. Сегодня очевидно, что к этим вопросам необходимо привлечь и женщин”.

А-Сана рассказывает, что после ее избрания к ней постоянно обращаются арабы: “Целые семьи выражают свою солидарность. Многие в арабском секторе убеждены, что без поддержки шейхов или видных лидеров не получить голосов. Но реальность меняется. Молодые активисты, мыслящие люди с высшим образованием, обращаются ко мне, потому что хотят повлиять на ситуацию”.

Сада тоже считает, что обращаться нужно в первую очередь к сомневающимся: “Нам важнее повлиять на тех, у кого пока нет своего представителя, а не на убежденный электорат той или иной партии. Потом, когда люди ознакомятся с нашей платформой, они придут к нам. Это займет время, и мы думаем не только о ближайших выборах. Мы понимаем, что создание новой партии – это работа на много лет. Мы доберемся и до местных советов. Там процветает коррупция, мы видим несправедливое распределение бюджета, особенно в сфере образования, и это порождает протест. Важно направить ресурсы в это русло”.

Смотрим в будущее

А-Сана развивает свою мысль: “Мы смотрим в будущее. Мы создали 13 комиссий, которые занимаются такими актуальными темами, как безработица, образование, положение стариков, защита животных, конституция. Каждая из комиссий разрабатывает долговременную стратегию.

“Мы – не партия-однодневка. Мы не остановимся, даже если не пройдем в Кнессет. Мы здесь ради всех, кто пострадал от несправедливости властей и хотим объединить протесты всех секторов – ортодоксов, эфиопов, палестинцев и израильтян-евреев”.

У А-Сана есть шанс стать первой бедуинкой в Кнессете. “Израиль называет себя демократической страной. На деле женщины этой страны (в данном контексте – бедуинки – прим. автора) живут в чудовищных условиях, их жилье в любой момент могут снести, так как многие бедуинские деревни не признаны государством”. Она уверена, что это сознательная политика: государство не желает признать за бедуинами права на их землю.

“Женщины в бедуинском секторе живут в нищете. Еще до эпидемии коронавируса безработица среди них составляла 89%. Во многих деревнях нет доступа к медицинской помощи”. А-Сана отмечает, что среди женщин, зарегистрировавшихся в партии “Демократит” и проголосовавших за нее на праймериз, многие голосовали впервые в жизни.

А как быть с таким непростым вопросом, как национальный характер государства? Во время ZOOM-конференции, которая прошла во вторник при участии нескольких сотен человек, журналист Анат Сарагоси спросила Барака Коэна и Саду А-Сана, как они объясняют тот факт, что в своей платформе партия хранит верность Декларации независимости, а на деле ее члены выступают за государство всех его граждан.

Коэн ответил, что устав партии позволяет ее зарегистрированным членам проголосовать за изменение этого пункта в следующем году. Сада неизменно практична: “Мы не хотим разобщать людей и формулируем свои принципы так, чтобы они были близки всем. Декларация независимости неразрывно связана с Накбой. Я хочу сгладить острые углы, а в будущем – изменить устав. Наша партия делает акцент на принципах, которые сближают людей, и в этом ее уникальность”.

А-Сана обещает: “Это свершится меньше чем через год. Мы верим в подлинную демократию. 95 процентов наших кандидатов поддерживают изменения в конституции, осталось, чтобы эту идею приняли члены партии”.

 

Оригинал статьи на сайте “Сиха Мекомит”

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x