Блогосфера

Протест против аннексии. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Самоубийственный суверенитет

Для палестинцев односторонний суверенитет, это захват 30% территории Западного берега, земли, которую они считают своей. С 1981 года Израиль не аннексировал ни квадратного сантиметра арабской территории. А теперь он собирается присвоить 30% территории. Конечно, есть все основания опасаться, что палестинцы возьмутся за оружие.

Еще недавно разговоры об объявлении суверенитета над частями Западного берега казались неудачной шуткой. Но приближается июль и эта “ шутка” кажется все более реальной.

Против этого намерения выступили многие игроки на политической сцене: Европа, Россия, арабские страны, евреи диаспоры.
Даже трамповская Америка не торопится давать свое одобрение. Видимо, у Трампа достаточно своих проблем. Он не хочет к внутренним добавлять внешние.

Но с точки зрения безопасности, для Израиля важнее всего реакция палестинцев.
Они наши соседи. И они не раз брались за оружие, протестуя против того, что называют оккупацией. Мы знаем, что они на это способны.

Чего же нам ожидать сейчас?

Палестинская точка зрения на конфликт основывается на том, что палестинцы уже 1400 лет живут на территории Палестины и имеют на эту землю полное право. В результате раздела Палестины и последующей войны 78% территории Палестины к 1948 году оказалось аннексировано Израилем. Палестинцы готовы признать эти 78% территорией Израиля. Но на другие уступки они не согласны. Они считают, что уступили более чем достаточно.

Для них односторонний суверенитет — это продолжение насильственного захвата палестинских земель. Вряд ли они согласятся с этим.
И каким может быть их ответ?

23 января — 11 февраля 2020 года Палестинский центр общественного мнения в Бейт-Сахур на Западном берегу провел опрос общественного мнения. Опрос проводился под контролем Вашингтонского института Ближневосточной политики.

Вот некоторые его результаты:

На таблице 1 показано, в чем видят палестинцы свой главный национальный интерес. Для сравнения даны результаты с четырехлетним временным интервалом: за 2017 год и за 2020 год.

Цифры обескураживают.

С 30 до 64 процентов на Западном берегу выросло число людей, которые видят главный национальный интерес в создании палестинского государства от реки до моря.

Популярность решения двух государств для двух народов упала с 44 до 14 процентов.

Больше половины населения вообще не видят возможности политического урегулирования.

Палестинская улица радикализируется.

На первый взгляд удивительно то, что Жители Западного берега более радикально настроены, чем жители Газы.

Но дело в том, что на Западном берегу происходит болезненная переоценка ценностей. 15 лет назад Абу Мазен сказал, что надо сотрудничать с израильтянами. Только это принесет палестинцам решение их национальных проблем.

И теперь палестинцы говорят: “15 лет мы сотрудничаем с израильтянами. И что мы получили? Ничего!”

Поэтому палестинцы все меньше верят в то, что с евреями можно вообще о чем-то договориться.

Таблица 2 показывает, как палестинцы относятся к одностороннему суверенитету.

56% жителей Западного берега согласны с применением силы в случае аннексии, из них 25% — полностью согласны.

Конечно, мы в точности не знаем, как поступят палестинцы. Это могут знать только спецслужбы, да и они не знают наверняка.

Но о настроениях на палестинской улице мы можем судить. И эти настроения очень тревожны. Ближний Восток сейчас – как пороховая бочка. Достаточно искры и он взорвется.

А суверенитет — это горящий фитиль, который мы к этой бочке подносим.

Для палестинцев односторонний суверенитет, это захват 30% территории Западного берега, земли, которую они считают своей. С 1981 года Израиль не аннексировал ни квадратного сантиметра арабской территории. А теперь он собирается присвоить 30% территории. Конечно, есть все основания опасаться, что палестинцы возьмутся за оружие.

На Западном берегу и в Газе живут около 5 млн. палестинцев. В Иордании – около 4-х миллионов. Палестинцы Западного и Восточного берега очень близки друг другу. Часто родственники живут и там и тут. Если восстанут палестинцы на Западном берегу, то какая-то часть иорданских палестинцев к ним присоединится. А еще есть израильские арабы…

Граница между Израилем и ПА – больше 200 км. До последнего дня спецслужбы двух стран работали совместно, предотвращая террор. И реально предотвращали множество терактов.

Граница с Иорданией – больше 300 км. Сейчас ее бережем от террора совместно мы и иорданцы.

Палестинцы уже отказались от сотрудничества именно из-за угрозы суверенитета. Даже на телефонные звонки не отвечают.
Иорданцы тоже пообещали прекратить работать, если мы объявим суверенитет.

Сможем мы без них защищать от террора 500 км. границ? Это сложный вопрос. Кем их заменим? Непонятно.

На фоне пандемии и накатывающегося экономического кризиса перспектива новой интифады кажется апокалипсисом.
Но мы видим, что эта ужасная перспектива становится все более реальной.

Почему это произошло именно сейчас? Почему 38 лет ничего не аннексировали, а сейчас вдруг понадобилось?

Кому это нужно? Наверное, человеку, которого судят по трем уголовным статьям. Когда заполыхает, он скажет: “Сплотитесь вокруг меня. Я вас всех спасу”. И тогда уже будет не до суда над ним. А что будет с государством и с нами, это уже не важно.

А мы на что рассчитываем? На всегдашнее “авось”? На наше левантийское “а-коль иhье беседер”?
А что если нет?

Сейчас набирает силы протестное движение против аннексии. Если оно станет широким, то может предотвратить апокалипсис. Мы знаем, что это может сработать. Четыре матери смогли закончить войну в Ливане. Делайте выводы!

 

Блог автора в ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x