Экономика

Иллюстрация: Ryan McGuire pixabay

Принцип извлечения сверхприбыли

Грубое и примитивное разделение израильского общества на два непримиримых по идеологии лагеря "левых" и "правых" не отражает действительное положение дел. В капиталистической реальности ни одна группа не может руководствоваться только лишь идеологическими принципами. Пост-капиталистическая альтернатива привычному, но "фейковому" дискурсу может показать нам выход из нынешней унылой ситуации.

В последние годы общепринятым считается у нас убеждение в том, что израильское общество движется между двумя полюсами: национально-еврейским и либеральным. По этому разделению, сторонники первой позиции настаивают на еврейском характере общества и государства, в то время как адепты второго подхода  выступают за абстрактные и универсальные ценности, вроде демократических свобод и прав человека.

Нам также говорят, что конфликт между еврейскими националистами и либералами является местным проявлением глобального и бескомпромиссного противостояния между «либералами» и теми, кого на академическом языке называют сторонниками «теории корпоративизма». Это, безусловно, понятный и простой сюжет, но он далёк от реального положения дел в израильском обществе.

Для того, чтобы разрушить  этот привычный дискурс и продвинуть третью альтернативу, нужно продемонстрировать, что каждая из сторон на самом деле не соответствует своим собственным лозунгам. Аргумент прост: в современном капиталистическом мире ни одна идеологическая группа не способна жить в полном соответствии со своими принципами, и не может бескомпромиссно отстаивать то, что она считает  общественной пользой.

Пока мы живем в капиталистическом мире, который ставит во главу угла прибыль, существует глубокий разрыв между идеологическими убеждениями человека и тем, как он поступает на практике. В такой реальности те, кто придерживаются националистической еврейской идеологии, вынуждены действовать во вред другим евреям, а сторонникам либерализма приходится вести себя таким образом, который противоречит их декларируемым ценностям.

Другими словами, можно утверждать, что либералы на самом деле верят не в настоящее равенство и демократию, а в формальное равенство и формальную демократию, которая остаётся только на бумаге.

Например, либералы хорошо знают, что большинство людей зарабатывает на хлеб насущный в условиях, весьма далёких от демократии и равенства. Все эти принципы остаются на входе в предприятие или в высокотехнологичную компанию. Если бы либералы искренне верили в истинное равенство и демократию, они бы давно приняли законы, которые сделали бы рабочие места демократическими. Это означает, что каждый сотрудник имел бы право голоса в управлении компанией, и каждый имел бы свою пропорциональную долю от общей прибыли.

Вместо этого, либералы определяют коммерческие компании, как частную территорию, и утверждают, что государство не должно вмешиваться в то, что там происходит. Тем самым фактически допускается неравенство, которое составляет основу власти олигархии.

То же самое можно сказать и про свободу слова. Либералы совершенно справедливо защищают свободу самовыражения артистов и художников, хотя на практике подавляющее большинство израильтян никогда не имело и никогда не будет иметь свободы и времени, чтобы заниматься «чистым искусством». Точно так же либералы выступают в защиту университетских преподавателей, чья академическая свобода была нарушена, но они в упор не видят того факта, что для большого процента населения вход в «академические круги» категорически закрыт, и очень многие не могут туда попасть ни в качестве студентов, ни, тем более, в качестве преподавателей.

Невозможно отнять у людей свободу слова, которой у них никогда не было. Абсурдно отстаивать академическую свободу, когда большинство населения не может поступить в университет, не говоря уже о возможности преподавать в нём. Но либералы стараются не задумываться об этих проблемах – у них есть боле важные дела. Столкнувшись с аргументами такого рода, они отвечают так же, как иногда отвечают поселенцы на вопросы об оккупации: мол, проблема неравенства заведомо неразрешима, и можно лишь «регулировать его степень».

Граждане —  лишь рабочая сила

Ревизия еврейской националистической части  этого уравнения более сложна и требует более широкого восприятия израильской реальности, чем у нас принято. Давайте посмотрим, например, на политиков правого толка, которые, с одной стороны, заявляют, что для нас важно, чтобы государство было «еврейским», а, с другой стороны, в последние годы они же шаг за шагом разрушают ультраортодоксальную общину в Израиле. Самые рьяные сторонники «еврейского государства» толкают ультраортодоксальную общину на жестокий рынок труда и практически разрушают её образ жизни.

Для чего же еврейским политикам, сторонникам «еврейского государства» понадобилось разрушать традиционный еврейский образ жизни? Причина в том, что за последние 35 лет, по мере реализацией чрезвычайного плана по стабилизации экономики, мы стали в полной мере капиталистической страной, которая относится к своим гражданам только и единственно как к рабочей силе, пригодной для производства капитала.

В этом контексте ультраортодоксы рассматриваются, как бремя не столько для нерелигиозных, которые служат в армии, сколько для владельцев капитала, так как, они представляют собой довольно обширную группу населения, которая не участвует в производстве сверхприбыли, но получает щедрые пособия от государства. Такая ситуация вынуждает правительство принимать решения, направленные против ультраортодоксального образа жизни, результатом чего становится углубление неравенства в этой социальной группе. Определённая часть ультраортодоксов успешно интегрируется в капиталистическом обществе, но большинству в этой группе населения придётся влачить жалкое существование, потому, что их будет притеснять и «еврейское государство», и те, кто будет верховодить в их общинах.

Посмотреть новым взглядом на израильское общество

Всё это верно и для другой стороны. Именно те еврейские политики, которые гордятся своей ненавистью к арабам, вкладывают миллиарды шекелей в развитие палестинского общества в Израиле. Постановление номер 922 об экономическом развитии меньшинств в 2016-2020 годах, даже если оно не будет выполнено полностью, должно было инвестировать 15 миллиардов шекелей в поощрение трудоустройства палестинцев, причём, не только на периферии рынка труда, но и в самых престижных секторах экономики.

Почему еврейские политики, придерживающиеся крайних националистических взглядов, сделали это? Причина та же: чтобы привести к экономическому росту, повышению прибылей капиталистов, а также с целью сократить государственную поддержку арабскго сектора. Для этого необходимо вытолкнуть маргинализированные группы на рынок труда.

Альтернативный ответ, по которому резолюция номер 922 на самом деле якобы является политическим планом, и вовлечение палестинцев на рынок труда преследует цель отвлечь их от националистической идеологии, является, таким образом, ошибочным.

С одной стороны, палестинское общество в Израиле уже давно находится под контролем, и нет нужды давать ему морковку, чтобы заставить его замолчать. С другой стороны, нет никаких гарантий, что материально обеспеченный палестино-израильский средний класс не станет выдвигать националистические требования. Доводы в пользу «деполитизации арабов» больше похожи на запоздалые оправдания правых националистов, которые не в состоянии выполнить свои предвыборные обещания, исполненные ненависти к арабам.

Правильно определить социальные силы

Что можно почерпнуть из этого первоначального анализа? Первый вывод заключается в том, что нам стоит переосмыслить утверждение о том, что израильское общество состоит из групп или племён, «либералов» и «еврейских националистов».

Мы живем в капиталистической реальности, в которой все группы населения – хотят они того или нет – подчиняются принципу извлечения сверхприбыли. Поэтому национализм и либерализм, иудаизм и другие виды корпоративистских  фантазий следует рассматривать с учётом объективных условий, диктуемых им всем капиталистическим укладом жизни.

Второй вывод состоит в том, что необходимо начать продвижение посткапиталистических альтернатив воображаемому дискурсу между еврейскими националистами и либералами. Для выработки такой третьей альтернативы необходимо правильно определить социальные силы, действующие в Израиле. Ни еврейское самосознание, ни либеральный дискурс на самом деле не помогают нам понять, что здесь происходит. Смыслом этой новой альтернативы является  идея совместного существования – не либерального и не корпоративистского.

Пост-капиталистическая концепция человека и общества ставит во главу угла общественную жизнь с равной свободой для всех. Эта свобода не даётся человеку по праву его рождения, как полагают либералы, а достигается в результате общих усилий, совершаемых в этом мире.  С другой стороны, наше общее самосознание формируется в ходе борьбы за свободу, а не даётся человеку с рождения, как утверждают корпоративисты.

Эта концепция требует от нас принятия того факта, что наша жизнь не автономна и свободна, но то, кем мы являемся и кем мы можем стать всегда зависит от других. При таком восприятии мы осознаем, что как бы мы ни хотели зависеть только от самих себя, на самом деле мы тесно связаны с людьми, которые никогда не будут такими, как мы, и не должны быть такими. В глобальном мире мы зависим от людей, которых никогда не встретим.

Выдвижение и продвижение пост-капиталистической альтернативы, которая не впадает в корпоративистский китч, может стать выходом из наших националистических и либеральных псевдореальностей. И сейчас лучшее время для начала работы.

 

*Доктор Кфир Коэн Люстиг — глава отдела глобализации и суверенитета Иерусалимского института Ван Лир. Его книга об израильской и палестинской литературе в глобальную эпоху вышла недавно в свет в издательстве «Версо».

 

גם הלאומנים וגם הליברלים כפופים לאותו עיקרון: רווח

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x