Еврейский мир

Фото: Michael Giladi/Flash90

Что я праздную после ухода в светскую жизнь

Когда ложишься спать пуримским вечером с тоскливыми мыслями об обязательном завтрашнем чтении свитка Эстер, то карнавал не мил, подарки поперек горла, да и вкусная еда уже не всласть. И суть праздника зачастую уходит на второй план, растворяется в погоне за следованием букве закона, за скрупулезным соблюдением всех мыслимых и немыслимых тонкостей традиций.

Вот-вот наступит Пурим. Удивительно: всего лишь год назад я слушала чтение свитка Эстер (дважды, вечером и утром, внимательно, не пропуская ни одного слова — 40 минут без лишних движений) и получала от соседей традиционные подарки «мишлохей манот» с традиционным же пожеланием на идиш «а фрейлехен Пурим».

Прошел год. После развода и ухода в светскую жизнь у меня было немало времени для того, чтобы задуматься о своем отношении к еврейскому календарю и праздникам. Прежде они были для меня ужасом и кошмаром, и не погрешу против правды, если скажу: большая доля того гнета, который привел меня к изменениям, уходит корнями именно в праздники. Песах, Рош аШана, еженедельные шабаты. А что же сейчас? Не пришло ли время задуматься об актуальной для меня (той самой меня, которой не существовало ранее как самостоятельной личности) картинки мира? Иными словами: что я праздную?

Многие «датлашим» (ушедшие от религиозного образа жизни в светский) принимают кардинальные решения и отказываются от всего, насовсем и вовсе. Они отмечают Новый год, Рождество, Хэллоуин, День святого Валентина, а Хануку, Пурим и Песах вычеркивают. Присоединяют к праздникам «красные дни» — День Независимости, День памяти и День Катастрофы. Остается ли место в их календаре для традиционных еврейских праздников? Каждый решает для себя сам. Но зачастую те, кто был травмирован суровым прошлым в ультраортодоксальных общинах, бегут сломя голову от всего того, что имеет даже отдаленное отношение к еврейской традиции.

Важно понимать: это не выплескивание ребенка вместе с водой, совсем нет. Скорее это страх — как у людей, переживших Катастрофу и видящих вдруг остервенело лающую немецкую овчарку или колючую проволоку. Дрожат колени, все внутри холодеет — даже если этот забор всего лишь ограждает поселение недалеко от Модиина. Так и тут: видим выстланные белой бумагой полки в супермаркете и стройные ряды коробок с мацой — и подкатывает к горлу тошнота. Реакция незамедлительная, на уровне инстинкта: еврейский праздник = мне велят говорить то-то, делать то-то, чувствовать то-то. Не хочу! Не буду!

Вроде бы веселый праздник Пурим? Как бы не так. Извольте сходить в синагогу на чтение свитка Эстер. Сорок минут вечером и сорок минут утром. С прокачанным святыми книгами осознанием важности этой заповеди: если упустишь хоть один слог (не слово! слог!), надо слушать свиток заново, заповедь исполненной не считается. Именно поэтому для женщин организовывают отдельные чтения: когда читает вся община, то женщины остаются сидеть дома с маленькими детьми — чтобы те не помешали чтению. Потом женщины оставляют младших детей под присмотром у старших, или находят бебиситтера — и идут слушать свиток Эстер. И именно поэтому случается, что люди идут на повторное чтение свитка: отвлекся на секунду, упустил полслова — все, привет, беги искать по соседним синагогам, где еще не прочли свиток и можно послушать его там заново.

И вот так сходишь послушать раз, другой, третий, да и махнешь рукой: пошло оно все, на кой все эти нервы, страх, напряжение во время чтения (а то Там не засчитают!), беготня по синагогам (упустила, не сосредоточилась, надо послушать еще раз, чтобы наверняка). Не хочу вообще ничего!

А дальше события развиваются в зависимости от склада характера человека. Конформисты, утомившись от нервно-религиозного напряжения, оставят только «ненапряжную составляющую», а остальное по принципу «как пойдет». Максималисты, не дающие себе поблажек, живущие по принципу «либо три, либо тринадцать», предпочтут не тратить время не бессмысленное пребывание в синагоге. Ну а следом за синагогой в разряд бессмысленного легко могут перейти и пуримские подарки вместе с праздничным столом. О заповеди благотворительности и помощи неимущим я уже молчу, какие там неимущие? Собственно, на этом памятный в еврейской истории день трансформируется из праздничного в просто будничный с оттенком «да пошло оно все».

И ничего странного в этом нет. Чем сильнее сжимать пружину, тем разрушительнее будет эффект ее распрямления. Рванет с такой сокрушительной силой, что мало никому не покажется, все сметет на своем пути. Так вот вопрос: стоят ли «небесные галочки» выкинутой на свалку национальной идентичности? Я уверена, что нет.

А еще я уверена, что можно найти ту форму праздника, где будут уживаться дань традициям, память о еврейской истории, современный жизненный уклад и самое главное — радость, веселье. Потому что  если праздник без радости, без веселья, без ожидания и предвкушения — прогноз его неблагоприятен, у такого праздника шансов на выживание мало. Когда ложишься спать пуримским вечером с тоскливыми мыслями об обязательном завтрашнем чтении свитка Эстер, то карнавал не мил, подарки поперек горла, да и вкусная еда уже не всласть. И суть праздника зачастую уходит на второй план, растворяется в погоне за следованием букве закона, за скрупулезным соблюдением всех мыслимых и немыслимых тонкостей традиций.

Светская жизнь стала  для меня прежде всего возможностью мыслить и принимать решения самостоятельно. Долгие годы этой возможности не было: все решения уже приняты средневековыми мудрецами, написавшими тонну книг с комментариями к Талмуду, а также современными раввинами с их бесконечными указаниями пастве в стиле «туда не ходи ! сюда не ходи». В тоталитарном обществе иначе невозможно, и поэтому столь сладостно сейчас выстраивать свою систему ценностей и картинку мира, где в спокойной, не гнетущей атмосфере будут сочетаться национальная идентичность, память о предках и еврейские праздники, приближение которых не навевает тоску.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x