Гражданин мира

Иллюстрация: photoheuristic.info

Конец неолиберализма?

Всё указывает на то, что эпидемия коронавируса станет историческим событием того масштаба, который разделяет эпохи на "до "короны" и "после "короны". Как будет выглядеть эта эпоха, пока неизвестно. Но мы стали свидетелями того, как идеи, которые всего неделю назад считались "радикальными" и "утопическими", например, предложения по ограничению сфер распространения законов свободного рынка, неожиданно зазучали в речах  самых ярких представителей неолиберального мировоззрения.

В минувшую пятницу произошло нечто из ряда вон выходящее. Выступая на тему распространения коронавируса, президент Франции Эммануэль Макрон произнёс такие слова: «Вывод, который мы можем сделать из этой эпидемии, заключается в том, что система здравоохранения должна находиться вне досягаемости рыночных сил. Позволить свободному рынку управлять нашим обществом в том, что касается здорового питания, здравоохранения и культурой жизни – это безумие».

Когда такие слова говорят социалисты, в этом нет ничего нового. Левый центр в Европе говорил подобные вещи с 1980-х годов, а левые радикалы гораздо раньше – ещё с девятнадцатого века.

Но Эммануэль Макрон отнюдь не является социалистом. Собственно, до сих пор все аналитики считали его сторонником политики неолиберального толка, то есть, носителем такого политико-экономического мировоззрения, согласно которому  свободному рынку можно и нужно передать как можно больше сфер жизнедеятельности. Макрон, пришедший в политику из мира финансов, заняв пост министра финансов, постоянно выступал с нападками на рабочие комитеты и организации, борющиеся за права наёмных работников. Он  победил в президентской гонке фашистку Марин Ле Пен (справа) и социалиста Жана Люка Меланшона (слева), и всё время его президентской каденции не прекращается ожесточённая общественная борьба против его попыток продолжить политику «оздоровления» экономики за счёт рабочих и служащих.

Однако, в последнем выступлении он говорил нечто прямо противоположенное тому, что все привыкли от него слышать. Оказывается, есть такие вещи, которые нельзя доверить рынку! Более того, по словам Макрона, это «безумие».

Макрон. Отнюдь не социалист. Фото: Jacques Paquier www.flickr.com/

Внезапно, после нескольких десятилетий сокращений и приватизации во всём мире, которые придушили и свели к минимуму основные социальные права  народа, коронавирус выявил практическую неготовность общественной системы здравоохранения в самых богатых странах к эпидемии. И идеи неолиберализма быстро начали терять популярность.

Макрон, которого едва ли можно считать социалистом, заявил, что эпидемия коронавируса доказала, что сфера медицинских услуг должна находиться вне зоны свободного рынка. В таком же духе выступили и другие неолибералы по всему миру. Нынешний кризис может изменить мировой порядок в худшую сторону, но, возможно, и в лучшую

По другу сторону Атлантического океана, в американской политике наблюдается аналогичный сдвиг. Правое, системное, неолиберальное крыло Демократической партии, в лице спикера палаты представителей Нэнси Пелоси, внезапно потребовало осуществить такие меры, о которых до прошлой недели можно было услышать разве что в речах антисистемного кандидата в президенты Берни Сандерса: введение всеобщего здравоохранения для всего населения и государственная поддержка наёмных работников, пострадавших из-за кризиса.

Согласно новым законам, принятым в результате  беспрецедентного межпартийного сотрудничества между демократами и Трампом, будут выплачиваться пособия по болезни всем работникам, будет расширена программа выплаты пособий по безработице и обеспечению продовольственной безопасности, а тестирование на коронавирус будет проводиться для всех граждан США совершенно бесплатно. Право на бесплатное тестирование получат и лица без статуса. Благодаря кризису, вызванному эпидемией, многие вещи, которые считались абсолютно немыслимыми в Соединённых Штатах, внезапно стали естественными и очевидными даже для правой администрации.

 

Подрыв старых основ

 

В то же время, эпидемия коронавируса подрывает всё больше столпов неолиберального мирового порядка, которые доминировали в последние десятилетия. Американский фондовый рынок находится в свободном падении, а нефтяная отрасль переживает серьёзный кризис во всем мире, особенно в США.

В попытке стабилизировать рынок ценных бумаг Федеральная резервная система создала «из ничего»  около 1,5 триллиона долларов, которые были немедленно вброшены на фондовый рынок — и полностью поглощены им в течение пятнадцати минут, после чего курс акций продолжил падать вниз.

В отношении перспектив эпидемии коронавируса в западном мире сейчас ясны две вещи: во-первых, скоро будет намного хуже, и многие люди умрут. В таких странах, как США и Великобритания, правительства больше озабочены отрицанием проблемы, чем превентивными мерами. Отсутствие системы общественного здравоохранения и основных средств защиты наёмных работников (таких как оплата больничных дней) в Соединённых Штатах означает, что эпидемия будет распространяться быстро, и у государства не будет средств для лечения всех заболевших.

Во-вторых, мы находимся сейчас в самом начале всемирного экономического кризиса исторического масштаба. Необходимость закрытия рабочих мест подрывает основу экономической системы, построенной на непрерывном производстве с бесконечным расширением и увеличением сбыта. Далеко идущие последствия, проявившиеся на прошлой неделе, — это только начало. Этот кризис может ударить даже по большему числу людей, чем вызвавшая его эпидемия коронавируса.

Но может и забрезжить свет в конце тоннеля.

Итальянцы разворачивают полевые «больницы» рядом с существующими отделениями. Коронавирус доказал, что медицинские услуги должны контролироваться государством? Фото: Dipartimento Protezione Civile, Италия. Ресурс — www.flickr.com/photos/dpcgov

Оптимистический анализ ситуации

 

Так, например, в необычайно оптимистичном ключе видит ситуацию журналист и теоретик из Соединённого Королевства Нафиез Ахмед. Он предполагает, что эпидемия коронавируса может стать катализатором для смены глобальной политико-экономической системы, сложившейся во всём мире в последние десятилетия, и ей на смену может прийти некая другая система, точное определение которой пока неизвестно.

По мнению Ахмеда, глобальная система находится в хрупком и подвешенном состоянии вот уже в течение 12 лет, начиная с «сигнального» кризиса 2007–2008 годов. Этот кризис был тогда временно разрешён путем вливания правительством огромных сумм денег на мировые рынки, которые, как и «чрезвычайные меры» США на этой неделе, создали лишь недолговечную иллюзию стабилизации.

Но тот кризис оставил мир с огромным количеством долгов. Нынешняя  ситуация по своей природе весьма шаткая, поскольку серьёзный шок на рынке может привести к массовому несоблюдению долговых платежей, а это, в свою очередь, может подорвать как кредитные институты, так и способность кредиторов погашать свои долги. Такой же точно эффект домино характеризовал  недавний «сигнальный» кризис, и попытка его остановить посредством дополнительных кредитов могла фактически только отложить кризис на некоторое время. Возможно, именно это время сейчас и наступило.

История учит, что крупные экономические кризисы нередко становятся прологом для драматических событий и драматических перемен. Так, Великая депрессия 1930-х годов привела ко Второй мировой войне и приходу к власти в Европе нацистов, осуществивших геноцид миллионов людей. Но именно на фоне разрухи и геноцида, перед лицом огромного страха и отсутствия у людей в послевоенной Европе чувства безопасности, были созданы прекрасные системы здравоохранения и социального обеспечения. Такие, например, как NHS – Государственная система здравоохранения Великобритании и аналогичные структуры в государства всеобщего благосостояния в Скандинавии.

 

Время монстров и внезапно открывающихся дверей

 

В разгар Великой депрессии итальянский теоретик и лидер коммунистической партии Антонио Грамши писал, что кризис вызван  тем фактом, что старый мир никак не может умереть, а новый мир не может родиться, и во время этого переходного периода проявляются симптомы болезни. Словенский философ Славой Жижек придумал более понятную парафразу этого высказывания: «Старый мир пребывает в агонии, новый мир пытается родиться, и это время монстров».

Еще до нынешней эпидемии, оглядываясь на последние пять лет – годы «брекзита» и Трампа – начинаешь замечать, что старые слова приобретают новые смыслы. Многим стало понятно, что что-то в привычном мире меняется, но было совершенно неясно, что будет дальше. Монстры стали появляться отовсюду, те самые, о которых мы думали, что они исчезли ещё во время той войны.

Пресс-конференция в Белом дома по поводу коронавируса. Фото: Official White House, by Shealah Craighead

Теперь создаётся ощущение, что кризис коронавируса открывает двери, которые казались давно замурованными. Кризис на энергетическом рынке означает, что стоимость нефтегазовых компаний ниже, чем когда-либо, поэтому можно представить сценарий, при котором разные государства или международные организации начнут приобретать энергетические компании, чтобы демонтировать их и проложить путь для более широкого использования людьми возобновляемых источников энергии.

Авиатранспортная отрасль, которая в настоящее время страдает от закрытия границ и рекомендаций гражданам о нежелательности дальних путешествий, также может измениться в эпоху, которая наступит после победы над коронавирусом. Это благая весть с точки зрения глобального потепления, которому в последние годы весьма способствовали недорогие авиарейсы, которые, в свою очередь, стали причиной столь быстрого распространения вируса «короны» по всему миру.  И вот, американская авиакомпания «Дельта» сообщает о снижении спроса на авиабилеты, ещё более драматическом, чем в первое время после терактов 11 сентября 2001 года. Небольшие авиакомпании могут потерпеть полный крах. С ними или же без них, но трудно поверить, что в ближайшие несколько лет люди будут летать за границу так же легко и часто, как в годы, предшествовавшие эпидемии.

Долгие годы экологические организации призывали к сокращению деятельности этих отраслей, к замедлению экономики ради будущего человечества. Ответом на эти призывы был категорический отказ, мотивированный якобы «невозможностью» сбросить темпы. И вот мы видим, как  с началом эпидемии коронавируса большие города и целые страны в разных частях света делают именно то, что раньше считалось «невозможным».  Отсюда следует вывод о том, чтодраматические изменения глобального масштаба могут произойти за очень короткое время.

Когда это необходимо, система может изыскать очень большие суммы…

Долгие годы на требования общественных организаций увеличить финансирование здравоохранения, образования, культуры и социального обеспечения звучал один ответ: «нет денег». Теперь же мы снова видим, что система может изыскать очень большие суммы денег, когда она считает это необходимым. Вопрос: почему на спасение фондового рынка можно тратить государственные резервы, а на создание эффективной и доступной системы здравоохранения — нет?

Вернёмся к речи Макрона и происходящему в Вашингтоне. Мы стали свидетелями того, как идеи, которые всего неделю назад считались «радикальными» и «утопическими», например, предложения по ограничению сфер распространения законов свободного рынка, неожиданно зазучали в речах  самых ярких представителей неолиберального мировоззрения.

Это те самые двери, которые сейчас открываются – на фоне человеческих страданий и тысяч мучительных смертей от нового респираторного вируса – и они могут, пока эпидемия не закончится, привести нас в лучший мир, чем мы осмеливались ещё мгновенье назад вообразить в своих мечтах.

 

Чёрный интернационал живёт и процветает

 

При этом, нужно помнить и о том, что мы попали во времена монстров.

За последние пять лет резко возросло влияние правых реакционеров, чего не было со времен кризиса 30-х годов. В самой сильной стране мира всё ещё правит миллиардер, страдающий манией величая. С начала января он занимается тем, что  занижает число зарегистрированных случаев коронавируса, а не спасает жизни. Также и в некогда могущественной Британской империи премьер-министр Борис Джонсон, который недавно был избран подавляющим большинством голосов, похоже, преследует аналогичные цели. Результатом страусиной политики может стать страдание и напрасные человеческие смерти.

И посерёдке между Европой и Китаем, в России, с её растущими аппетитами, правит Владимир Путин. Он всё ещё контролирует ситуацию, и, видимо, образ его правления в немалой степени способствовал росту крайне правых настроений в мире. Это лидер, который считает, что изменение климата на планете открывает новые возможности для его холодной страны, чьё могущество в значительной степени зависит от её нефтяной и газовой промышленности.

 

«Мойте руки», надпись на витрите в Берлине. Пандемия и карантин. Фото: William Murphy источник Flickr

В Израиле его друг Биньямин Нетаниягу пытается использовать  эпидемию коронавируса в своих целях – чтобы вновь оказаться во главе государства в образе главы чрезвычайного правительства, хотя только что прошли парламентские выборы, на которых большинство мандатов получили партии, выступающие против продолжения его правления. Вместо того, чтобы взять деньги у тех, кто имеет миллиарды, и побеспокоиться о массах самозанятых и наёмных работников, которые в скором будущем окажутся без привычного дохода, израильское правительство вновь рассматривает вопрос о сокращении зарплат учителям.

Кроме того, раздаются и голоса, призывающие дать умереть людям, поражённым вирусом, но ни в коем случае не «разрушать экономику». В таком духе недавно выступил, например, бывший генеральный директор министерства здравоохранения Йорам Ласс.

Трудно представить себе более яркую иллюстрацию того исторического выбора, на который указала Роза Люксембург в начале великого кризиса прошлого века: «Социализм или варварство».

 

Это (тоже) в наших руках

 

В эпоху климатического кризиса – который ещё далёк от завершения, даже если кризис коронавируса на мгновение отодвинул его на задний план – исторический выбор приходится делать между эко-социализмом, который попытается сохранить не только человечество, но и гуманизм, демократию и равенство в условиях изменения климата и эко-фашизмом, который будет пытаться выдавить из Земли последние соки, заботясь только о самых приближённых к власти и сильных, позволяя всем остальным «спокойно умереть».

Логично предположить, что противостояние коронавирусу наложит отпечаток и на борьбу с продолжающимся глобальным экономическим кризисом – главной проблемой нашего времени. И в решении этой проблемы не только лидеры и государственная политика играют роль – но мы все заинтересованы в гражданском, общественном и / или профессиональном преодолении кризиса.

Научно-медицинское сообщество способно взаимодействовать мгновенно, игнорируя разные аспекты авторских прав.

По мере того, как громче звучат голоса, призывающие власти в разных странах в приказном порядке вводить ограничения и запреты, даже с привлечением военных, гражданские люди по всему миру собирают и обмениваются информацией, по своей инициативе работают над предотвращением заражений и организуют помощь соседям, относящимся к группам риска. Научно-медицинское сообщество развивает международное сотрудничество, беспрецедентное по своим масштабам, скорости и даже игнорированию ограничений старого мира, таких, как всяческие аспекты авторских прав.

Но в то же время нужно помнить, что в дни столь масштабного всемирного кризиса, который нас, по всей видимости ожидает, на поверхность могут всплыть не самые лучшие представители рода человеческого. Во многих странах мира, особенно, в Германии и США действует множество неонацистских ячеек. Они годами строят бункеры, тщательно хранят оружие и консервы и ждут того момента, когда они смогут воплотить свои фантазии об истреблении людей и, может быть, даже о приходе к власти новых человеконенавистнических режимов.

 

Бывают недели длиною в десятилетия

 

Если нынешняя неопределенность может быть воплощена в одном, отдельно взятом человеке, то не найти лучшего примера, чем президент Бразилии Жаир Болсонару. Бразильский лидер, который ещё до избрания на пост президента восхвалял военную диктатуру, несомненно, поддерживал митинг, участники которого, по сути, призывали к отмене бразильской демократии в пользу его единоличного правления.

В начале прошлой недели этот президент с диктаторскими амбициями ещё сомневался в опасности коронавируса и говорил, что журналисты всё преувеличивают. И тут сам Болсонару, судя по всему, подхватил коронавирус. Он, как и некоторые другие из клуба правых мировых лидеров,  мужчина пожилого возраста, и поэтому входит в группу риска подобных заболеваний. А тот человек, который заразил  Болсонару, присутствовал несколькими днями ранее на встрече с президентом США Дональдом Трампом.

Спор Жаира Болсонару с депутатом от Партии трудящихся Марией ду Росариу, 2016 год. Фото: Marcelo Camargo/Agência Brasil, источник: Википедия

Всё указывает на то, что эпидемия коронавируса станет историческим событием того масштаба, который разделяет эпохи на «до «короны» и «после «короны». Как будет выглядеть эта эпоха, пока неизвестно. Для всех нас, тех, кто всегда мечтал о революционной ситуации, когда что-то может произойти – вполне может быть, что следующие несколько месяцев будут именно такой ситуацией.

В кризисе, подобном тому, в котором мы находимся, в первую очередь важно заботиться друг о друге, действовать в духе солидарности и руководствоваться разумом и состраданием. И, может быть, если мы будем работать вместе и не забудем эти важные принципы, нам доведётся увидеть, как из старого мира рождается новый, лучший мир.

 

Оригинал публикации на сайте Сиха Мекомит

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x