Социальные вопросы

Иллюстрация: Йоси Замир, Шатиль Сток

Это наш единственный дом

Многообещающий план подкомиссии Кнессета по проблемам бездомным молодых людей, предусматривавший расширение мер реагирования на чрезвычайные ситуации, превратился в провальную сагу непрофессиональных тендеров и привёл к закрытию единственного приюта, действующего на Севере. "Мы – их последний шанс на возвращение в  социум, – говорят инструкторы приюта. – Теперь им больше не к кому будет обратиться".

«Мы – первые люди, которых они встречают после того, как родители выгнали их из дома из-за их сексуальной ориентации, после того, как они вышли из тюрьмы, и им некуда было пойти, после того, как они прожили некоторое время на улице. Мы держим их за руку, когда у них ночью случается приступ паники, мы слушаем истории их жизни, и наши сердца разрываются от сочувствия, — говорит Блайниш (Белла) Балта, координатор приюта для бездомной молодёжи в Хайфе. – И теперь всё это прекратится».

В течение последних двух с половиной лет при муниципалитете Хайфы действует Центр помощи для молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет, бездомных и не имеющих поддержку со стороны семьи, которые относятся к группе психологического и физического риска. Центр, финансируемый министерством труда и благосостояния, работает каждый день, на протяжении 24 часов и предоставляет молодым людям крышу над головой и горячее питание на срок от одной ночи до четырех месяцев, а также профессиональную поддержку и помощь в процессе реализации прав.

По всей видимости, на этой неделе центр помощи закроет свои двери, и весь северный район останется без экстренной помощи для бездомных парней и девушек.  Такое решение приняло министерства труда и благосостояния, и последствием его станет резкое снижение возможностей служб экстренной помощи для молодёжи, нарушение непрерывности психологической терапии и не предоставление профессиональной помощи тем, кто в ней нуждается.

«Закрытие центра помощи отрицательно скажется не только на непрерывности психотерапии и юридической помощи, которую мы оказываем бездомной молодёжи,  но и приведёт к разрушению сложившихся здесь социальных связей, – предупреждает Белла Балта. – После всех жизненных перипетий, через которые они прошли, молодым людям потребовалось время, чтобы установить контакты друг с другом, начать верить администрации и консультантам. Мы – их последний шанс вернуться к нормальной жизни в обществе, и теперь они его лишаются. Это очень печально и грустно».

Арендная плата, которой не хватает

На сегодняшний день по всей стране действуют четыре других центра, подобных тому, что может закрыться в Хайфе,. Это Центр помощи молодёжи и «Ха-гальгаль» для молодых женщин в Иерусалиме, центр для молодёжи «Мишеху ларуц ито» в Тель-Авиве и организация «Ха-гаг ха-варод» для ЛГБТ-сообщества, которая также располагается в Тель-Авиве. По непонятным в профессиональном плане причинам, министерство труда и благосостояния решило лишить местные органы власти ответственности за работу этих центров и передать решение о том, кто будет их курировать в ведение министерства.

Был объявлен тендер, предполагавший подачу заявок на эксплуатацию девяти подобных структур по всей стране: пяти действующих центров, к которым планируется прибавить четыре новых. Условия тендера не привлекли многочисленных участников, и в итоге была принята только одна заявка от общественной организации «Отот» на эксплуатацию центра «Ха-гаг ха-варод».

Казалось бы, тендер был призван предоставить решение для молодёжи, находящейся в тяжёлом положении (и таковой становится с каждым днём больше из-за короновирусного кризиса), и расширить число аналогичных структур по всей стране, в которые нуждающиеся могли бы обратиться. Но закрытие единственного на севере центра экстренной помощи для молодёжи подчёркивает масштабы провала этого столь многообещающего начинания.

Центры экстренной помощи были созданы, в соответствии с планом, разработанным парламентской подкомиссией по помощи бездомным молодым мужчинам и женщинам, возглавляемой депутатом Кнессета Мейрав Бен-Ари ещё в 2015 году. Министерство финансов одобрило выделение бюджетных ассигнований на создание центров с государственным финансированием, и впервые государство профинансировало центры, которые 24 часа в сутки предоставляют экстренную помощь молодым мужчинам или женщинам, оказавшимся в трудном положении на улице.

Сага о нынешнем тендере, который в прошлую среду был неожиданно заморожен, причём без какой-либо официальной причины, после того, как был отменён уже дважды, давно сотрясает все организации и муниципальные ведомства, действующие в этой непростой сфере. Постоянные отсрочки создают ощущение нестабильности и ставят под знак вопроса дальнейшее существование всех перечисленных выше структур. Действующие в настоящее время центры помощи вынуждены продлевать свои контракты каждые несколько месяцев, их сотрудники пребывают в неведении, смогут ли продолжить свою работу после нового тендера.

Первой жертвой, как уже упоминалось, стал центр помощи в Хайфе, административные сотрудники которого отказались продолжать работу в существующих условиях, подчёркивая, среди прочего, чувство неуверенности в завтрашнем дне.

Министерство труда и благосостояния снова и снова публикует условия тендера на эксплуатацию центров оказания экстренной помощи, многие из разделов которого свидетельствуют об отсутствии профессионального понимания и вызывают сомнения в том, что желающие найдутся. Уже сегодня, в рамках бюджета, предоставленного министерством, общественные организации и муниципальные органы, которые управляют этими центрами, вынуждены покрывать дефицит финансирования за счёт своего бюджета или за счёт частных пожертвований.

Согласно публиковавшимся данным, в новом тендере предусматривается дотация в размере 981 шекель для оплаты аренды жилья на каждого обратившегося за помощью бездомного.  При этом каждый из центров рассчитан на предоставление помощи 12 бездомным одновременно. Другими словами, выделяется арендная плата в размере около 12 000 шекелей в месяц за здание, достаточно большое, чтобы соответствовать всем строгим критериям и требованиям, включая терапевтическое пространство. Ясно, что при нынешних ценах найти такое помещение за эту сумму в таких городах, как Иерусалим или Тель-Авив не представляется возможным.

Тем не менее, в ответе тендерной комиссии одному из участников торгов, заявившему, что «предусмотренные суммы не позволяют финансировать аренду соответствующего критериям здания», пояснялось, что «на данном этапе министерство не видит возможности для изменения размера арендной платы «.

Провальные тендеры

Чтобы понять, как на практике осуществляется метод выделения бюджетов, а также профессиональная ответственность оператора за нормальное функционирование центров социальной помощи, достаточно изучить обновленную тендерную документацию, которая включает в себя десятки вопросов и запросов на разъяснения, а также ответы тендерной комиссии. «Предлагаемый метод дотирования подходит для коммерческих предприятий или общественных организаций, которые работают на коммерческой основе. Фактически это означает приватизацию ночлежек и центров экстренной помощи», — написал один из участников тендера.

«В существующих обстоятельствах оператор не имеет возможности обеспечить экономический баланс, не говоря уже об извлечении прибыли, иначе, как, мягко выражаясь, «закругляя углы». На практике это означает, что оператор будет выкраивать для себя прибыль за счёт сокращения штата, урезания норм питания и других услуг. Возможно предоставление места в ночлежке тем, кому оно не полагается, и наоборот – изгнание на несколько дней или не принятие тех, кто остро нуждается в ночлеге.  Опыт подтверждает, что подобные явления имели место в прошлом и в настоящем, и государственные инспекторы смотрят на это сквозь пальцы».

Ответ тендерного комитета на приведённое выше описание был кратким: «Министерство работает по методу бюджетирования, который до сих пор доказал свою эффективность и прозрачность. Министерство уже изучило предложение об ином методе бюджетирования и в принципе его отклонило».

Справедливая критика, а также тот факт, что не было подано заявок на участие во втором тендере, не изменили решения тендерного комитета. Он как ни в чём не бывало продолжил публиковать те же экономические критерии и в третьем тендере.

Но, при этом, в нём было сделано очень заметное изменение, а именно – закрытие единственного в стране центра экстренной помощи для молодых женщин, находящихся в крайне тяжёлом душевном состоянии.

«В рамках географического перераспределения услуг, проводимого в министерстве, и с целью предотвращения дублирования услуг было решено, что центр экстренной помощи в Иерусалиме не будет открыт, и, по мере необходимости, экстренное размещение будет осуществляться в тендере 157/2020 (программы по оказанию помощи несовершеннолетним парням, несовершеннолетним девушкам, подросткам обоих полов, мужчинам и женщинам, трансгендерным мужчинам и трансгендерным женщинам, которые подвергаются эксплуатации и принуждению к занятию проституцией)».

Специалисты в этой области выразили глубокую озабоченность по поводу подобного предложения со стороны министерства труда и благосостояния, так как, под одной крышей окажутся бездомные молодые девушки и молодые мужчины и женщины, занимающиеся проституцией. «Опыт, накопленный центрами экстренной помощи с 2008 года, показывает, что нередко молодые девушки избегают обращаться в центры экстренной помощи с проживанием, не имеющие возрастных ограничений, – написал один из участников тендера в тендерной документации. – Очень различаются условия проживания, требуемые молодым девушкам, по сравнению с проститутками зрелого возраста. Их совместное размещение в центрах помощи приводит, как учит прошлый опыт, к тому, что молодым девушкам приходится уйти».

Закрыто на неопределённый срок

Между тем, в минувшую среду министерство благосостояния неожиданно распространило лаконичное сообщение о том, что третий тендер заморожен. «В свете того факта, что министерство в настоящее время изучает само продолжение тендерных процедур, комитет решает заморозить процедуры в этом тендере, включая отмену крайнего срока, установленного для подачи тендерных предложений», — говорится в сообщении.

Для бездомных молодых людей в Хайфе это сообщение уже не актуально. Директор приюта и его социальный работник подали в отставку, и муниципалитет Хайфы решил не возобновлять работу центра до прихода нового оператора. В нынешней ситуации неясно, когда – если вообще – в городе откроется приют. Самый болезненный удар в который раз пришёлся по самым слабым и самым обездоленным.

На запрос члена городского совета Хайфы Наамы Лазими муниципальный отдел социального обеспечения ответил, что он заинтересован в участии в тендере, но министерство благосостояния не разрешило им этого сделать. «Поскольку невозможно нанять персонал на такое короткое время, мы, вместе со службой инспекции министерства благосостояния решили на время приостановить работу данной службы», — говорится в ответе на депутатский запрос.

«Мы надеялись, что даже если будет приватизация и придёт кто-то другой, кто возьмет бразды правления в свои руки, это будет сделано таким образом, чтобы никто не пострадал, особенно жильцы приюта, – говорит координатор Белла Балта. – Мы, шестеро координаторов, готовы продолжать работу, пока не будут назначены новый директор и новый социальный работник. Конечно, в таких условиях будут услуги, которые мы не сможем оказывать, но у молодых людей хотя бы будет место приклонить голову на ночь».

На прошлой неделе координаторы и некоторые из жильцов приюта устроили на площади у муниципалитета Хайфы демонстрацию в знак протеста против закрытия центра экстренной помощи. «Молодые люди сами предложили провести демонстрацию, – говорит Белла Балта. – Они были убиты горем. Они сказали: «Закрывают единственный дом, который у нас был». Некоторые говорили, что они не согласны переехать в другое убежище. Мы решили дать им возможность высказать всё, что накипело перед окнами муниципалитета.  Мы говорим тем, кто обращается к нам за помощью, что всё возможно, если они приложат усилия. Так и муниципалитет может приложить усилия для проблемной молодёжи, которае чувствуют себя брошенной и беззащитной в обществе».

«Я прошу вас поставить себя на наше место и понять, через какие страдания мы прошли, пока не добрались до приюта, – говорит один из молодых людей в видеоролике, записанном актёром и общественным активистом Гади Вильчерски во время демонстрации. – Даже молодёжь из группы риска начинает всё сначала». Но, впечатление такое, никого это не волнует, и никто не слышит криков отчаяния.

«На протяжении последнего года я отмечаю тенденцию в министерстве благосостояния, в основном со стороны высокопоставленных чиновников, которая выражается в стремлении закрывать жизненно важные для бездомных молодых людей приюты. После моего возвращением в Кнессет в ближайшее время я намерена заняться этим важным вопросом и, конечно же, я лично займусь проблемой убежища в Хайфе. Нет причин выбрасывать молодых мужчин и женщин на улицу в такое сложное для израильского общества время», – сказала депутат Кнессета Мейрав Бен-Ари.

Министерство труда и благосостояния и муниципалитет города Хайфы не отреагировали на эту публикацию.

Оригинал публикации на сайте Ха-маком:

"סוגרים את הבית היחיד שהיה לנו": שלטר לצעירים בסיכון בחיפה ייסגר השבוע

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x