Зона безопасности

Иллюстрация: кадр видео

Время менять внешнюю политику?

Некоторые наши военные специалисты и комментаторы заявляют, что Иран надо срочно остановить. Причем часто звучит мнение - любой ценой. Их спрашивают, что значит "любой", начать настоящие военные действия? Вообще, "любой ценой" - это не еврейский подход к решению важнейших проблем. У евреев веками самое важное было - сохранение жизни членов общины, и никогда не стоял вопрос "любой ценой".

Из последних заявлений главы коалиционного правительства Беннета и других членов этого правительства следует, что бывший премьер Нетаниягу оставил плохое наследство по целому ряду социально-экономических вопросов. Но особенно тяжёлое наследство «господин безопасность» оставил по ядерной программе Ирана. Оказывается, Нетанягу только пугал руководство иранского режима грозными словами и речами, доставал их относительно мелкими укусами, а на деле блефовал, размахивал пустым жупелом. Что рассчитано было в основном, на внутриполитическую борьбу за власть, на несведущих наших граждан и дешёвую популярность. Правда заключается в том, что на деле прекратить, ликвидировать ядерный проект Ирана в современной очень сложной и взаимообусловленной геополитической ситуации вообще не реально.

Выбранное Нетаниягу направление противостояния с Ираном было ошибочным, иллюзорным. Если Израиль сам ударит по некоторым ядерным объектам Ирана, это конечно приостановит его программу, сдержит на какой-то короткий период. Но, с другой стороны, развяжет ему руки для последующего ускоренного и усиленного получения атомного оружия и его доставки. Причём у него будут уже очень серьёзные доводы и оправдания в глазах международного сообщества для необходимости своей защиты.

Надо помнить, что в лице Ирана мы имеем дело не с маленькой, а с 80-миллионной страной, в которой правит ортодоксальное фанатичное руководство, имеющее большую поддержку у большинства религиозного населения. Такой режим напугать и заставить сдаться очень сложно. Но главная сила Ирана даже не в самом режиме. Сила Ирана в том, что за его спиной стоят Россия и Китай.

Надо помнить, что в лице Ирана мы имеем дело не с маленькой, а с 80-миллионной страной, в которой правит ортодоксальное фанатичное руководство, имеющее большую поддержку у большинства религиозного населения. 

Они поддерживают и продолжают спасать его экономику, а также военное развитие. Всё это делается в противовес США и ЕС. В мире, как и раньше, идёт противостояние  лагерей. Нет отдельной конфронтации Израиля и Ирана. Поэтому развязать против Ирана полномасштабную современную войну, что дало бы нужный результат, не выполнимо. Не говоря уже о всех жертвах и последствиях для самого Израиля в случае такого развития конфликта. Кроме того, это позволило бы России  проводить агрессивную, имперскую, захватническую политику в странах бывшего СССР и в других регионах.

На мой взгляд, вся история по крайней мере последних ста лет говорит о том, что Запад вообще крайне неохотно идет на военные конфликты, тем более, когда речь может идти о больших людских потерях. Слишком высокий уровень развития населения в этих станах, чтобы они могли с лёгкостью участвовать в этих мероприятиях. Так было с гитлеровской Германией и сталинской Россией. Так это происходит сейчас с путинской Россией, развязавшей агрессивную кампанию в сердце Европы против Украины. И Запад не ввязывается в военное противостояние. Тем более, он не будет воевать ради израильских интересов. К тому же, ещё под вопросом, в чём настоящие интересы нашей страны. Анализируя эту проблему, многие рассуждают о превалирующей экономической и военной мощи стран Запада. Но здесь вступает в действие фактор ценности человеческой жизни. Обычно для стран с тоталитарными режимами она очень низкая. А для цивилизованного Запада этот фактор является определяющим. Свержение режимов Саддама Хусейна в Ираке и Муаммара Каддафи в Ливии лишний раз подтвердили плохую результативность таких кампаний.

Следует признать, что только экономические санкции не могут заставить такие режимы, как иранский, сдаться. Это же показывает Россия, в которой  большой запас прочности и устойчивости, главным образом, из-за поддержки политики руководства населением. Ситуация усугубилась тем, что Россия взяла курс на длительное открытое стратегическое геополитическое противостояние с Западом вообще и в частности из-за Украины. Иран же входит в антизападную коалицию, а Израиль является стратегическим партнёром США.

Американцы понимают, что дело не в Иране. При серьезной войне с Ираном подключится Россия. Как было в Сирии или Венесуэле. И кто там победил? Асад и Мадуро остались, в то время как многие умники предсказывали их быстрое исчезновение. Но в Израиле под влиянием Нетаниягу возобладала политика, оторванная от действительности. Ну, повезло временно с Трампом. Но это бы не сломало иранский режим.

Итак, на мой взгляд, есть все основания полагать, что Израиль не в состоянии силой предотвратить создание атомного оружия иранским режимом. Это то, что скрывал Нетаниягу. Чтобы остановить Иран у одного Израиля нет силы. А Запад не хочет и не пойдет. То есть, на самом деле, вот такая себе очень непростая перипетия.

Похоже,  нужен другой путь. Конечно, теперь придётся согласиться на новое, желательно улучшенное для Израиля соглашение сдерживания и ограничения ядерной программы Ирана, а может быть и его военной активности, обязательно с участием России и Китая. Но может быть эффективнее поменять дискету, искать другие более результативные пути и способы? Нужны подходы, основанные не только на силе и беспрерывном усилении вооружения. Ведь Израиль уже давно воплотил мечту Жаботинского о «железной стене», является мощной региональной военной и экономической державой с девятимиллионным населением. Как признают большинство наших военных специалистов угроза его существованию снята. Но о безопасном существовании не приходится говорить, в основном, из-за палестинского конфликта. Ещё предстоит раскрыть, какое наследство оставил Нетаниягу и в этом вопросе. На мой взглд, именно палестинское направление должно стать самым главным во внешней политике еврейского государства.

Некоторые наши военные специалисты и комментаторы заявляют, что Иран надо срочно остановить. Причем часто звучит мнение — любой ценой. Их спрашивают, что значит «любой», начать настоящие военные действия? Вообще, «любой ценой» — это не еврейский подход к решению важнейших проблем. У евреев веками самое важное было — сохранение жизни членов общины, и никогда не стоял вопрос «любой ценой».

В общем, надо разворачиваться в другую сторону. От  непременной войны, конфронтации «любой ценой»-  в сторону диалога, изменения всей внешнеполитической концепции. Не создавать военные блоки, а развивать взаимовыгодные отношения. После нацизма и Катастрофы международное сообщество, будучи виноватым, много дало евреям, позволяло, прощало. То, что делал и делает Израиль, не сошло бы с рук ни для одной страны. Террор, колонизация, резервации, оккупация многомиллионного населения в 21 веке, наличие атомного вооружения… Но так не может продолжаться долго. Надо оценить свои реальные возможности. А некоторые наши стратеги полагают, что в мире есть только интересы Израиля, и все обязаны их учитывать.  В современном мире всё сложнее, взаимосвязано, и не так упрощенно.

Думаю, следует не впадать в апокалиптическое состояние, не бросаться с головой в пропасть, а настойчиво проводить адекватную политику, выгодную нам, на длительный период. Важно понять, что мир существует не только для евреев, несмотря  на библейские мифы. Есть еще другие люди и народы, надо научиться учитывать их интересы и сосуществовать. Вот если этого не понимать, а продолжать жить комплексом Катастрофы, то это уже настоящая беда. Похоже, что в нас самих лежит большая угроза, чем извне. В наших страхах, национализме, фанатизме, отсталости, неоправданных претензиях, самовосхвалении, собственном превосходстве, переоценке своих возможностей и потенциала, вседозволенности.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x