Общество

Иллюстрация: ijmaki https://pixabay.com/

Когда Трамп на заре твитнет

На самом деле вопрос "цензуры соцсетей" сложнее, чем люди привыкли думать. Тут нет простых, однозначных решений вроде «Это нарушение свободы слова» или «Частная компания вольна в своих действиях». Именно вездесущесть и незаменимость соцсетей и предопределила их столкновение с нашими представлениями о свободе слова.

Начнем с того, что я сам – жертва. «Фейсбук» банил меня несколько раз, это очень неприятно, и теперь я стараюсь не злить своенравные алгоритмы. Это несколько стесняет свободу – но не содержания, а формы – и, в конечном счете, делает обмен мнениями более спокойным, уважительным и, как ни странно, глубоким: когда люди боятся разговаривать оскорбительными лозунгами, они вынуждены чуть больше включать мозг.

Драма «Соцсети и Трамп» увлекательна и важна. Однако главное, что, на мой взгляд, надо осознавать, пускаясь в эту дискуссию – все сложно. Нет простых, однозначных решений вроде «Это нарушение свободы слова» или «Частная компания вольна в своих действиях». Социальные сети – явление новое, изменившее саму ткань нашего общества. Любое новое явление сначала просто возникает, набирает силу, а потом вдруг ставит перед нами сложные, беспрецедентные вопросы.

Мы настолько привыкли к соцсетям, что уже плохо помним, как мы общались до них и вообще до появления интернета. Что тогда значила свобода слова? Что государство не может карать за высказывание мнения. В широких рамках закона газеты имеют право публиковать статьи, граждане – раздавать листовки, выходить на демонстрации, собирать дискуссии в парках и так далее. При этом владелец частного помещения не обязан сдавать его внаем кому угодно – например, под съезд неонацистов. Но и власть не может наказывать владельца помещения, в котором прошло мероприятие оппозиции. Издательства имеют право издавать любые книги, но могут выбирать, что издавать. Книжные магазины имеют право продавать любые книги, но могут выбирать, что распространять. Если у вас есть ресурсы, вы можете издать книгу самостоятельно и распространять ее на перекрестке. Вот и все. Если эти правила соблюдаются, свобода слова в обществе есть. Проще говоря, вы имеете право высказывать мнение, но другие не обязаны это мнение выслушивать и, тем более, распространять.

Дизайн изображения: Gordon Johnson https://pixabay.com/

С появлением первых интернет-площадок (форумов и т. д.) стали накапливаться связанные с ними юридические вопросы. Люди и компании, пострадавшие от клеветы, опубликованной на таких площадках, подавали в суд. Нет смысла перечислять все судебные решения, перейдем сразу к результату. Можно было обязать площадки премодерировать весь контент и нести за него ответственность. Но это убило бы весь гигантский потенциал площадок и будущих соцсетей. Они бы стали просто сетевыми СМИ с редакцией и фактчекингом. Можно было уравнять их в статусе с телефонными компаниями, которые вообще не имеют права модерировать информацию, передающуюся по их проводам. Но это убило бы интернет-площадки другим способом: превратив их в вечную помойку. Большинство людей вряд ли готово общаться в условиях такой вольницы – не зря же в интернет-сообществах существуют правила. В конце концов возобладала третья точка зрения, согласно которой статус интернет-площадок подобен статусу книжных магазинов: как и магазин, интернет-площадка не несет заведомой ответственности за публикуемую информацию, но при этом может выбирать, какую информацию публиковать. Если суд постановил, что какая-либо информация нарушает закон, площадка обязана ее удалить – но только после этого решения. Благодаря этому статусу соцсети стали тем, чем стали – поражающей воображение гигантской тусовкой, позволяющей людям получать информацию и общаться на совершенно новом уровне.

Однако эта вездесущесть и незаменимость соцсетей и предопределила их столкновение с нашими представлениями о свободе слова. Поскольку мы получаем информацию и обмениваемся мнениями, в основном, в соцсетях, нам интуитивно кажется, что запрещение каких-либо взглядов в одной или нескольких ведущих соцсетях равноценно цензуре. При этом нам не придет в голову обвинять в цензуре издательство, отказавшееся печатать книгу. Да что там: даже если все издательства откажутся, это все равно не будет цензурой, не так ли? Мы не против правил поведения в ФБ-сообществах. Тогда почему так тянет считать цензурой ограничения в масштабах соцсети?

Общение в соцсетях бесплатно, и мы к нему очень привыкли. Нам кажется, что написать статус в «Фейсбуке» — все равно что прокричать с собственного балкона. В результате мы словно бы забываем, что соцсети – это коммерческие предприятия. Мы не просто находимся на их территории. «Фейсбук» и «Твиттер» тратятся на каждый наш пост и комментарий: все наши восторги, жалобы, мудрые мысли, фотографии котиков и еды надо передать, сохранить, показать, распространить. Операционные расходы крупных соцсетей исчисляются миллиардами долларов в год. Подумайте: на каком основании можно обязать частную компанию тратиться на распространение информации, которая приносит ей финансовые и/или репутационные убытки?

Но в голове – моей тоже – все равно зудит мысль, что это цензура. Ощущение несправедливости и опасности для демократии не проходит. Возможно, это связано с почти монопольным положением крупных соцсетей. Нам справедливо кажется, что, когда какие-либо взгляды лишаются доступа к крупной соцсети, это ставит их в невыгодное положение относительно других взглядов. Между тем свободный обмен мнениями необходим для демократии.

Возникает коллизия между двумя важнейшими нормами современного общества: свободой слова и свободой предпринимательства. Положим, мы решим пожертвовать второй и вообще запретим модерацию в крупных соцсетях. Если они действительно монополии, человечество окажется запертым в мусорных ямах, переполненных хамством, ненавистью и дезинформацией. Если же начнется заметный отток пользователей, то крупные соцсети – вовсе не монополии, и им нельзя запрещать модерацию контента.

Как быть, если на рынке нет монополии, но все игроки отказываются предоставлять платформу каким-либо взглядам? Нечто похожее происходит сейчас: несколько технологических компаний ополчились на «Парлер», альтернативную соцсеть, ставшую прибежищем крайне правых. На «Парлере» нет модерации. Там можно найти самые отвратительные посты, включая прямые призывы к насилию. Обязаны ли компании предоставлять услуги «Парлеру»? А если в результате от них начнут уходить клиенты, работники и рекламодатели? Кто возместит им эти убытки?

Вот почему лично я не вижу легитимного способа заставить частные компании отменить или хотя бы ограничить модерацию. Конечно, они обязаны придерживаться собственных правил, поскольку эти правила представляют собой часть контракта с пользователем. Но компаниям нельзя эти правила диктовать.

Один из интересных вариантов решения – создание государственной соцсети, подобно тому, как существуют государственные СМИ. Если мы считаем, что для общества важно иметь возможность немодерируемой дискуссии, почему бы не обеспечить такую возможность за счет госбюджета? Конечно, государственные СМИ далеко не всегда объективны и сбалансированы, но здесь речь идет не о редакционной политике, а о полном ее отсутствии, которое куда легче гарантировать. Хотя немодерируемая соцсеть, существующая под эгидой государства и на деньги налогоплательщика, будет тем еще зрелищем, согласитесь.

Итак, с правовой точки зрения претензии к «Твиттеру» и «Фейсбуку» неоправданны. Возможно, упреки логичнее адресовать не соцсетям, а тем, кто требует от них цензуры. Соцсети лишь выполняют волю потребителя. Но это уже совсем другой разговор – не о правах и законах, а о нормах и общественной пользе. Практически все согласны, что прямые призывы к насилию надо удалять. Но почему границу  нужно проводить именно там? Разве насилие нельзя вызвать завуалированными призывами? Морально ли требовать, чтобы вокруг тебя не было языка ненависти, или же надо заткнуться и терпеть ради свободы слова? А как быть с фейками, с откровенной ложью? Если мы запрещаем клевету, вредящую одному человеку, должны ли мы терпимо относиться к фейкам, вредящим всему обществу? Вот уже несколько дней по «Фейсбуку» гуляют басни о том, что Капитолий штурмовали провокаторы из «Антифы». Эти фейки сляпаны совершенно сознательно кем-то, кто хотел ввести в заблуждение как можно больше людей. Должны ли мы терпеть эту ложь в своей среде, наплевав на все негативные последствия? Где заканчивается ваша свобода слова и начинается моя свобода от вашего слова? Давайте обсуждать это, а от «Твиттера» отстаньте, он ни при чем.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x