Политика

Партия "Пираты" баллотируется в Кнессет с 2012 года. Photo by Miriam Alster/FLASH90

Истинность идеалов и непомерное эго

Какие интересы преследуют партии, которые заведомо не имеют шансов пройти электоральный барьер?

4 февраля в 22 часа была подведена черта под списками партий, баллотирующихся на выборах в кнессет. В последние дни перед этим с дистанции сошло несколько партий, которые были более-менее на слуху, главным образом, из-за имен их лидеров. Аргументом для отказа от участия в выборах были низкие шансы преодолеть электоральный барьер в 3,25% голосов. Как известно, голоса, отданные за партии, не прошедшие в кнессет, просто пропадают. А это при примерном равенстве шансов обоих лагерей может существенно изменить окончательную картину. И лидеры сошедших партий проявили «политическую ответственность», решив  не подводить лагерь, к которому они принадлежали.

Но даже после этого в кабинках для голосования будут находиться 39 листочков с наименованиями партий, участвующих в выборах! И это при том, что реальные шансы попасть в кнессет имеют всего 12 партий.  Много это или мало для такой маленькой, но еврейской страны? Это — как посмотреть.  Всё познается в сравнении. 39 партий, участвующих в выборах, это много по сравнению с прошлыми выборами в кнессет, когда участников было 30, но значительно меньше, чем 47, участвовавших в позапрошлых.

Любопытно вспомнить, как в Израиле менялся электоральный барьер. До выборов в 1992 году электоральный барьер составлял всего 1%. Поэтому в кнессете 12-го созыва, избранного в 1988 году, было 15 фракций, из них в двух фракциях было по одному депутату, в четырех – по два, в двух – по три. В 1992 году барьер повысили до 1,5 процентов, то есть минимум депутатов во фракции вырос до двух. Так продолжалось до 2003 года, когда барьер был решительно поднят до 2 процентов. Теперь уже минимум депутатов во фракции должен был вырасти до трех. И, наконец, в 2014 году, по инициативе партии НДИ, барьер был поднят до 3,25%. Теперь в каждой фракции, вроде бы, по арифметике для начальной школы должно было быть не меньше четырех депутатов.

Во все времена повышение электорального барьера объяснялось желанием уменьшить влияние мелких партий. Идеалом для многих идеологов повышения барьера в Израиле была американская система. Как здорово было бы, если бы у нас были только две большие партии: одна – левая, другая – правая. Но парадоксально, что как раз при барьере в 1% Израиль был ближе всего к такой ситуации – «Ликуд» имел 40 мандатов, «Маарах» — 39.

Повышение барьера до 3,25% еще раз продемонстрировало неумение депутатов предвидеть ситуацию хотя бы на один шаг вперед. Идея увеличить барьер сама по себе была достаточно подленькой. Надеялись, что теперь некоторые арабские партии не пройдут барьер. В результате получилось «с точностью до наоборот»: арабские партии объединились в один список и увеличили свое присутствие в кнессете.

Еще один парадокс: казалось бы, когда фракций меньше, создать коалицию легче. Но во времена низкого барьера не было ни одного случая, когда бы не удалось создать коалицию и пришлось идти на новые выборы. А сейчас мы имеем то, что имеем. Повышение электорального барьера многие партии стали обходить созданием «технических блоков». Характерный пример на предстоящих выборах – технический блок из трех крайне правых партий «Ционут иеудит», «Оцма иеудит» и «Ноам».  Если этот блок пройдет в кнессет, то там они снова разбегутся на три микроскопические фракции. Да и в нынешнем кнессете мы имеем фракции «Гешер» из одного депутата Орли Леви-Абукасис, МЕРЕЦ из одного Нисана Горовица, «Дерех Эрец» из двух депутатов Генделя и Хаузера.

И все-таки, вернемся к спискам партий на нынешних выборах. Если реально шансы попасть в кнессет имеют всего 12 партий, то на что рассчитывают  остальные 27 партий?

Честно говоря, для меня абсолютная загадка,  с какой целью создаются эти удивительные партии, за большинство из которых  голосуют только друзья и родственники их создателей. Но если звёзды зажигают, значит, это кому-то нужно? Я задавал этот вопрос знакомым политологам. Мало веря в альтруизм, я подозревал, что существует какой-то хитроумный способ монетизировать  участие в выборах. Но политологи свято верят  в честность наших политиков и кандидатов в политики. Они убедили меня, что движет этими лидерами только убежденность в истинности их идеалов и непомерное эго. Что ж, я тоже постараюсь думать о них хорошо. Приятно сознавать, что есть среди политиков и бескорыстные люди. Хоть они и остаются за пределами кнессета.

Поскольку о большинстве из этих маргинальных партий люди узнаю́только дважды: в день закрытия списков участников выборов и в день подведения итого выборов, я решил внести свой вклад в их популяризацию.

Конечно, по названию партии трудно судить о программе и намерениях партийцев.

Но некоторые из этих партий я знаю. Так, благодаря статье на сайте «Релевант», я узнал кое-что о партии «Демократическая – свобода, равенство и взаимная ответственность». Правда, про взаимную ответственность, они, по-моему, несколько перемудрили. Надо было идти до конца по традиции:  «свобода, равенство, братство». Ведь однажды, лет двести тридцать лет назад, этот лозунг уже сработал во Франции. Я узнал об этой партии много интересного. Например, в ней — около четырех тысяч членов, и эта партия даже ухитрилась провести «праймериз»,  чтобы оправдать название подлинно демократической. В общем, хорошая партия.

Также я давно знаю раввина Хаима Амсалема. Он уже был депутатом кнессета. Его  в свое время изгнали из партии ШАС за излишний либерализм: он поддерживал службу ортодоксов в армии, гражданские браки, считал, что религия должна быть отделена от государства, а граждане должны обладать свободой выбора. Кто такого будет терпеть в ШАС! Рав и партию основал с воодушевляющим  названием: «Весь народ. Живи и дай жить другим». Подписываюсь под этим названием.  Я за то, чтобы рав Амсалем и его партия были в правящей коалиции, но даже мой голос вряд ли ему поможет…

Из выборов в выборы в списке неизменно присутствует милая моему сердцу и уму партия «Пиратов». Интересно, что международные «пираты» даже создали Пиратский интернационал, по образу и подобию Социалистического. И израильские пираты в него входят. Всего в мире существует более шестидесяти пиратских партий. А в Чехии они даже получили 22 места в парламенте страны. Поскольку я являюсь убежденным идеологическим пиратом и не собираюсь платить за скачиваемые с пиратских сайтов книги, фильмы и сериалы, я горячо поддерживаю эту партию, выступающую за реформы в области авторского права, свободный некоммерческий обмен информацией и недопустимость его преследования по закону.

Я не знаю, разрешит ли на этот раз ЦИК принять участие в выборах партии во главе с женой Игаля Амира Ларисой «Справедливый суд. За реформу судебной системы и за свободу Игалю Амиру». Я бы разрешил. Интересно узнать, сколько человек в Израиле жаждет увидеть убийцу главы правительства Израиля на свободе.

Ну и, конечно, нельзя не упомянуть самую актуальную в свете нашей политической реальности партию: «Новый порядок. За изменение системы выборов». Очень хотелось бы узнать ценные предложения этой партии. Глядишь, тогда не придется нам идти на пятые и шестые выборы. Но и этой партии ничего не светит на грядущих выборах.

Об остальных партиях приходится судить только по названию. Но что можно узнать о программе партии с названием «Невозможное – возможно»? Или «Анахну» («Мы»)? Или «Рак бриют» («Только здоровье»?).

Как бы там ни было, серьезной потерей голосов эти партии не грозят. У большинства из них количество голосов на выборах не превысит тысячу.

Кстати, сейчас уже носится в воздухе идея о снижении электорального барьера. Я – за. Как говорят китайцы, «пусть расцветают сто цветов», что в переводе с поэтического китайского на политический иврит означает: «пусть соревнуются сто партий, хороших и разных».

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x