Общество

Фото: Olivier Fitoussi/Flash90

Вакцинация: проверено на себе

На следующий день я спросила у мамы, как она чувствует себя после прививки. «После какой прививки?», – удивилась она. «Тебе вчера сделали прививку от коронавируса, в плечо». «А, эту? Я уж про нее и забыла, – отмахнулась мама. – Можно подумать, это первая прививка в моей жизни». «Такая – первая», – сказала я. «Ну, и, дай бог, не последняя», – подвела итог мама.

Через несколько дней после того, как в Израиле началась вакцинация, мне позвонили из бейт-авота, где находится моя мама. «Мы сегодня начали вакцинировать наших пациентов, – сказал медбрат. – Ты согласна сделать маме прививку?». Я растерялась. И дело даже не в том, что принимать решение о здоровье другого человека гораздо сложнее, чем о своем собственном. Дело в том, что мама тяжело больна. Помимо тех болезней, которые есть у каждого второго в ее возрасте (а ей 87), у нее еще очень тяжелая форма сердечной недостаточности, каждый прожитый ею день – это уже чудо и личный героизм. И любая дополнительная нагрузка на организм в ее состоянии может стать последней.

«Я не могу ответить, – сказала я. – Мне кажется, это должен решать врач в зависимости от ее самочувствия и от того, насколько она способна перенести эту прививку». «Хорошо, – ответил медбрат. – Я передам врачу». Через пять минут перезвонил врач. Выслушав все, что он сказал по поводу маминого состояния и ее шансов пережить коронавирус, если она его подхватит, я уточнила: «То есть ты считаешь, что ей не опасно делать прививку?». «Я считаю, что ей очень опасно ее не делать», – ответил врач, и вопрос был решен. На следующий день я спросила у мамы, как она чувствует себя после прививки. «После какой прививки?», – удивилась она. «Тебе вчера сделали прививку от коронавируса, в плечо». «А, эту? Я уж про нее и забыла, – отмахнулась мама. – Можно подумать, это первая прививка в моей жизни». «Такая – первая», – сказала я. «Ну, и, дай бог, не последняя», – подвела итог мама.

Фото автора

Возможно, будучи оторванной от новостей и не вполне представляя себе масштабы пандемии, она отнеслась к вакцинации излишне легкомысленно. Но думаю, что и полное знание о происходящем не изменило бы ее отношения – мама всегда была человеком разумным и просвещенным. В том же бейт-авоте этажом выше нашего отделения находится отделение коронавируса, и через окно можно видеть, как там тяжело двигаются фигуры врачей в белых скафандрах. Каждый раз с очередным скачком заболеваемости в Израиле это отделение пополняется – заразу приносят родственники, которым разрешено одно посещение в неделю, и сами сотрудники. Многие старики на свой этаж оттуда уже не возвращаются. Дома престарелых стали тюрьмами для пожилых людей – с марта они не выходят на улицу, и единственное, что может им помочь – это прививка. Причем не только для них самих, но и для тех, кто с ними общается. И на этом фоне любые разговоры о том, что «прививка – это опасно», а «ковид не страшен для молодых» напоминают известную фразу героя Андрея Миронова из фильма «Старики-разбойники»: «Вам время тлеть, а нам – цвести».

На днях я получила сообщение: «Дорогие семьи! Заботясь о наших пациентах, мы приглашаем вас, членов семьи, которые навещают своих близких, прийти и пройти вакцинацию вместе с нами». Могли ли у меня возникнуть какие-либо сомнения? Разумеется, нет. Меня полностью удовлетворили опубликованные результаты исследования вакцины Pfizer и BioNTech (как, кстати, они удовлетворили бы любого, кто пожелал бы с ними ознакомиться вместо того, чтобы обсуждать слухи и сплетни, тиражируемые в интернете) – проведенных испытаний более чем достаточно, чтобы сделать выводы о безопасности вакцины. Я не верю в псевдонаучную чушь о вредном влиянии на человеческую ДНК вакцин, основанных на синтетической мРНК – если вы действительно готовы в это поверить, вам стоит немедленно отказаться от половины продуктов, поскольку картошка, помидоры, кукуруза, соя, арбузы, яблоки и прочие безобидные с виду овощи и фрукты уже давно и прочно генетически модифицированы, а значит смертельно опасны для вашего организма. Я знаю, что до сих пор от вакцины никто не умер, хотя только в США уже вакцинировано более миллиона человек, а в Израиле количество вакцинированных приблизилось к полумиллиону. Из шести умерших в результате испытаний четверо получили плацебо, а остальные двое умерли от инфаркта, совершенно не связанного с вакцинацией. Что же касается умершего на днях 75-летнего жителя севера Израиля, он перенес ранее несколько инфарктов и страдал онкологическим заболеванием в активной фазе, связь его смерти с вакцинацией не выявлена. Я знаю, что люди, у которых возникли после вакцинации тяжелые аллергические реакции, имели в анамнезе анафилактический шок, и на сегодня это чуть ли не единственная группа людей, для которых прививка действительно может быть опасной. Я знаю, что самые распространенные побочные явления от прививки не страшнее обычной простуды и уж точно менее продолжительны, причем проявляются они в течение нескольких часов после укола, а никак не через годы, как пугают некоторые.  Ну а про бред о чипировании с помощью вакцины мы даже говорить не будем – те, кто так думает, читают не РеЛевант, а другие издания.

Так что я пошла и сделала прививку. И, знаете, даже была разочарована – совсем никаких ощущений, как будто меня подло обманули и вместо страшной неизведанной вакцины с загадочной мРНК подсунули обычный витамин В. Самое страшное, что мне пришлось пережить – это полуторачасовая очередь (у израильтян удивительный талант создавать очереди на пустом месте). Зато теперь я счастливый обладатель наклейки «התחסנתי», которая украсила мою новогоднюю елку. Через три недели меня ожидает вторая часть прививки и на этом, надеюсь, мое знакомство с COVID-19 закончится, как страшный сон. Чего и вам на Новый год желаю.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x