Гражданин мира

Цивилизованные вице-дебаты

Один из ответов Пенса будет стоить ему и Трампу голосов колеблющихся в своем выборе женщин, так же как стоил Ромни и Райану в 2012 году ответ Райана во время дебатов с Байденом на похожий вопрос. Пенс сказал, что он всегда был и остается pro life, что на американском политическом языке означает, что он был и остается сторонником запрета абортов, и он гордится, что такую же позицию занимает Трамп.

Состоялись дебаты Камалы Харрис и Майкла Пенса. Сразу же скажу, что никаких сенсаций не произошло. По сравнению с дебатами Байдена и Трампа эти дебаты прошли несравненно более цивилизованно в том смысле, что Пенс в отличие от Трампа не грубил оппонентке и ведущей, не размахивал руками и реже, чем Трамп, перебивал свою оппонентку.

Однако сущность от этого не изменилась – Пенс, так же как и Трамп, уходил от ответов почти на все вопросы и вместо того, чтобы отвечать на вопросы, заданные модератором, произносил заранее припасенные заготовки на совершенно другие темы. В принципе, для дебатов это не редкость, когда их участники уходят от прямых ответов на вопросы, пытаются переключить тему, но когда отвечая на 7 вопросов из 9, один из участников дебатов говорит о чем-то, вообще не имеющем отношения к вопросу, это перебор. Пенс постоянно превышал отведенный для ответов двухминутный регламент, не реагировал на призывы модератора придерживаться регламента и после каждого ответа или реплики Харрис требовал дать ему дополнительное время для комментариев.

Камала Харрис избрала наступательную тактику, показывая провалы администрации в связи с ее неспособностью организовать борьбу с пандемией и восстановление экономики, провал в ее торговой войне с Китаем, стоившей Америке значительного увеличения торгового дефицита и потери рабочих мест. Харрис говорила о неспособности Трампа и Пенса признать вмешательство России в выборы в США и ответить на то, что Россия выплачивает вознаграждения бойцам Талибана за убийство американских солдат, о том, что администрация Трампа-Пенса испортила отношения с ближайшими союзниками. Пенс вынужден был защищаться и делал он это не убедительно, без энтузиазма, пытаясь временами выступить с теми же ложными заявлениями, с которыми выступал Трамп (например, что Байден повысит налоги для всех американцев в то время как Байден говорит о повышении налогов на доходы, превышающие $400 тысяч в год, что Байден запретит добывать в США газ и нефть, что совершенно не соответствует действительности).

Один из ответов Пенса будет стоить ему и Трампу голосов колеблющихся в своем выборе женщин, так же как стоил Ромни и Райану в 2012 году ответ Райана во время дебатов с Байденом на похожий вопрос. Пенс сказал, что он всегда был и остается pro life, что на американском политическом языке означает, что он был и остается сторонником запрета абортов, и он гордится, что такую же позицию занимает Трамп.

Цель этих дебатов для Пенса могла быть только одна – попытаться увлечь чем-то избирателей, привлечь их на свою сторону. Трамп проигрывает в ключевых штатах по всем опросам, поэтому, чтобы хотя бы сократить разрыв, нужны какие-то привлекательные идеи. Но такие идеи высказаны не были. Новых идей нет ни по одному насущному вопросу. Пенс ушел от ответа в том числе и на вопрос о том, есть ли у него и у Трампа какой-то конкретный план, как сохранить медицинские страховки десяткам миллионов американцев, которые их лишатся, если администрации Трампа удастся добиться отмены закона о доступном медицинском страховании (Obamacare) через Верховный Суд. Плана нет.

И вряд ли кто-то, кто еще до этих дебатов решил голосовать за Байдена-Харрис, после этих дебатов передумает.

Четыре года назад Пенс явно переиграл на дебатах тогдашнего кандидата в вице-президенты сенатора Кейна. Он выглядел увереннее и главное – был уверен в себе. Сегодня переиграть сенатора Харрис ему не удалось. И, хотя Пенс, уйдя от ответа на вопрос, что он будет делать, если они с Трампом проиграют выборы, а Трамп откажется признать поражение, заявил, что он уверен, что они с Трампом выборы выиграют, как раз никакой уверенности в его голосе и в выражении лица не чувствовалось.

Между тем, уже больше 5 миллионов американцев проголосовали на выборах досрочно.

Ровно год назад федеральный апелляционный суд второго округа постановил, что Трамп не может препятствовать компании Mazars в выполнении решения нью-йоркского большого жюри о том, что эта компания, готовившая в течение многих лет финансовые документы Трампа, должна предоставить прокуратуре округа Манхэттен штата Нью-Йорк налоговые декларации и другие финансовые документы Трампа. Президент оспорил это решение в Верховном Суде, заявив, что обладает абсолютным иммунитетом. В июле этого года Верховный

Суд постановил, что понятия абсолютного иммунитета президента не существует, но президент имеет право оспорить в суде повестку большого жюри на таких же основаниях, как любой гражданин. Трамп снова оспорил повестку, мотивировав свое несогласие с ней тем, что эта повестка затрагивает слишком широкий спектр документов, не относящихся к делу, расследуемому прокуратурой, политически мотивирована, и издана не для расследования дела, а исходя из недобрых намерений. Окружной суд первой инстанции эту апелляцию отклонил. В среду ее отклонил и окружной апелляционный суд, тот самый, который ровно год назад отклонил первую апелляцию Трампа по тому же делу. Адвокаты президента собираются теперь снова оспорить и это решение в Верховном Суде. Если Верховный Суд решит принять апелляцию к рассмотрению (для этого нужно, чтобы четыре судьи согласились с этим), то решения не следует ждать раньше, чем следующей весной. В чем Трамп преуспевает – это в растягивании рассмотрения своих апелляций на решения судов на годы.

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x