Конфликт

Photo by Kobi Gideon / FLASH90

Какой должна быть израильская победа

Многие израильтяне до сих пор видят в государственном "зеркале" не могущественную страну, а слабого и изнуренного мальчика из гетто, которому угрожает полное уничтожение. Но вопрос об уничтожении Израиля больше не стоит. Он снят с повестки дня благодаря тому, что Израиль постоянно продолжал развиваться и совершенствоваться, а также благодаря тому, что его противники были ослаблены своими внутренними и региональными проблемами. Давайте же обдумаем то, над чем обычно размышлять некогда – чего мы достигли, и что можем потерять.

«Вот лежат наши тела», Хаим Гури

Дани и его друзьям

И мы никогда не изменим.
Смотри: автоматы – при нас, пусть без
боезапаса.
Но – мы готовы… Еще не остыли стволы –
оружие помнит присягу до последней пули
в стволе.
Мы сделали все, что могли:
мы кровью полили наши следы –
все до последнего рядового.
И чем мы виноваты, что к вечеру этого дня
мы лежим,
и губы каждого, кто погиб,
припали к скалистой этой, этой трудной,
невыносимой земле?

Без шумных пикников, сахарной ваты и пластиковых молотков с символикой бело-голубого флага, без концертов на площадях городов и даже без фейерверков (правительство разрешило, но многие муниципалитеты решили использовать деньги на нужды пожилых людей и бедняков) Израиль отметит свой самый необычный день Независимости.

В отсутствии привычных ритуалов остается чистая радость по поводу рождения государства, ставшего национальным домом для евреев,  а также немало вопросов о том, почему наша страна стала такой, как она стала, и куда она идет дальше. Вполне возможно, что именно благодаря отсутствию шумных торжеств, споров о том, будет ли премьер выступать с речью в ходе церемонии и обычной для этого дня праздничной суеты, у всех нас будет возможность спокойно обдумать то, над чем обычно размышлять некогда – чего мы достигли, и чего можем потерять.

«Мальчик из гетто»

Для того, чтобы понять, каким чудом является Израиль, достаточно перечитать «Повесть о любви и тьме» Амоса Оза, или мемуары участников сражений в Латруне, Кастеле или Баб аль-Вад (Шаар а-Гай). В руках у защитников еврейского ишува, многие из которых никогда не держали оружие в руках до начала войны – судьбы будущей страны. Они воюют против нескольких армий, местных военизированных движений и враждебно настроенного населения.  Иорданская армия прекрасно подготовлена и оснащена, египтяне отправляют на фронт целые эшелоны (правда, не все солдаты доезжают до фронта), а местные палестинские воинские формирования действуют в хорошо знакомой местности, которую знают досконально. Чудом является и то, что СССР соглашается продать Израилю оружие через Чехословакию в 1948, и прорыв блокады на Иерусалим, и еще много обстоятельств, которые могли сложиться совсем иначе. В 1948 году Израиль был мал и слаб, в особенности в сравнении со своими арабскими соседями, которые могли похвастаться отличной армией (Иордания), большой численностью населения (Египет), прекрасной финансовой системой ( Ливан) или природными ископаемыми (Саудовская Аравия). Ни новые революционные силы, ни монархии в этих странах не понимали, почему новообразованное государство Израиль – это свершившийся факт, а не временный курьез, такой как алавитское государство, образованное в Сирии в двадцатых годах, или курдская республика Махабад (1947 год), и были намерены раньше или позже взять реванш.

С тех пор прошло 72 года, и за это время на Ближнем Востоке произошла самая фантастическая трансформация из всех возможных. «Гадкий утенок», которому приходилось выдавать своим гражданам карточки на продукты, и где незадолго до войны 1967 года были убеждены, что эта война станет последней в истории молодой страны – потому что государство будет уничтожено арабскими армиями, стал гордым и уверенным в себе лебедем. Население Израиля значительно увеличилось, армия стала одной из сильнейших в регионе, а в экономическом плане «лебедю» удалось оставить далеко позади всех своих соседей, за исключением разве что стран Залива, где «черное золото» фонтаном бьет из под земли. Между тем, состояние всех тех стран, которые воевали против Израиля в 1948, 1967 и 1973 году значительно ухудшилось. Сирия была разрушена кровопролитной гражданской войной и диктатурой Асада, население Египта перевалило за 100 миллионов человек, и правительство ежедневно ломает голову над вопросом о том, как всех накормить. Ливан стал банкротом, Иордания борется за выживание а Ирак фактически перестал быть единой страной. 72 года спустя Израиль сотрудничает с Египтом в Синае, где бушует исламский террор, обменивается развединформацией с Иорданией, и регулярно наносит удары по иранским целям в Сирии и Ираке.

И все же, несмотря на все эти обстоятельства многие израильтяне до сих пор видят в зеркале не могущественную страну, а слабого и изнуренного мальчика из гетто, которому угрожает полное уничтожение. Разумеется, на фоне постоянно маячит Иран и его ливанские, иракские и сирийские прокси, а также палестинские террористические организации, однако вопрос об уничтожении Израиля больше не стоит. Он снят с повестки дня благодаря тому, что Израиль постоянно продолжал развиваться и совершенствоваться, а также благодаря тому, что его противники были ослаблены своими внутренними и региональными проблемами. Нельзя одновременно гордиться своими достижениями и могущественной армией и утверждать, что каждый камень и каждая ракета, брошенная из Газы грозят нам полным уничтожением.

«Еще одна такая победа и мы погибли»

В правом лагере часто жалуются, что Израиль перестал выигрывать войны. Несколько лет назад в Кнессете даже было создано лобби под названием «За Израильскую победу».  Есть ли истина в этом утверждении? И да, и нет.

Между всеми израильскими победами существует огромная разница: в 1973 году Израиль был застигнут врасплох египетским нападением, неправильно истолковав информацию, которую передавала разведка, и понес огромные человеческие потери.  И все же, можно считать, что из этой войны он вышел победителем, потому что после войны стороны начали переговоры о мире, которые в итоге завершились мирным соглашением. Между тем, в 1967 году Израиль одержал блистательную военную победу, разгромив своих врагов, однако нерешенный вопрос о судьбе палестинских территорий, который тогда был отложен «на потом» продолжает беспокоить, как запущенный нарыв, который в любой момент может открыться и угрожать  всему организму. Если после военной операции или войны не следует дипломатия, и новые условия, возникшие после витка насилия не используются для того, чтобы установить мир, или хотя бы долгосрочное затишье – можно считать, что победы на самом деле не было.

Можно ли выиграть войну у гражданского населения, жизнью которого ты сам и управляешь?  Можно ли аннексировать территории, где проживает это население, и объявить о своей победе без того, чтобы был найден компромисс? Можно ли пойти на одностороннее размежевание, в надежде на то, что дальше пусть «само все образуется» и дать таким образом фору террористическому движению, которое сразу приписало победу себе?  Да, технически Израиль сегодня может ликвидировать всех глав ХАМАСа, нанести удар по иранским атомным объектам и свергнуть пару враждебных арабских режимов. Принесет ли это мир или еще одну войну, вот в чем вопрос. Как сказал эпирский царь Пирр – «еще одна такая победа и мы погибли».

Сегодня, когда вопрос об аннексии тех или иных частей Западного Берега вновь стал актуальным и животрепещущим, очень важно понять, чем Израилю может обернуться такая «победа». Среди возможных последствий – разрыв мирного договора с Иорданией, ухудшение в отношениях со странами ЕС – самым крупным торговым партнером Израиля, а также с арабскими странами, с которыми в последнее время были налажены важные связи в сфере борьбы с Ираном, новый виток насилия на территориях и возможный коллапс Палестинской Автономии, но самое главное – это создание нового, двунационального государства, где евреи более не будут большинством, и где у разных групп населения будут разные права: одни будут гражданами с полными политическими и гражданскими правами, а другие ими не будут никогда.

Сегодня Израилю больше, чем когда-либо нужна еще одна победа в стиле Кэмп-Дэвидских соглашений. Договор, который обеспечит мир на границах и ту или иную форму сотрудничества, хоть и ограниченного в сфере безопасности и экономики может стать такой победой. Аннексия же будет преподноситься как величайшее достижение нашего руководства, но по сути будет похожа на троянского коня, который на самом деле представляет существенную угрозу.

За 72 года Израиль проделал нелегкий путь, от маленького мальчика из гетто до загорелого и уверенного в себе солдата-сабру, от слабой и уязвимой страны до региональной державы. Мы научились наносить мощные удары по противнику и всем регионе прекрасно об этом осведомлены. И все же,  одного только оружия не хватает для полной победы. Израилю больше чем когда-либо нужен новые мастера дипломатии, достаточно уверенные в себе, для того, чтобы достигнуть приемлемого компромисса. Возможно, кому-то дипломатия может показаться менее блестящей и выразительной, чем бряцание оружием, и все же, это именно то, что необходимо нашей стране, чтобы не потерять то, что было создано здесь за прошедшие 72 года, не повторить судьбу древних еврейских царств.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x