Гражданин мира

Иллюстрация: Похороны жертв чумы в Турне. Фрагмент миниатюры из хроники Жиля Ле Мюизи, XIV век

В эпоху коронавируса евреям беспокойно

В кризисных ситуациях людям свойственно бросаться на поиски козлов отпущения. На сакраментальный вопрос «Кто виноват?» могут последовать самые неожиданные ответы: летучие мыши, Трамп, китайцы, Обама, круизные линии, вакцинация, журналисты, либералы, врачи-убийцы, инопланетяне... Но история подсказывает, что в условиях глубокой общественной травмы рано или поздно последует и вполне ождаемое объяснение истоков проблемы: евреи виноваты.

В 1348 году на Европу обрушилась неслыханная пандемия чумы. В течение нескольких лет «Черная смерть» унесет жизни миллионов и радикально изменит социальный и экономический ландшафт континента. Хоть присутствие смерти было неотъемлемой частью повседневности и в более спокойные годы позднего средневековья, чума сделала ее вездесущей: о смерти писали, ее изображали, ее ожидали, ее жаждали, ее проклинали, ей поклонялись, о ней «помнили». И еще, европейцы пытались понять и объяснить эту нежданную беду. Откуда она пришла? Зачем? За что? Ну и рано или поздно возникали неизбежные вопросы: А кто же это все-таки сделал? Кто за этим стоит? Ну не прибывшие же на корабле из Крыма крысы в самом деле…

Загадка быстро разрешилась к всеобщему удовлетворению: виноваты были евреи. По Европе распространились слухи о том, что евреи, проживавшие изолированно от христиан, не заражались чумой, что они будто бы наживались на несчастье, обрушившемся на их соседей. Более того, они якобы отравляли колодцы. Последнее обвинение оказалось особенно популярным и подтверждалось показаниями арестованных членов еврейской общины, которые под пыткой признавались в самых невероятных преступлениях. Погромы начались практически с момента появления чумы. В апреле 1348 года в Тулоне был разгромлен еврейский район и сорок жителей были убиты. Зверские расправы над евреями прокатились по Европе: бойни происходили в Барселоне, в Эрфурте, в Базеле, в Арагоне… 14 февраля 1349 года горожане Страсбурга сожгли живьем несколько сот евреев. К весне 1349 года еврейские общины во Франкфурте, Майнце и Кельне были полностью уничтожены. К концу года погромы докатились и до ганзейских городов на балтийском побережье; тысячи евреев нашли прибежище в Польше и Литве, где их в конце концов взял под свое крыло король Казимир III.

К 1351 году чума отступила, но осадок, как говорится, остался. В воспаленном воображении поколений антисемитов евреи будут прочно ассоциироваться со страхом заражения и биологической опасностью. История расизма неизменно связана с физиологической неприязнью. Чужие воспринимаются не просто чужаками, но кем-то физически неприятным и отталкивающим. Чужаки часто «вонючие», они «дурно пахнут», они «распространяют заразу»… Именно в таких тонах отзывался о рафинированной еврейской интеллигенции Вены мэр столицы Австро-Венгрии Карл Лугер, о котором позже с благодарностью писал некто Адольф Гитлер. Для Гитлера же биология превалировала над остальными соображениями – его ненависть к евреям была, так сказать, зоологической, и в этой паталогии смешались и фиксация на еврейской сексуальности, и брезгливость по отношению к «еврейскому телу», и страх еврейской крови. В русском бранном фольклоре также нашлось место для сугубо физиологического антисемитского термина – «жид пархатый», т.е. человек, страдающий от особенно неприятного кожного заболевания.

Разумеется, зацикленность на физиологии и сексуальности свойственна не только антисемитам, но и расистам всех мастей – от куклуксклановцев американского Юга, до экстремистов Хуту в Руанде, вырезавших в 1994 году около миллиона своих сограждан народности Тутси (в пропагандистских передачах, транслировавшихся на радиостанции экстремистов, Тутси иначе как «грязными тараканами» не назывались). Те из нас, кто вырос в условиях распропагандированной на весь мир, но увы, далекой от совершенства «дружбы народов», помнят, что в коммунальных или армейских  разборках рано или поздно возникал момент, когда конфликт терял свою изначальную составляющую и переходил в спор (а порой и мордобой), мотивированный взаимной неприязнью по поводу вкусов, запахов и понятий гигиены.

Не бывает удачного времени для пандемий, они всегда не вовремя. Тем не менее с точки зрения исторической связи между эпидемиями и антисемитизмом, нынешний момент в американской истории особенно неудобен. Коронавирус поразил общество, раздираемое враждой между различными группами и идеями идентичности и парализованное противостоянием между одиозной администрацией и перманентно взбешенной оппозицией. С самого начала обе стороны обвиняли оппонентов в антисемитизме, и, на мой взгляд, у обеих сторон были на это основания. Еще в 2015 году кандидатура Трампа привлекла к себе восторженное внимание расистов и антисемитов, которые связывали с ним надежды на возрождение мифической белой расы, якобы затравленной борцами за социальную справедливость. Трампа с энтузиазмом поддерживали и продолжают поддерживать и Ку Клукс Клан, и идеологические белые националисты типа Ричарда Спенсера. Журналисты, госслужащие или политики еврейского происхождения, выступающие против Трампа, неизбежно подвергаются антисемитским нападкам и угрозам физической расправы со стороны фанатов президента США. В августе 2017 года маршировавшие в Шарлотсвилле белые националисты и нео-нацисты (многие из них откровенные сторонники Трампа) скандировали «Евреи нас не заменят!» Нападения на еврейский центр и синагоги в Канзас Сити, Питтсбурге и Калифорнии были совершены людьми, воодушевленными риторикой Трампа. Нескончаемое подзуживание против мусульман и иммигрантов вдохновило правых экстремистов на массовые расстрелы в Новой Зеландии и Техасе. Казалось бы, все ясно. И в принципе, действительно, ничего особенно сложного тут нет – среди самых преданных поклонников президента Трампа пруд пруди расистов и антисемитов. Эта косноязычная  риторика – риторика ненависти. Но… есть ньюансы.

Проблема в том, что Трамп и его адмнистрация позиционируют себя как самые преданные друзья и защитники Израиля, и это присходит в то время (и совпадение это, я думаю, далеко не случайно), когда отношение к Израилю с левой стороны политического спектра становится все более критическим. Критика эта во многих случаях совершенно закономерна, но критикующих периодически заносит, и порой заносит довольно далеко – как например, не гнушающуюся конспирологией члена Конгресса из Миннесоты Ильхан Омар или ее коллегу из Мичигана Рашиду Тлаиб. На университетских кампусах произраильски настроенным студентам нередко приходится сталкиваться с  враждебностью и даже травлей. Порой критика политики государства Израиль переходит невидимую границу между критикой и откровенной конспирологией, причем фразеология и эстетика антиизраильских выступлений удивительно напоминают антисионистские перлы советской пропаганды. Критикуйте Израиль на здоровье, но зачем же распространять слухи о том, что израильские солдаты якобы специально убивают палестинцев для того, чтобы собирать для медицинских экспериментов и на продажу органы погибших? Ну, или стоит ли бойкотировать израильские фильмы, концерты и научные конференции? Стоит ли бойкотировать израильских коллег, правозащитников, людей науки и искусства, многие из которых в принципе желают того же, чего и вы? Одно дело бороться за справедливость и права палестинцев, другое –  помещать целое общество (сложное, неоднозначное, разнообразное) в карантин, изолировать его, как источник заразы… Короче, мы вернулись к биологии. А жаль.

Месяцы перед пандемией были в США тяжелыми: страну сотрясал импичмент, раскол в обществе углублялся, нарастала предвыборная гонка. Нет, по утрам уходящие на работу не находили на лестничных площадках мертвых крыс, но были другие предвестники апокалипса – не совсем по Камю, но были. Лично для меня такими предвестниками стали зашкаливающие по своей жестокости и кровавости нападения на ортодоксальные еврейские общины в моем городе (Джерси Сити) и в городке Мoнси штата Нью Йорк. Им предшествовали несколько странных месяцев, в течение которых практически еженедельно происходили хулиганские нападения на евреев-ортодоксов в Бруклине: в людей плевали, их заваливали на асфальт и избивали ногами, пожилому еврею, мирно бредущему по улице, разбили лицо кирпичом, выбив все зубы…

Реакция общества, вернее той части социума, которая мне наиболее близка политически, на эти кровавые расправы лично меня насторожила и, честно говоря, расстроила. И в Джерси Сити, и в Монси нападавшие были афро-американцами и при этом людьми с тяжелым прошлым и очевидными психологическими проблемами. Т.е. в данном случае убийцы евреев вышли из той группы населения, многие представители которой до сих пор страдают от наследия и повседневности американского расизма и ограниченных возможностей «вырваться». Молчание по поводу нападений и убийств со стороны многих моих коллег и знакомых было оглушительным. Честные, порядочные, умные, добрые, образованные, высокоморальные и достаточно привилегированные люди явно не знали, как себя позиционировать. Эти зверства, увы, не вписывались в удобные матрицы добра и зла. Как быть, когда жертвы системы совершают злодеяния? Как быть, когда авторами кровавого антисемитского беспредела не являются сторонники ненавистного президента-расиста? Как на это реагировать? Адекватного ответа на этот вопрос я так и не получил. Не удивительно, что многим евреям опасность теперь мерещится со всех сторон.

И все это составляет важный контекст, в котором и разворачивается нынешняя пандемия. Историческая память глубока, а лихорадка от коронавируса усугубляется лихорадкой в обществе, которое трясет накануне предстоящих выборов и на фоне аберрантного (отклоняющегося от нормы — прим. редакции РеЛевант) и некомпетентного президентства. В кризисных ситуациях людям свойственно бросаться на поиски козлов отпущения. На сакраментальный вопрос «Кто виноват?» могут последовать самые неожиданные ответы: летучие мыши, Трамп, китайцы, Обама, круизные линии, вакцинация, журналисты, либералы, врачи-убийцы, инопланетяне…

Но история подсказывает, что в условиях глубокой общественной травмы рано или поздно последует и вполне ождаемое объяснение истоков проблемы: евреи виноваты. Именно поэтому так важно однозначно и быстро реагировать на необоснованные слухи. Именно поэтому мэр Нью-Йорка Билл де Блазио проявил глупость и безответственность, когда он начал публично угрожать всей «еврейской общине» за несоблюдение карантина, хотя виновниками нарушений являлись представители отдельно взятой группы евреев-ультраортодоксов в Бруклине. Именно поэтому необходимо оперировать научно обоснованными фактами и относиться с уважением к мнению экспертов. Опасность президентства Трампа как раз и заключается в том, что оно обесценило понятие правды и продолжает поощрять миллионы людей относиться с презрением к образованию и науке. Когда научно обоснованное видение мира подменяется антиинтеллектуальным популизмом и конспирологией, евреям, как говорится, пора паковать чемоданы. Только в условиях глобальной пандемии и самоизоляции податься, боюсь, уже некуда.

Автор — профессор истории  университета Ситон Холл (США)

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x