Женская территория

Протест женщин против насилия. Фото: Tomer Neuberg/Flash90

Вирус насилия: женщины выступают против

Изоляция для многих женщин оказалась более опасной, нежели сам вирус. «Мы, - сказала Наила Авад, руководитель организации «Женщины против насилия», - находимся в скороварке, которая скоро взорвется...» Все 23 женских организации Израиля, взволнованные событиями последних месяцев,  объединились и решили провести 1 июня Женский марш.

Как минимум восемь женщин погибли от рук своих партнеров и родственников в период карантина, а с начала года их уже одиннадцать. Сотни подвергаются насилию, и физическому, и психологическому. По данным министерства социального обеспечения, после введения карантина на горячую линию для подвергающихся насилию в семье стало поступать в четыре раза больше звонков. Как минимум две женщины покончили с собой из-за домашнего насилия. Газета «Гаарец» опубликовала рассказы операторов горячей линии, которые пытались «поймать» критические случаи на грани суицида. Получалось это не всегда. 30-летняя израильтянка А., мать 18-месячного ребенка обращалась в суд с просьбой оградить ее от ее мужа, но после получения ограничения она выбросилась из окна – слишком боялась ответных действий мужа.

В другом случае мать троих детей позвонила на горячую линию организации ERAN (Израильская организация душевной поддержки по телефону, телефон 1201) и рыдая, сказала, что боится возвращаться домой, где находится муж в состоянии агрессии.

Десятки, сотни звонков в эти дни создавали картину удручающую: изоляция будто разбудила демонов, а социальная дистанция сделала опасность незаметной до самого последнего момента. Вот лишь несколько громких случаев гибели женщин от рук их партнеров и родных:

15 марта: женщина, 50 лет, коренная израильтянка, застрелена мужем на улице в Ришон ле Ционе, причина неизвестна

17 апреля – женщина, 48 года, израильтянка арабского происхождения, застрелена дома родственником в Лоде, причина неизвестна

28 апреля – Мествал Алазе, 31 год, зарезана мужем в Холоне, который ранее был осужден за домашнее насилие, но после 10 месяцев тюрьмы освобожден досрочно, причина — ревность

3 мая – Татьяна Хайкин, 50 лет, репатриантка из Украины, в Израиле жила почти 30 лет, за две недели до того, как тело было найдено, зарезана  и расчленена мужем в Бат-Яме, муж ранее был осужден за домашнее насилие, отсидел 6 месяцев. Сознаваясь в убийстве, был пьян

3 мая – женщина, 38 лет, зарезана мужем, в браке 4 детей, причина неизвестна

16 мая – Майя Вишняк,  22 года, студентка Бар-Иланского университета, задушена бойфрендом в Рамат Гане, который при этом еще ранил собственную мать, находился под действием наркотиков

Изоляция для многих женщин оказалась более опасной, нежели сам вирус. «Мы, — сказала Наила Авад, руководитель организации «Женщины против насилия», — находимся в скороварке, которая скоро взорвется…»

Протест женщин против насилия. Фото: Tomer Neuberg/Flash90

Как среагировало на небывалый взлет домашнего насилия государство? Было объявлено, что впервые за 15 лет открылось новое убежище для женщин, подвергающихся насилию в семье. И все. Но для того, чтобы остановить домашнее насилие необходимы решения, усилия государства и средства. Необходима образовательная работа, социальная реклама, механизмы надежной защиты женщин, ужесточение наказаний, контроль над оружием и так далее. Если государство в состоянии заблокировать целую страну в своих домах за один день, то почему оно не может блокировать мужчин, которые проявляют агрессию в семье?

Оказывается, еще в  2014 году вопрос противодействия насилию в семье обсуждался в специальном комитете, который предоставил рекомендации правительству в июне 2016 года. Тогда министр труда и социального обеспечения приказал учредить еще один комитет по разработке программы действий. И в июле 2017 года правительство приняло основную программу по предотвращению насилия в отношении женщин, указав, что ее надо выполнять как можно скорее. В этой программе было много изменений: и в полиции, и в образовании, в социальной работе.  Единственное, чего не было – обещанного бюджета.  С той поры были убиты 73 женщины.

Для того, чтобы выйти из болота комитетов и обещаний и получить обещанные на программу деньги все 23 женских организации Израиля, взволнованные событиями последних месяцев,  объединились и решили провести 1 июня Женский марш.

Иллюстрация: страница фейсбука מצעד הנשים

«Миллионы шекелей тратятся на придуманные министерства, — написано на странице марша, — а 250 миллионов шекелей на программу по предотвращению бытового насилия – государство найти не может. Тридцать пять министров и ни одного, кто позаботился бы о нас… Убийство – это вершина айберга. Под ней – домогательства на рабочем месте или оскорбления дома, неравноправие в зарплате, оскорбительные комментарии, дискриминация по признаку пола, которую мы чувствуем каждый день и повсюду».

«Мы, — говорит феминистка Анат Нир, — невидимые жертвы коронавируса. Мы составляем большинство тем, кто был уволен. Мы заботимся о детях и больных. Мы – социальные работники и учителя, мы медсестры и врачи…»

Женщины и мужчины публикуют на странице Марша фотографии с открытой ладонью, на которой написано «Я марширую». Они пишут:

«Если мы будем там все вместе, мы можем изменить ситуацию» (Рути Кляйн).

«Безопасность – это не только подводные лодки и танки, это безопасность дома, на улице, на рабочем месте» (Эран Ниссан).

А Хила, мать погибшей 16 мая Майи Вишняк пишет: «Если это случилось с нами, может случиться с каждым. Из катастрофы, которая на нас обрушилась, мы решили выйти с посланием надежды и перемен, чтобы этот ужас не коснулся других. Наша Майя, свободная душа, научила нас, что нет ничего невозможного…»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x